«Более красивого пейзажа, чем в Беларуси, я не нашел нигде»

Борис  Заборов  каждый  год  пишет  картину  с  гумном  на  окраине  поля  и  в  процессе  работы  будто  прогуливается  вокруг

Борис  Заборов  каждый  год  пишет  картину  с  гумном  на  окраине  поля  и  в  процессе  работы  будто  прогуливается  вокруг

Всемирно известный художник Борис ЗАБОРОВ, произведения которого находятся в коллекциях ведущих музеев планеты, передает в дар Национальному художественному музею Беларуси свою картину под названием «Гумно». Наш земляк, проживающий ныне в Париже, лично приехал в Минск, чтобы участвовать 17 февраля в официальной церемонии передачи картины. Это третий приезд художника на родину с тех пор, как он живет во Франции. Борис Заборов переехал из Минска в Париж 28 лет назад, там он приобрел мировую известность. Во Франции его считают французским художником, в России о нем пишут как о русском: в Петербурге и Москве он постигал азы художественного мастерства. Для самого же мастера родиной по-прежнему остается Беларусь. Любовь к ней никогда не угасала в его сердце. Об этом Борис Заборов рассказал в интервью корреспонденту БЕЛТА.

— Борис Абрамович, ваш отец — известный белорусский художник Абрам Заборов. Он работал в бытовом, портретном, историческом жанрах. Насколько я понимаю, проблема выбора профессии перед вами никогда не стояла?

— Да, действительно, с тех пор как помню себя, рисую, и это продолжается без малого 50 лет. С момента моего рождения я очутился в атмосфере мастерской художника, моего отца. Ничто не ориентирует меня так точно во времени и в ощущениях, как запахи. Запах масляной краски и льняного холста — это мой отец. Этот запах волнует и тревожит меня всю жизнь, вызывая вереницу воспоминаний. Отцу я обязан всем, что есть во мне хорошего, и тем, что стал художником.

— Что для вас есть Родина?

— Моя Родина — это Беларусь, где родился я, родились мои отец, дед и прадед. И любовь к Родине сохраняется, она никуда не уходит. Я каждый год пишу картину, на которой изображено гумно на окраине поля. Хочу пояснить, что оно само по себе как объект не имеет для меня какого-то исключительного интереса. Но дело в том, что в процессе работы я как будто прогуливаюсь вокруг. Я вижу, что находится за гумном. На пейзаже, который подарен Национальному художественному музею Беларуси, все как будто тает в тумане. Но для меня важно другое: я за этим сараем моментально вижу озеро Нарочь, справа — дорогу на Кобыльник (старое название деревни Нарочь), Швакшты, Поставы. Все эти места я хорошо знаю еще со времен своей молодости, поскольку каждое лето проводил там вместе с семьей.

— Многие западноевропейские СМИ нелицеприятно отзываются о Беларуси, не замечая очевидных позитивных процессов в развитии страны...

— Я не политик и не претендую на какие-то глобальные заключения, но считаю неверными высказывания некоторых СМИ, порой называющих Беларусь последней европейской диктатурой. Я так не думаю.

На мой взгляд, нужно менять представление простых европейцев о Беларуси. Прежде всего я усматриваю большие возможности в этом направлении через расширение культурных, туристических связей, которые могут быть очень интересны жителям стран Западной Европы и познакомят их со страной, которую они не знают, — ни ее культуру, ни красоту ее природы. В этом смысле я являюсь наиболее последовательным пропагандистом того, что более красивого пейзажа, чем в Беларуси, я не нашел больше нигде.  

Белорусские люди одни из самых гостеприимных и дружественных, которых я встречал, а главное — не зараженные от природы великодержавным шовинизмом. У белорусов никогда не было великодержавных амбиций, и это очень важно.

— Что из увиденного сейчас в Минске вас больше всего удивило, порадовало?

— В моем родном городе за последние годы произошло очень много перемен, которые приятно радуют. Еще в свой предыдущий приезд осенью минувшего года рано утром я выходил из отеля выпить чашку кофе и за столиками в кафе видел молодых ребят. Перед каждым — компьютер. Я понял, перед этими людьми распахнут весь мир. Они не закрыты в черный ящик, все видят, знают, свободно, не оглядываясь по сторонам, говорят то, что думают. В этом я вижу залог будущего и позитивных перемен. Я не политик и говорю лишь о своих ощущениях от увиденного. Меня также радует, как привели в порядок Верхний город. В Минске появилось много хороших кафе, ресторанов, и это не мелочь. Дизайн кафе, уровень обслуживания, обстановка — все, как в любом европейском городе, а подчас и лучше. И это замечательно.

— Ваши картины — это «ностальжи», в них магически оживает день вчерашний... Почему именно образы из прошлого, почему не живой портрет?

— Прошлое я воспринимаю как единственную реальность. Она удалена от нас временным расстоянием, которое позволяет видеть прошлое в его абсолютной стабильности. Сегодняшний день суетлив, эфемерен. По поводу будущего можно лишь фантазировать. Моя питательная среда — память и воспоминание.        

В годы учебы в Академии художеств, да и позже, я работал с живой моделью, как это делали художники на протяжении веков. Сегодня моя модель — старая фотография. Документом для импровизации является отпечаток некогда живой плоти со стертой биографией.

Непоправимое одиночество безымянного персонажа, которое я чувствую, глядя на старую фотографию, сродни состоянию человека в современном мире, в котором невероятный прогресс в области коммуникаций оставил еще в большем одиночестве отдельного человека.

— Борис Абрамович, ваши персональные выставки проходили в различных уголках планеты: в музеях Парижа, Нью-Йорка, Токио, Амстердама, а также в Третьяковской галерее и Русском музее. В 1995 году прошла ретроспективная выставка в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве. Можно ли ожидать, что и белорусам посчастливится увидеть ваши произведения на вы­ставке в Минске?

— Я не исключаю такой возможности...

На снимке: художник Борис ЗАБОРОВ (слева) и министр культуры Владимир МАТВЕЙЧУК.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...