Больше жизни они любили Отчизну

«ЮНЫЕ герои были такими же, как все наши советские дети: с виду скромными и обыкновенными... Люди, которые жили рядом с ними, рассказывали мне, что любили они еще с детства песни слушать и сами любили петь. Небо синее, солнце любили, наши бескрайние леса. Чистую, быструю речку Оболь любили. Весной половодье и дождик теплый любили. Школу свою любили. Книги, глобус... Костры пионерские и походы, крепких, верных товарищей, дружбу чистую любили. Жизнь любили! Но больше жизни любили Отчизну!» Ефросинья ЗЕНЬКОВА, Герой Советского Союза

Накануне 70-летия подвига белорусских молодогвардейцев – патриотов комсомольского подполья журналисты «БН» посетили музей в городском поселке Оболь Шумилинского района

«ЮНЫЕ герои были такими же, как все наши советские дети: с виду скромными и обыкновенными... Люди, которые жили рядом с ними, рассказывали мне, что любили они еще с детства песни слушать и сами любили петь. Небо синее, солнце любили, наши бескрайние леса. Чистую, быструю речку Оболь любили. Весной половодье и дождик теплый любили. Школу свою любили. Книги, глобус... Костры пионерские и походы, крепких, верных товарищей, дружбу чистую любили. Жизнь любили! Но больше жизни любили Отчизну!» Ефросинья ЗЕНЬКОВА, Герой Советского Союза

Первое, что взяло за душу в музее Обольского комсомольского подполья, — это воссозданный учебный класс, из которого подростки шагнули в огненное и беспощадное горнило войны. Еще вчера они сидели за партами под строгим взором Ленина и Сталина с портретов над школьной доской, жили детскими заботами, тянули руки, чтобы получить хорошую оценку. Закончив последнюю четверть в 1941 году, ребята так и не успели порадоваться долгожданным летним каникулам. С началом фашистской оккупации ученики 7—10-х классов поняли, что беззаботное время кончилось. Нужно давать отпор врагу, беспощадно топчущему коваными сапогами белорусскую землю. Определиться с правильным выбором старшеклассникам помогла Ефросинья Зенькова. Двадцатилетняя девушка вернулась в родную деревню Ушалы из Витебска, где работала на фабрике «Знамя индустриализации» и училась в швейно-текстильном техникуме. Именно ей представитель Сиротинского подпольного райкома партии поручил создать и возглавить комсомольскую организацию «Юные мстители». Кроме обольских старшеклассников, подпольщиками стали ребята из деревень Ушалы, Зуи, Мостище и Ферма. В организацию вступили девятиклассники Мария Лузгина, Илья Езовитов, Зинаида Лузгина и Нина Давыдова, восьмиклассницы Мария Дементьева и Нина Азолина, семиклассницы Валентина Шашкова и Мария Хребтенко, ленинградская школьница-пионерка 3инаида Портнова и другие ребята постарше. Вскоре все собрались в доме родителей Ефросиньи Зеньковой, который на целый год станет конспиративной квартирой (мемориальные вещи из него сейчас хранятся в музее). Юные подпольщики решили достать радиоприемник и организовать распространение сводок Совинформбюро, уничтожить телефонную связь между Полоцком и обольской комендатурой.

Вечером этого же дня члены организации встретились с группой партизан и были зачислены отряд им. К. Е. Ворошилова бригады им. В. И. Ленина. Там они приняли присягу на верность Родине. Молодым людям было предложено найти работу в немецких учреждениях. В частности, Нине Азолиной удалось получить должность переписчицы в комендатуре, Зине Портновой и Нине Давыдовой — в офицерской столовой, другим ребятам — на железнодорожной станции, торфяном, кирпичном и льняном заводах. Благодаря этому партизаны регулярно получали сведения обо всем, что происходило в Оболи. Наиболее важными были данные о передислокации живой силы и военной техники противника.

— Самый старший из «Юных мстителей» по возрасту, двадцатитрехлетний Николай Алексеев, работал сцепщиком вагонов, — рассказывает сотрудница музея Обольского комсомольского подполья (филиал Шумилинского историко-краеведческого музея) Лёля Лузгина. — Вместе с товарищами он заинтересовался, почему три дня подряд на станцию прибывают эшелоны с платформами, груженными тюкованным сеном. Ведь армии рейха оно было без нужды. Не без участия подпольщиков сено начало тлеть и задымилось. Немцы стали разбрасывать тюки, и под ними ребята увидели спрятанные танки. Через связного сообщение ушло в отряд, а затем по рации — на Большую землю. Ночью советская авиация разбомбила вражеские эшелоны. Подобное повторилось, когда на станцию прибыл эшелон с горючим. Правда, тогда Оболь лишилась и двухэтажного исторического здания железнодорожного вокзала, построенного в 1866 году.

Подпольщики активно распространяли среди жителей поселка и соседних деревень листовки, помогали окруженцам связаться с партизанами. В августе 1942 года организация понесла первые тяжелые потери. В руки фашистов попали сестры Лузгины из деревни Мостище. Девятиклассница Мария писала памфлеты на гитлеровцев, призывала патриотов к борьбе с врагом. Вместе со старшей сестрой Антониной она расклеивала свои произведения и партизанские листовки в окрестных населенных пунктах. Кроме того, они переправляли в лес солдат, попавших в окружение. За это и поплатились: в доме фашисты нашли красноармейскую форму. После жестоких пыток, не выдав своих подпольных и партизанских связей, сестры были расстреляны. Мать, узнав о их гибели, ушла в партизанский отряд. После войны она перезахоронила дочерей на Обольском кладбище.

Начав со сбора разведданных и расклейки листовок, юные мстители к лету 1943, переломного года войны, уже профессионально занимались диверсионной работой. Партизаны снабжали их минами и всем необходимым для боевых операций. По заданию отряда комсомольцы-подпольщики совершили более двадцати крупных диверсий. Уничтожили несколько мостов на дороге Оболь — Убойно, взорвали льнозавод, электростанцию, машинное отделение кирпичного завода, мотовоз и экскаватор на железной дороге, несколько эшелонов с горючим и боеприпасами. На их счету много подорванных автомашин на шоссейной дороге и других боевых операций.

Летом 1943 года через Нину Азолину, работавшую в немецкой комендатуре, Ефросинья Зенькова узнала о прибытии на станцию Оболь из Витебска зондерфюрера Карла Бормана. Подпольщик Владимир Езовитов пробрался к его автомашине и подложил под сиденье мину замедленного действия. Взорвалась она, когда крупный фашистский чин выехал за Оболь.

Вскоре из отряда передали очередное задание: хотя бы на неделю вывести из строя железную дорогу Полоцк — Витебск. Для этого нужно было подорвать водокачку, которую гитлеровцы круглосуточно охраняли. Выполнить задуманное удалось Нине Азолиной. Сославшись на головную боль, она ушла с работы. Спустилась к реке Оболянке и направилась с сумочкой в руках, в которой лежала мина, замаскированная под кусок угля, вдоль берега в сторону водокачки. Часовой остановил ее, но, узнав переписчицу из комендатуры, завел разговор. Воспользовавшись тем, что его позвали в здание водокачки, девушка быстро подбросила мину в кучу угля. Через сутки, 3 августа 1943 года, она взорвалась в топке, и водокачка вышла из строя на две недели.

Длительное время оккупанты считали все диверсионные акты делом рук партизан. Однако после последних летних событий пришли к выводу, что есть подпольная группа. Напасть на ее след фашистам помог провокатор Владимир Гречухин. До войны он был школьным товарищем подпольщика Владимира Езовитова, к которому снова втерся в доверие своими речами о желании бороться с оккупантами. Постепенно изменник Родины разузнал все о подпольщиках и выдал их врагу.

26 августа 1943 года во второй половине дня каратели окружили Оболь, Зуи, Мостище и Ушалы. В ходе зачистки были схвачены и брошены в тюремные казематы Нина Азолина, Николай Алексеев, Евгений Езовитов, Зинаида Лузгина, Федор Слышенков, Илья Езовитов. Избежал ареста только Аркадий Барбашов, которого не знал Гречухин. О провале подпольщик успел предупредить бывшую вне гарнизона по заданию партизан Ефросинью Зенькову.

Еще до ареста членов организации в середине августа, после неудачной диверсии в офицерской столовой и провала ее подруги Нины Давыдовой, в партизанский отряд вместе с сестрами Марией и Надей Дементьевыми ушла Зинаида Портнова.

Обеспокоенное арестом подпольщиков командование поручило юной патриотке проникнуть в гарнизон и выяснить причины провала. Выполнив задание, Портнова возвращалась назад, но на окраине деревни Мостище ее арестовали. У Зины был паспорт на имя Марии Козловой. Гестаповцы согнали на опознание все население деревни. Девушку знали многие, но предателей не оказалось. Подпольщицу выдал тот же Гречухин. Начались пытки и допросы, сначала в Оболи, а затем в гестаповском застенке в Горянах. Во время одного из допросов Зина схватила со стола пистолет и в упор застрелила двух немцев. После этого фашисты зверски издевались над партизанкой. Мужественная ленинградская школьница стойко выдержала все пытки и умерла смертью героя.

Схваченных в августе патриотов гитлеровцы также подвергли жестоким пыткам сначала в Шумилино, потом в Полоцке и 5 ноября 1943 года расстреляли. Найти их могилы в местах массового захоронения казненных фашистами у деревни Боровуха после войны не удалось, а вот сбежавшего с немцами предателя В. Гречухина и начальника Обольской полиции Н. Экерта органы отыскали. За содеянное они понесли заслуженное наказание.

РОДИНА высоко оценила подвиг белорусских молодогвардейцев, хотя он и не был описан пером, достойным Александра Фадеева. Ефросинья Зенькова и Зинаида Портнова были отмечены высоким званием Героя Советского Союза. Пять участников комсомольского подполья награждены орденами Боевого Красного Знамени, десять — орденом Отечественной войны I-й степени. Зина Портнова и двенадцать орденоносцев получили награды посмертно. В Оболи, у автострады, среди зеленых деревьев и цветов, установлен высокий гранитный памятник. На нем золотыми буквами высечены имена погибших юных мстителей.

Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

Фото Павла ЧУЙКО, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости