Минск
+24 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Несколько дней назад в турецкой Анталье прошло очередное заседание «Большой двадцатки» (G-20)

Большая двадцатка - политическое евровидение?

Потребовались две масштабные террористические атаки в Анкаре и в Париже, чтобы побудить мировых лидеров вновь, спустя пятнадцать лет, прошедших с 11-го сентября, во всеослышание заговорить о глобальной угрозе терроризма.
Несколько дней назад в турецкой Анталье прошло очередное заседание «Большой двадцатки» (G-20). Освещалось мероприятие подробно и всесторонне, разумеется, в той мере, в какой допускали протокол и требования конфиденциальности.


Участники саммита G20 в Турции
Фото: Global Look Press


Сложно спорить с тем, что «дипломатия любит тишину». Однако, я исхожу из того, что до нас, граждан своих стран, довели, пусть и в общих чертах, ту информацию, которую нам следует знать, чтобы спокойнее жить и работать, а также, не исключено, что-то планировать на будущее в нашем неспокойном мире.

Определение «неспокойный» - возможно, покажется черезчур сдержанным на фоне эскалации потрясений и угроз, охватывающих уже не отдельные страны и регионы, а целые континенты. Неслучайно на саммите «Большой двадцатки»: впервые с 1999 года, когда был создан этот клуб крупнейших мировых держав, принимающей, турецкой, стороной во главу угла поставлена не экономическая, а внешнеполитическая повестка дня. Хотя, в первую очередь, планировалось говорить о гражданской войне в Сирии и о кризисе беженцов, захлестнувшем Турцию, а через неё и европейские страны.

Увы, потребовались две масштабные террористические атаки в Анкаре и в Париже, чтобы побудить мировых лидеров вновь, спустя пятнадцать лет, прошедших с 11-го сентября, во всеослышание заговорить о глобальной угрозе терроризма. При этом, что характерно, особенно остро западный мир отреагировал не на взрыв российского самолёта и не на теракт в турецкой столице, и, уж конечно, не на перманентные многотысячные жертвы на Ближнем Востоке, в Сирии, в Ираке и в Йемене, в Ливане и в Афганистане, в Палестинской автономии и в Израиле, воспринимающиеся уже в качестве нормального фона, а на террористическую акцию в центре Европы.

Можно, конечно, рассуждать о практике двойных стандартов, но они относятся к категории вечных тем: такое было всегда и нет ни малейших оснований думать, что в ближайшее время что-то кардинально изменится.  Важнее получить ответ на вопрос: способны ли мировые державы сплотиться и начать, наконец, выгребать в одну сторону, после того, как все опять оказались в одной лодке перед лицом глобальной угрозы?


Фото © REUTERS/ Aykut Unlupinar

Читая главный итоговый документ «Двадцатки» - «Заявление по борьбе с терроризмом», состоящий из девяти пунктов, остаётся только в недоумении развести руками. И этот до предела выхолощенный документ с витиеватыми формулировками и размытыми фразами, «осудили», «выразили солидарность», «договорились бороться и обмениваться разведданными», был явлен миру в качестве свидетельства солидарности ведущих мировых держав? Выражу своё личное мнение о том, что пустые формулировки – отнюдь не свидетельство того, что авторы документа не умеют выражаться конкретно, а лишь отражение того неутешительного факта, что только по ним и удалось договориться.

Вместо сухого отстатка – много шоу-бизнеса, прямо какой-то политический вариант «Евровидения» получается... Миллиметровые смещения позиций лидирующих стран в сторону друг друга представляются в качестве достижения чуть ли не вселенского масштаба. А ещё президента России В.В. Путина на групповом фото «поставили» ближе к центру. Это же целых несколько метров! И на том спасибо...

В этой связи напрашивается два вопроса:

Во-первых, когда наконец терроризм будет признан в качестве абсолютного, а не относительного зла, а террористов перестанут делить на своих и чужих, радикальных и умеренных? И когда их признают изгоями и будут находить и уничтожать везде и без срока давности, вне зависимости от политической конъюнктуры? Простая и внятная позиции Двадцатки по этому вопросу – вот и вся итоговая Декларация Саммита. Большего и не нужно!

Во-вторых, что ещё должно случиться, чтобы перестали мусолить вопрос о том, какова будет судьба Асада в послевоенной Сирии? Как вроде, это ключевой вопрос в борьбе с террористической угрозой. Накануне ИГ опубликовали заявление, что следующий удар будет нанесён по Нью-Йорку... Может не стоит дожидаться?

До тех же пор, пока внятная и чёткая, без каких-либо оговорок, позиция по отношению к терроризму не выражена всеми странами, мы раз за разом будем становиться свидетелями таких вот политических шоу-постановок. На кого они рассчитаны, непонятно.

Единственным серьёзным итогом следует признать то, что российская сторона заострила вопросы по финансированию ИГ и по нефтяной контробанде, и по завершению Саммита наконец начала наносить по ним авиаудары, обрезая террористам источник финансирования.

Пожалуй, одного - двух пунктов для Итоговой декларации хватило бы? Как по Вашему?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...