«Большой двадцатки» больше нет

О чем не договорились на саммите G20 в Гамбурге

Барьеры в мировой торговле останутся, Парижское соглашение по климату пересмотру не подлежит, но США в нем больше нет, и непонятно, должны ли теперь другие страны ужесточать нормы по выбросам газа. Таков итог работы стран «большой двадцатки» в Гамбурге, которая с учетом протекционистской политики Дональда Трампа больше стала похожа на клуб «19+1».


Из четырех вопросов, вынесенных в повестку состоявшегося 7–8 июля саммита стран «большой двадцатки», только по двум итоговые решения были приняты без проблем.

Первый — лидеры договорились активнее инвестировать в экономику африканских стран. Чтобы уменьшить потоки мигрантов, бегущих от нищеты и нарушающих покой бюргеров по обе стороны океана.

Второй вопрос, принятый без большого сопротивления самих участников, — изучение влияния цифровой экономики на занятость. В частности, стороны договорились поддерживать свободный обмен информацией при соблюдении прав конфиденциальности и защиты интеллектуальной собственности, способствовать развитию электронной торговли.

Россия не дождется отмены санкций

Но по двум ключевым вопросам повестки саммита, ради решения которых, собственно, и затевалось грандиозное мероприятие в немецком Гамбурге, стороны не только не продвинулись, но даже, можно сказать, сделали шаг в обратном направлении.

Эти два вопроса — борьба с протекционизмом и изменением климата.
   
По словам российского министра экономического развития Максима Орешкина, большинство глав государств выступили сторонниками снятия ограничений для торговли.

Тогда как президент США Дональд Трамп предъявил претензии всем присутствующим лидерам. Он сообщил, что «дефицит торгового баланса США составляет около $800 млрд в год» и ответственность за это во многом лежит на странах, которые сидели «с ним за столом».

По выражению Орешкина, когда на сессии слово взял Владимир Путин, он «немножко, так сказать, вернул» Трампу. Путин спросил, о какой именно справедливости в мировой торговле можно говорить, когда есть финансовые и торговые ограничения? Так изложил Орешкин позицию главы России.

Орешкин также отметил, что для саммита «двадцатки» ранее был подготовлен отчет: какие страны вводили ограничения и сколько в итоге ввели. С октября 2016 года в списке «сильно лидируют США» — отчет выявил в американской экономике 30 таких ограничений.

«Россия в этом списке находится ближе к концу, всего пять таких мер было применено», — рассказал на брифинге министр.

Орешкин не смог ответить на вопрос, согласуют ли лидеры договоренность о необходимости снятия ограничений для торговли. Санкции как один из механизмов ограничений лидеры тоже открыто не обсуждали, только косвенно, добавил министр.

Позже корреспондент «Газеты.Ru» задал вопрос второму участнику сессии — министру финансов Антону Силуанову: действительно ли переговоры в экономической части саммита по снятию торговых барьеров провалились и протекционизм победил? Силуанов ушел от прямых оценок.

«Я думаю, что тема протекционизма и его негативных последствий найдет отражение в итоговом документе саммита, и это будет основой для дальнейшего обсуждения этой темы, для дальнейшего убеждения наших партнеров в том, что протекционизм — это минус для мировой экономики», — ответил Силуанов.

И добавил, что «решение состоит в стимулировании экономического роста».

Итог саммита в части снятия барьеров для торговли — декларация без намека на прогресс. «Мир нуждается в сильных, эффективных и представительных глобальных экономических и финансовых институтах. И мы продолжим работу над их укреплением», — говорится в коммюнике.

А потом Трамп встал и ушел

С фиксацией обязательств по климату на саммите получилось все еще хуже, чем с мировой торговлей. Парижское соглашение по климату, напомним, было подписано в 2015 году вместо исчерпавшего свой срок Киотского протокола. Страны условились не допустить повышения средней температуры на Земле более чем на 2 градуса по Цельсию по сравнению с доиндустриальной эпохой.

Главные по загрязнению воздуха

Первое место по выбросам в атмосферу углекислого газа занимает Китай с 9,1 млрд тонн ежегодно (27% от всех антропогенных выбросов СО2 в целом). Этот показатель вырос на 300% начиная с 1990 года. На втором месте находятся США с 5,3 млрд тонн (16% соответственно). Далее следуют Индия с 2,2 млрд тонн и Россия с 1,5 млрд тонн. По сравнению с показателями 1990 года Россия сократила количество выбросов в атмосферу на 34%, Индия прибавила 276%, а страны Евросоюза снизили показатели на 20% (сейчас ЕС суммарно выбрасывает 3,5 млрд тонн углекислого газа).

Трамп, как известно, считает глобальное потепление мистификацией. За месяц до G20 Трамп объявил о выходе США из соглашения по климату, полагая, что ограничения по использованию углеводородов будут сдерживать экономический рост и обернутся для американцев потерей 2,7 млн рабочих мест. Что мало поможет сделать «Америку великой снова», как он ранее обещал избирателям.

Позиция США по климату состоит в том, что нужно развивать энергетику, в том числе углеводородную, что позволит обеспечить экономический рост. Вопросы экологии второстепенны для Трампа, изложил министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской позицию лидера США.

«Вот как были акценты расставлены. После этого господин Трамп встал и ушел», — пояснил Донской.

Трамп, кстати, ушел на встречу с Путиным, который и вовсе пропустил климатическую сессию.

«Газета.Ru» задала Донскому вопрос о том, имеется ли у Ангелы Меркель план «Б», раз уж Трамп как представитель крупнейшей экономики мира провалил дальнейшую реализацию плана по сдерживанию вредных выбросов в атмосферу.

«Будут задействованы новые механизмы, которые будут компенсировать выход из соглашения крупного эмитента парниковых газов, это целая процедура, на несколько лет», — ответил министр.

Еще на один уточняющий вопрос, придется ли ужесточать нормы по выбросам газа для других стран в связи с выходом США из соглашения, Донской ответил, что рано делать предположения: «Пока нормы находятся на уровне сегодняшних оценок. Все страны нацелены поддерживать и развивать Парижское соглашение с учетом специфики каждой страны».

Во время саммита президент России Владимир Путин пообещал выполнять взятые на себя Россией обязательства. Он считает, что «причины изменения климата все-таки пока неизвестны», но сказал, что «у нас решение принято по этому вопросу и мы намерены их (Парижские соглашения. — «Газета.Ru») исполнять». После окончания саммита Путин добавил, что «климат является серьезным вопросом» и что «Меркель смогла привести участников к хорошему компромиссу».

В итоговом документе саммита по климату отмечено, что позиция США принята к сведению, но «Парижское соглашение не подлежит пересмотру».

Из прений по результатам саммита можно сделать вывод, что «большой двадцатки» больше нет. Есть «19+1». Потому что весь эффект от встречи лидеров сводится к тому, что страны без США продолжат работать над тем, о чем так и не смогли договориться с Дональдом Трампом.

Рустем Фаляхов (Гамбург), Иван Жуковский

газета.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости