Большие приключения маленькой подушки

О том, как незначительные предметы становятся героями настоящих книг

Однажды мы с детьми были в гостях. Даже можно сказать, что нас пригласили на новоселье. Квартира сияла новизной, все там пахло деревом, лаком, и плафоны идеально чистые. Дети торжественно сидели на диване, опустив ножки вниз, ответственно осознавая, что прыгать на этой мягкой конструкции рановато. Моему сыну Филиппу было тогда чуть больше года, но на лице его читалось наслаждение от пребывания в этом доме, наполненном счастливыми ожиданиями следующего жизненного этапа. Я видела, как ему хотелось найти в этом интерьере что–то особенное для себя. А может, это я придумала.

Филипп практически сразу заприметил эту клетчатую подушечку, похожую на маленького аккуратного пижона, состоящего из двух ушек, двух маленьких ножек и двух бочков, один клетчатый шерстяной и довольно колючий, а другой идеально ласковый, сшитый из атласной ткани. Сынок долго гладил ручками то одну, то другую сторону подушки, а потом прилег на ее атласный бочок и сладенько задремал.

Ясное дело, ушли мы из гостей с подарком — с этой подушечкой. Оказалось, что ее сшила бабушка дочки хозяйки, то есть ее мама, и с тех самых пор Филипп не расстается с пузатеньким пижоном, искренне считая, что он — девочка по имени Бубка (это только мне могло показаться, что подушка может быть парнем). Иногда мы берем Бубку с собой на прогулку, но оставляем ждать в машине, и мне приходится экстренно придумывать повод, почему подушке нельзя ходить по лужам. Моя аргументация тут же становится целой историей. Легендой. Сказкой. Иначе ведь слезы — хочу, чтобы Бубка гуляла с нами. Ну куда ей гулять?! Она и так порой сопровождает нас в путешествиях. И ходит в гости. И зимой, бывает, болеет, тогда пьет много ромашкового чая и поправляется. Чтобы она не испачкалась, мы надеваем на Бубку наволочку. Но только зеленую. Однажды я надела желтую, вышел ужасный скандал. Филипп стоял в слезах и объяснял, что так с Бубкой нельзя, она ненавидит желтый цвет.

— А синий? А красный?

— Неужели даже розовый ненавидит?! — возмутилась Даша, моя дочь и старшая сестра Филиппа.

Малыш сидел на полу и разводил руками:

— Тока зиеный!

В конце концов пришлось стирать и сушить утюгом зеленую наволочку. А как иначе...

Полгода назад Филипп стал просить, чтобы я рассказывала ему на ночь сказки из жизни Бубки.

Так появился на свет цикл устных произведений «Большие приключения маленькой подушки».

Я их даже не записывала, но теперь буду, потому что получается довольно забавно. Иногда вместо сна мы просто хохочем в темноте. Иногда жалеем Бубку. А однажды история закончилась тем, что Бубка с Лисичкой пили малиновый чай с яблочным пирогом. Возникла пауза, прерванная требовательным мальчиковым голосом:

— Хочу малиновый чай! С пирогом!

Пришлось выкручиваться. Зато с сюжетами для сказок проблем нет. Филипп сам заказывает: как Бубка промокла, но не от воды. Или как Бубка боялась и чего. Где спрятались ее друзья, и что подарили ей в день рождения. Одним словом, вот так в мою жизнь вошла подушечка, и, как говорится, я даже не представляю, как мы без нее раньше жили.

Но самым неожиданным был отклик на мой рассказ о Бубке в Фейсбуке, потому что мне до сих пор пишут истории из жизни обычных вещей, которые приходили в жизнь людей еще в детстве и сопровождали их.

«У меня был двухлетний друг семьи, он так детский пледик полюбил, называл его Ниточка (в нем дырка была и нитка торчала) и всюду носил и возил с собой, даже в армию хотел взять».

«И у моего сына Марка тоже есть пушистый пледик (правда, имени у него нет), но ему совсем не стыдно с ним везде до сих пор ездить, хоть он и подросток уже».

У меня самой была плюшевая ворона, невероятного алого цвета. Я ее особенно полюбила после того, как мой сосед–хулиган хотел ударить меня этой птицей. Схватил Каркушу за клюв, замахнулся и... клюв остался у него в руке, а мохнатое невероятного кислотного цвета тельце полетело прямо в секцию — дорогая хрустальная ваза была сметена на пол, разбившись вдребезги. Моего обидчика сильно наказали, это плюс к тому, что он еще и руку вывихнул. Я пришила Каркуше нос как могла, зелеными нитками, так она еще долгие годы служила мне ангелом–хранителем, наблюдая все мои приключения и напоминая, что всегда готова поддержать меня в самых смелых авантюрах.

В конце концов, мне написала иллюстратор из Нью–Йорка и попросила прислать ей несколько историй про подушку, чтобы мы начали работу над детским проектом. Так маленькая подушечка, сшитая обычной белорусской бабушкой, возможно, станет героиней самой настоящей книги. Потому что во всем мире, кроме больших политических интересов, которые делят нас на лагеря и группы, есть еще обычные человеческие радости. Общие для всех.

Т.С.

sulimovna@rambler.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?