«Больше нет терпения, забирайте сына в ЛТП!»

КАПИТАНУ милиции Пуховичского РОВД, участковому Голоцкого сельсовета Николаю БЕЛОМУ всего 28 лет. Но в свои молодые годы уже в авторитете у односельчан. Кого-то избавил от зеленого змия, кому-то помог отыскать и задержать вора, насильника, дебошира...

Участковый инспектор милиции капитан Николай Белый в авторитете среди сельчан

КАПИТАНУ милиции Пуховичского РОВД, участковому Голоцкого сельсовета Николаю БЕЛОМУ всего 28 лет. Но в свои молодые годы уже в авторитете у односельчан. Кого-то избавил от зеленого змия, кому-то помог отыскать и задержать вора, насильника, дебошира...

Сельчане в деревнях, которые курирует Николай Иванович, увы, не отличаются трезвым образом жизни. Кто тихо дома за печкой принимает на грудь, а кто, уже не таясь, ходит по улице в обнимку с бутылкой, потом спивается, теряет работу. Тут и до преступления недалеко. У капитана милиции Пуховичского РОВД с таким контингентом разговор один — или исправляйся сам, или в ЛТП исправят.

Владимир Шиманович из деревни Моторово из-за частых запоев не выходил на работу. Отправили на лечение в светлогорское ЛТП. Когда вернулся, сразу устроился на работу полеводом в ОАО «Голоцк».

— Раньше запои по 3—4 дня длились, — рассказывает Владимир. — Пришлось согласиться на принудительное лечение. Месяцы трудотерапии, ни грамма алкоголя, а мне — никакой «головной боли».

Жена Владимира умерла от рака. Ее, кстати, также собирались определить в ЛТП, но на медкомиссии нашли болезнь. К сожалению, на последней стадии, поэтому ее спасти не удалось. Несмотря на горе, Владимир держится, в стакан заглядывать не спешит.

Не клеится жизнь из-за алкоголя у Леонида Золоторевича из деревни Кодуново. В ЛТП лечился, но недавно сорвался и снова запил. Матери грозит расправой. Выносит из дома бытовую технику и продает. За копейки ушел телевизор — единственная отрада матери. На «выручку» покупает горячительные напитки.

— Леня ваш пускай задумается, как жить. В последний раз даю ему два дня, — участковый строго предупреждает мать выпивохи. — А телевизор вам вернем, как только разберемся с покупательницей.

— За телевизор — спасибо! Но воевать с сыном больше сил нет. Не бросит пить — забирайте в ЛТП! Туда ему и дорога, — всхлипывает в отчаянии мать Леонида.

— Сами видите, как люди отворачиваются даже от самого близкого человека. Мать от сына! Участковый для них — последняя надежда разобраться в отношениях с близкими, — комментирует ситуацию Николай.

Он выписывает Леониду первое направление на медкомиссию и предлагает лечь в больницу — «под капельницу». Нередко эта мера дает неплохой результат. Большинство запойных настолько напуганы перспективой влачить дни в ЛТП, что уже готовы сами справиться с алкогольной зависимостью. Николай говорит, что человек шесть так «закодировал».

— Будем надеяться, что и Леонид остепенится. Приятно, когда видишь результат: человек пил, а потом остановился. На работу устроился. Одного такого своего «воспитанника» недавно встретил. Одет с иголочки, трезвый. За ум взялся. А односельчане ведь на него обреченно махнули рукой, как на пропащего.

— Николай Иванович, — рассказывает председатель Голоцкого сельсовета Виктор Малуха, — раньше составлял за распитие спиртного в общественном месте по 3—5 протоколов в день. Если в прошлом году за 9 месяцев было 28 преступлений, то в этом — только 9. О чем это говорит? Потихоньку алкоголики у нас, если не погибают, то берутся за ум, возвращаются к трезвой осмысленной жизни. Единственные деревни, где стоит проблема с контингентом пьющих, — присоединенные недавно четыре населенных пункта Пережирского сельсовета — Зазерье, Ясновка, Токарня и Лешница. В «наследство» достались две социально опасные семьи. Возможно, в них родителей лишат прав на детей.

— Участковый отвечает в деревне за все. Семейные скандалы нередки, а кто-то сдает квартиру незаконно. А как дачники «делят» землю! Даже за сантиметр земли сосед с соседом готовы поругаться. Не могут определиться, где кому забор поставить. Это же смешно! — делится со мной Николай Белый.

А вот в сельхозпредприятии ОАО «Голоцк» с криминалом разобрались — воровство сошло на нет, как только поставили камеры видеонаблюдения. Чего не скажешь о магазине в деревне Сининки — «страдает» от воров, уж больно выгодное для них «географическое расположение», в глухом месте. За четыре года магазин обворовывали три раза. Последний раз в январе этого года. Воры вынесли товаров на солидную сумму. Погрузили в машину и свезли в тайник. Но успели проехать только 10 километров — их по горячим следам задержали милиционеры. Суд приговорил каждого к трем годам тюрьмы.

— Николай — один из тех сотрудников милиции, кто тогда участвовал в погоне за преступниками, — говорит заведующая магазином в Сининках Галина Мельникова. — Я даже в РОВД написала благодарность ему. Хороший участковый, во всем всегда помогает. Например, раньше была еще одна проблема — алкоголики наши требовали вино «под запись», вроде как в долг. Но теперь боятся. Знают, что за долги Николай с ними разберется строго.

— Некоторые сельские правонарушители пытаются сопротивляться, кулаками машут, — вспоминает участковый. — Однажды пьяный скандалист подрался со мной. Я-то простил его выходку, а вот на суде дали два года тюрьмы.

23-летний голоцкий парень изнасиловал несовершеннолетнюю девочку. Два дня скрывался в соседней деревне в одном из домов. Строение брали, что называется, штурмом. Николай — через окно, а его коллега, Николай Волынец, забрался на чердак. Преступник встречал правоохранителей с ножом в руках и маской на лице. За сопротивление сотрудникам милиции и изнасилование девочки он проведет восемь с половиной лет за решеткой.

— А как смотрят в семье на то, что у вас работа опасная, частые выезды, дома не бываете? — интересуюсь у Николая.

— Жена Лена относится с пониманием. Половину домашней работы делает сама. Дом частный, кстати, подарок местного сельхозпредприятия. Сами знаете, что собственный дом — не квартира, работы хватает. Мы с Леной — жители городские. Я из Барановичей, жена — из Любани, но решили переехать в деревню, переселяться не думаем…

— Не жалеете, что переехали?

— О чем мне жалеть? В деревне выхожу утром на крыльцо, любуюсь рассветом. Душа радуется: свежий лесной воздух, благодать и простор. А городская жизнь пахнет бетоном и асфальтом. И шумно в городе. Детям, считаю, в деревне лучше. У нас в семье растут две девочки — Глафира и Ульяна. Если нужно организовать досуг, едем всей семьей в выходные дни в райцентр или столицу — недалеко.

— Вообще, — заключает Николай Белый, — в отдаленных деревнях люди проще. Чем ближе к Минску, тем контингент сложнее. Порой доходит до абсурда: насчет картошки жаренной, которую якобы украли со сковородки, звонят на 102. От безделья. И попробуй не отреагируй. А на самом деле никто эту картошку не трогал.

Константин КОВАЛЕВ, «БН»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости