Минск
+10 oC
USD: 2.41
EUR: 2.64

Наши врачи одними из первых в мире разработали и внедрили технологию лечения эпилепсии стволовыми клетками

Болезнь заперли в клетку

В последние годы медицина резко шагнула вперед, и пациенты с заболеваниями, которые считались неизлечимыми, получили второй шанс на здоровую жизнь. Одно из ключевых мест в списке научных прорывов по праву занимают стволовые клетки. Первое время врачи относились к ним с опаской, но тысячи успешных клинических испытаний доказали: клеточная регенеративная терапия порой способна творить чудеса. Болезнь Альцгеймера, Паркинсона, рассеянный склероз — благодаря новым методикам лечения эти сложные неврологические диагнозы больше не звучат как приговор. А недавно к этому конгломерату добавилось хроническое заболевание мозга — эпилепсия, от которой, по оценкам ВОЗ, в мире страдают более 50 миллионов человек. Корреспондент «Р» побывала в РНПЦ психического здоровья и узнала, как при помощи стволовых клеток медики борются с лекарственно-резистентной эпилепсией и удалось ли первой пациентке, которую лечили по новой технологии, добиться ремиссии.

Федор ХЛЕБОКАЗОВ: «На один курс нужно нарастить около 70—100 миллионов стволовых клеток для внутривенного введения и до 10 миллионов для введения в спинномозговой канал».

Шаг вперед

Сильные судороги, потеря сознания, пена изо рта — те, кто хоть раз сталкивался с приступами падучей болезни, понимают, насколько неожиданно они проявляются и шокируют окружающих. Но сегодня, с бурным развитием нейрофармакологии и появлением новых противоэпилептических лекарств, представление о принципах лечения эпилепсии серьезно изменилось. К счастью, устойчивой ремиссии удается добиться у 70—75 процентов пациентов. 

— Но вместе с тем сохраняются варианты резистентных к фармакотерапии эпилепсий — то есть человек даже при выполнении всех условий лечения не может добиться выздоровления. Хирургическое вмешательство при таких формах эпилепсии тоже не всегда показано, потому что из-за многолетнего безуспешного приема лекарств у пациентов в головном мозге формируются сложные эпилептические системы, включающие несколько эпиочагов — если даже удалить ведущий, его роль впоследствии переходит к другому, и приступы возобновляются, — описывает суть проблемы Федор Хлебоказов, кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник отдела психических и поведенческих расстройств РНПЦ психического здоровья.

Однако врачи не прекращают бороться за жизни пациентов с лекарственно-резистентной эпилепсией и стараются прибегать к комбинированной терапии с использованием новых методов воздействия на болезнь. Одним из таких является трансплантация стволовых, клеток костного мозга.

— Экспериментальные исследования этой технологии несколько лет назад провели ученые из Калифорнийского университета — они опробовали метод на мышах. В результате у одних подопытных пропали эпилептические судороги, у других сильно снизилась их частота. Но мы вместе с врачами РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий в этом направлении продвинулись дальше: первые успешные результаты при лечении фармакорезистентной эпилепсии удалось получить и у людей, — констатирует Федор Хлебоказов.

Перед процедурой каждого пациента тщательно обследуют.

Эффективная схема лечения

Как же работает новый метод? Первым делом большое количество стволовых клеток, взятых из костного мозга, вводится внутривенно — они оказывают общетонизирующее и противовоспалительное действие. Затем часть клеток преображают в нейроцитоподобные и вводят в спинномозговой канал. Такие манипуляции положительно сказываются на организме и непосредственно на ткани, где есть избыточная активность нервной системы (из-за этого случаются припадки). Важно понять, что медикаментозное лечение не отменяется: клеточная терапия действует значительно эффективнее в комплексе с лекарствами. 

Методика уже апробирована и утверждена Минздравом для применения на практике. Даже от однократного введения стволовых клеток у одних (особенно молодых) полностью прекратились приступы на 5—17 месяцев, а у других существенно уменьшилась их частота. 

— Лечение эффективное и недешевое, но государство идет на такие затраты, потому что цель оправдывает средства. На один курс нужно нарастить около 70—100 миллионов стволовых клеток для внутривенного введения и до 10 миллионов для введения в спинномозговой канал. 

Жизнь без барьеров

В стенах РНПЦ психического здоровья нам повезло встретиться с одной из первых пациенток, которую лечили с помощью новой технологии. Длинноволосой брюнетке Светлане 27 лет. В детстве, признается она, редко болела даже простудой, не говоря уже о более серьезных патологиях. Но все изменилось в январе 2014 года:

— После боя курантов мы с друзьями вышли на улицу и, чтобы как-то скрасить празднование Нового года, подожгли несколько петард. Одна из хлопушек взорвалась очень близко: я сильно испугалась, на секунду почувствовала острую головную боль. А уже спустя пару дней начались первые приступы, сначала не особо выраженные, вроде подергиваний мышц лица, а позже все стало серьезнее. Помню отрывками, как смотрела с родителями телевизор, как встала с дивана, чтобы сходить на кухню… А потом — бледное лицо мамы, склонившейся надо мной. Пока мы ждали «скорую», она рассказала, что меня ни с того ни с сего начало трясти, закатились глаза и появилась пена изо рта, а потом я упала на пол. Хотя, очнувшись, чувствовала себя хорошо и даже представить не могла, что произошло что-то страшное.

Светлану госпитализировали в неврологическое отделение городской больницы, лечили таблетками и уколами — казалось, терапия помогла, и приступы прекратились. Но лишь на короткое время.

— Я училась на последнем курсе в Витебском государственном университете, но из-за болезни пришлось уйти в академический отпуск. Приступы лишь становились чаще и длительнее, доходило до 13 раз в месяц, и меня госпитализировали на обследование в РНПЦ. 

— За два месяца, что Светлана лежала в отделении, у нее произошло 27 приступов на фоне приема противоэпилептических лекарств: пациентка теряла сознание, у нее были судороги, иногда прикусывала язык, — в разговор вступает Федор Хлебоказов. — Мы поняли, что заболевание прогрессирует, а любые комбинации из 2—3 основных противосудорожных средств не оказывают заметного влияния. Тогда собрали консилиум и решили, что стоит попробовать трансплантировать девушке стволовые клетки — Светлана сразу же согласилась. Чтобы уменьшить риск возможных побочных эффектов, провели два этапа.

По словам врача, трансплантацию пациентка перенесла без осложнений, ее выписали из стационара уже через 3 дня. Улучшение заметили сразу: частота приступов уменьшилась до 4—5 в месяц, но, чтобы полностью избавить от них девушку, понадобилось провести второй курс лечения.

— В этот раз тоже все закончилось хорошо, меня выписали уже через день, — вспоминает Светлана. — Сначала чувствовала тревогу: поможет ли? Но с момента введения стволовых клеток прошло уже 10 месяцев, судороги полностью прекратились. Мне делали ЭЭГ — пароксизмальной активности не было. А еще врачи проводили психологическое исследование, после которого сказали, что оперативная память улучшилась, внимание стало более устойчивым. Я восстановилась в университете, получила диплом и сейчас работаю преподавателем в гимназии. По совету врачей продолжаю поддерживающую лекарственную терапию — максимум пару раз в месяц у меня дергаются губы или мускулатура лица, но приступы исчезли. Я снова, спустя пять лет страданий, вернулась к нормальной жизни, и все благодаря нашим медикам.

glushko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК
Загрузка...