Богатый внутренний и внешний мир

О Стратегии национальной безопасности России до 2020 года

Прусский генерал–фельдмаршал Мольтке помогал Бисмарку ковать Германскую империю. Помощь его заключалась в том, что он, будучи блестящим военным теоретиком, очень хорошо спланировал войны с соседями — Данией, Австрией и Францией. Все три кампании Пруссия, как известно, выиграла. Но несмотря на свои такие очевидные успехи, Гельмут фон Мольтке говорил, что ни один план не переживет встречи с противником. Однако при этом добавлял: «Планы — ничто, планирование — все». Последнее высказывание даже процитировано на двери кабинета объединенного командования в Пентагоне. Этим же принципом руководствовались авторы Стратегии национальной безопасности России до 2020 года, которую только что подписал Дмитрий Медведев.


Конечно, спрогнозировать будущие угрозы для страны несколько сложнее, чем планировать рост ВВП, инфляции и средней заработной платы. А потому и не следовало ожидать увидеть нечто похожее на гороскоп от четы Глоба на ближайшие десять лет. Гораздо больше документ говорит о том, как сегодня в России видят свой внутренний и внешний мир.


Борис Ельцин в 1997 году утвердил Концепцию национальной безопасности, но когда к власти пришел Владимир Путин, он пришел со своей концепцией, в 2000 году она была принята. Главной угрозой национальной безопасности объявлялся терроризм. Предыдущий президент действовал согласно этой концепции или, точнее, концепция была написана согласно тому, как он действовал. Никто никогда не отнимет у нынешнего премьер–министра России, что при нем большая война в Чечне закончилась и люди перестали бояться ходить на мюзиклы.


«Россия преодолела последствия системного политического и социально–экономического кризиса конца XX века», — с этих слов начинается стратегия Дмитрия Медведева. Основной лейтмотив документа такой, что теперь можно решать проблемы помельче: экономический кризис, безработица, миграция, экология и т.п.


«Это принципиально новый документ, — не скрывает восхищения «Время новостей». — Главное его отличие заключается в том, что в нем впервые обозначены критерии оценки состояния национальной безопасности. Причем критерии эти в основном экономические, а не военные». «Авторы увлеклись социально–экономической фантастикой, — язвит «Независимая газета». — Несмотря на кризис, усиливающуюся технологическую отсталость и зависимость страны от экспорта сырья, стратегия обещает вхождение страны в среднесрочной перспективе в пятерку самых крупных технологически развитых экономик мира».


Международные обозреватели по понятным причинам больше внимания уделяют внешнеполитическим пунктам.


Главный внешнеполитический пункт — «превращение Российской Федерации в мировую державу». В общем–то естественное и закономерное желание для такой большой страны. Лишь бы это не превращалось в пунктик для некоторых политологов. А то получается, что Североатлантический альянс всего лишь пригласил казахстанских военных принять участие в миротворческой операции по восстановлению Афганистана, а в российской прессе это расценено, как будто «Казахстан заманивают в НАТО».


Примерно в таком же духе некоторые российские СМИ отреагировали на участие Беларуси в «Восточном партнерстве». Хотя это никак не противоречит нашим союзным обязательствам и, наоборот, может быть полезно России. К слову, Союзное государство упоминается не в тех разделах, где говорится о мировой политике и экономике, а где речь идет о национальной обороне. Так что назойливое желание некоторых комментаторов упрекнуть Минск — не более чем фантом: Беларусь остается верной своим союзническим обязательствам с Россией. Это — приоритет!


«Внимание международной политики на долгосрочную перспективу, — считают российские стратеги, — будет сосредоточено на обладании источниками энергоресурсов, в том числе на шельфе Баренцева моря и в других районах Арктики». На основании одного этого британская «Гардиан» делает вывод: «Россия может использовать военную силу в борьбе за природные ресурсы. Арктический регион рассматривается как зона потенциальных конфликтов». Я перечитал эту часть стратегии, но так и не увидел в ней ни скрытой, ни явной угрозы, скорее, приятная для всех богатых ресурсами стран констатация, что труба сегодня играет роль первой скрипки в международных отношениях.


Гораздо более ясно прописаны противоречия с Соединенными Штатами. Кремль оговаривается, что «будет проводить рациональную и прагматичную внешнюю политику, исключающую затратную конфронтацию, в том числе и новую гонку вооружений». Но видит опасность для себя в «политике ряда ведущих зарубежных стран, направленной на достижение преобладающего превосходства в военной сфере». По большому счету, ничего нового, а многие эксперты считают, что Москва следует старой американской политике сдерживания, которую США когда–то довольно успешно проводили в отношении СССР...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости