Болевые точки онкологии

Когда будет изобретена таблетка от рака

IX СЪЕЗД онкологов и радиологов стран СНГ и Евразии собрал в Минске около двух тысяч участников из 15 стран ближнего и дальнего зарубежья. Для медиков и ученых эта встреча стала прекрасной возможностью поделиться новейшими технологиями, поговорить о достижениях, современных проблемах и даже неудачах.  

По данным Всемирной организации здравоохранения, онкологические заболевания ежегодно выявляют у 14 миллионов человек. Уже в последующие десять лет эта цифра увеличится на пять миллионов в год. В России, к примеру, ежегодный прирост онкобольных около 550 тысяч. Для нашей республики раковая проблема тоже стоит весьма остро. Одной из причин заболевания онкологи называют увеличение продолжительности жизни. По словам директора РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н. Н. Александрова, главного внештатного онколога Минздрава Олега Суконко, мы приближаемся к цифре 50 тысяч новых пациентов ежегодно. В печальных лидерах у мужчин — рак предстательной железы, легкого, колоректальный. У женщин — молочной железы, тела матки. Но неужели медики и ученые сдают позиции перед опасной болезнью? Это далеко не так. 

Несмотря на рост заболеваемости, в нашей стране за последние пять лет смертность снизилась почти на 12 процентов. Причем показатель летальности от онкологических заболеваний в Беларуси составляет 14 процентов, в европейских странах — 20, США — 23 и Канаде — 29. Никто из врачей не называет рак приговором. Это диагноз. Сложный, требующий особенных подходов в лечении. И Беларусь не отстает в этом процессе. Лечение и диагностика рака в нашей стране ведутся по европейским медпротоколам, находятся на мировом уровне.  

На борьбу с ним в Беларуси ежегодно выделяется почти треть бюджета здравоохранения. Какие новые методы используются для лечения? Объемное планирование, стереотаксическая радиохирургия и радиотерапия позволяют подвести к опухоли максимально возможную дозу излучения с минимальным лучевым воздействием на здоровые ткани. Около 80 процентов операций, выполняемых в онкоучреждениях, относятся к категории сложных и высокотехнологичных. А ведь еще десятилетие назад они считались уникальными. В противоопухолевой терапии применяются препараты нового поколения, современные схемы лечения с применением так называемых таргетных препаратов, которые индивидуально подбираются пациенту после специальных исследований. Причем более половины применяемых для химиотерапии препаратов — белорусского производства. Но основную ставку врачи делают не на суперсовременные технологии и умные лекарства, а на раннюю диагностику и скрининг, профессионализм врачей в поликлиниках, которые могут и должны первыми обнаружить проблемы. Ведь болезнь, выявленная на первой и второй стадиях, поддается лечению на 80—100 процентов. 

Болевые точки в онкологии есть, откровенно признается директор РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н. Н. Александрова Олег Суконко. Чтобы снизить бремя на общество в лечении и диагностике, ставку отечественные онкологи, как и их европейские коллеги, делают на первичную и вторичную профилактику, раннюю диагностику и скрининг, предотвращение прогрессирования болезни после радикального лечения, молекулярно-генетические исследования с целью индивидуализации лечебного процесса. Ранняя диагностика помогает сберечь не только жизнь больному, но и десятки тысяч долларов, которые могут быть потрачены на его лечение. Скрининг злокачественных новообразований, вовремя проведенная диагностика позволят снизить затраты на лечение пациента в десятки, а то и сотни раз.  

Но этот вид ранней диагностики приживается с трудом. Казалось бы, почему? Получается парадоксальная система, замечает Олег Суконко. Скрининг — прежде всего хорошая организация. Нет ее — не будет результатов. Оказалось, что не везде на местах есть специально подготовленные специалисты, которые могут выполнить УЗИ, взять биопсию, исследовать материал. Есть проблема медицинских физиков, оказались нужны радиационные химики. В университете уже создан специальный факультет, который занимается их подготовкой. На протяжении ближайших лет дефицит будет восполнен. 

«СГ» поинтересовалась у главного онколога страны, а будет ли меняться ситуация в регионах? Будет ли там прорыв в диагностике и лечении рака? 

— За 5 лет областные онкодиспансеры получили компьютерные и магнитно-резонансные томографы, современные линейные ускорители. Сейчас ведется работа над созданием межрайонных скрининговых центров, обучением специалистов. Все должно быть направлено на раннее выявление. Надо этому обучать в институтах студентов, проводить переподготовку врачей. А сколько надо работать с людьми, чтобы они знали, как следить за своим здоровьем, вовремя обследоваться, сдавать кровь на ПСА или раз в пять лет сделать колоноскопию! Надо менять отношение людей к ранней диагностике! Многое зависит от врача в поликлинике. 

ВРЕМЯ от времени появляются сообщения, что ученые «вот-вот сделают научное открытие», которое спасет человечество от страшной напасти. Как сами врачи, те, кто находится на передовой линии фронта в борьбе с раком, относятся к таким новостям? Действительно ли совсем скоро будет создана таблетка от рака, его можно будет контролировать или даже полностью вылечить? На эти вопросы ответил главный онколог Российской Федерации, академик РАН, президент Ассоциации онкологов России Михаил Давыдов. Оказалось, что врачи более осторожны в прогнозах, нежели журналисты, желающие на-гора выдать сенсацию, нередко не задумываясь о том, для кого-то она может стать сломанной соломинкой… 

— В ближайшем будущем таблетка от рака не будет изобретена, — уверен Михаил Давыдов. — Но борьба с болезнью не останавливается. Для каждого вида рака ищется мишень и средства, которые смогут его поразить. Это многопрофильная задача. Идут разработки, в том числе и совместные белорусско-российские современных таргетных препаратов, которые высокоточно поражают опухоль, минимизируя повреждения здоровых тканей. Они на генетическом уровне могут контролировать развитие злокачественного новообразования, тормозить процесс размножения клеток. Сегодня такие болезни, как рак молочной железы, яичников, яичка у мужчин, лимфомы, практически переводятся в разряд хронических, люди лечатся годами, получая поддерживающую терапию. Улучшается качество жизни, продолжительность. Это именно результат лечения таргетными препаратами. Еще лет десять назад это было бы невозможно. 

korenevskaja@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?