Богат не тот, кто много производит, а тот, кто мало тратит

А НЕСКОЛЬКО раньше, на совещании по рассмотрению проекта программы развития АПК, он поставил задачу сделать эту отрасль рентабельной. Безусловно, она должна быть выполнена. Соответствует ли сложившаяся практика хозяйствования на земле требованиям существенного укрепления аграрной экономики? К сожалению, пока нет. Хотя Беларусь сегодня единственная из стран СНГ в полной мере обеспечивает свою продовольственную безопасность, превосходит их по производству основных видов продукции в расчете на душу населения, стабильно закрепилась на внешних продовольственных рынках. И этим вправе гордиться как руководители всех уровней управления аграрной отраслью, так и трудовые коллективы.

Необходимо добиться качественного преобразования сельского хозяйства – об этом в очередной раз напомнил Президент Беларуси Александр ЛУКАШЕНКО в Послании белорусскому народу и Национальному собранию.

А НЕСКОЛЬКО раньше, на совещании по рассмотрению проекта программы развития АПК, он поставил задачу сделать эту отрасль рентабельной. Безусловно, она должна быть выполнена. Соответствует ли сложившаяся практика хозяйствования на земле требованиям существенного укрепления аграрной экономики? К сожалению, пока нет. Хотя Беларусь сегодня единственная из стран СНГ в полной мере обеспечивает свою продовольственную безопасность, превосходит их по производству основных видов продукции в расчете на душу населения, стабильно закрепилась на внешних продовольственных рынках. И этим вправе гордиться как руководители всех уровней управления аграрной отраслью, так и трудовые коллективы.

БАЗИРУЯСЬ на достигнутых результатах, ныне в АПК ставится задача по переходу на принципиально новый этап развития, впервые ориентированный на достижение средних европейских показателей с корректировкой на индекс природных условий Беларуси. Причем и по объемным, и по экономическим показателям. Так, проект Государственной программы развития сельских территорий на 2011—2015 годы предусматривает довести к 2015 году урожайность зерновых и зернобобовых до 38—43 центнеров с гектара, сахарной свеклы — до 520, картофеля — до 300, рапса — до 22 центнеров. Надой молока от коровы должен достичь 6,3 тыс. килограммов, среднесуточный прирост КРС и свиней — соответственно 850 и 650 граммов при снижении себестоимости производства продукции на 10—15 проц. Существенно должны возрасти валовые объемы продукции: 11,6 млн. тонн зерна, 5,5 — сахарной свеклы, 2 — картофеля, 1,06 млн. тонн маслосемян рапса, 60 тыс. тонн льноволокна, 10 млн. тонн молока и более 2 млн. тонн мяса.

Высокими определены рубежи в аграрной экономике. Рентабельность продаж в сельском хозяйстве должна составить 10—11 процентов, производительность труда в сельскохозяйственном производстве — 85—90 млн. рублей на одного занятого, экспорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия — 7,2 млрд. долларов, положительное сальдо внешней торговли — 4 млрд. долларов США. Среднемесячная заработная плата в сельском хозяйстве должна быть адекватной 750 долларам США. Темп роста продукции сельского хозяйства за пятилетку определен в 139—145 процентов, почти в полтора раза к ныне достигнутому уровню. Однако намеченные во многом амбициозные задачи неразрешимы при сохранении ранее сложившихся организационных и технологических подходов в агропромышленном производстве.

Так, в последние три года нет устойчивой положительной динамики в продуктивности основных видов сельскохозяйственных растений и животных. И это при том, что объем применения удобрений и средств защиты в земледелии близок к нормативному. В скотоводстве объемы силоса и сенажа с учетом переходящих запасов (в ряде хозяйств имеется силос еще 2009 года закладки) в полной мере обеспечивают потребность отрасли. Использование концентрированных кормов ежегодно возрастает. Следовательно, комплекс сложившихся к настоящему времени как в земледелии, так и в животноводстве организационных и технологических мероприятий позволил выйти на современный уровень продуктивности, но обеспечить дальнейший рост он не в состоянии. Тем более что избранные механизмы хозяйствования оказались высокозатратными и не улучшают, а ежегодно ухудшают положение в аграрной экономике.

Что же делать? Глава государства неоднократно указывал, что в сельском хозяйстве все «нужно начинать от земли». В контексте этого важно разобраться, что же собой представляет наша белорусская земля?

СПЕЦИФИКУ почвенно-климатических условий республики предопределяет ее географическое положение, из-за которого по ряду факторов, регулирующих динамику развития сельскохозяйственных растений и определяющих потенциал их продуктивности, Беларусь существенно отличается в худшую сторону от ближайших стран западного и южных регионов. В основном это относится к мощности солнечной радиации и осадкам, в совокупности определяющим длительность и интенсивность вегетативного и генеративного процессов сельскохозяйственных растений.

Так, относительно низкие показатели солнечной радиации и повышенный уровень осадков в вегетативный период, а вследствие этого и высокая влажность воздуха при пониженной мощности приходящего ультрафиолетового излучения создают оптимальную среду, более благоприятную, чем у любых наших соседей, для развития всего комплекса вредоносных объектов в растениеводстве, что в наибольшей мере лимитирует продуктивность этой отрасли. Обилен и постоянно возрастает комплекс болезней на зерновых культурах. В отдельные годы больше половины урожая картофеля и томатов даже при интенсивных защитных мероприятиях недобирается вследствие сильного поражения посевов фитофторозом. В большой мере страдают плодовые и ягодные культуры. Эти же условия весьма благоприятны для поражения всех растений вредителями (более 60 видов) и вегетации сорной растительности (почти 300 видов). Кроме того, следует отметить, что при изложенных метеорологических условиях болезни растений в Беларуси оказываются более вредоносными, чем в выше указанных регионах, защита от них требует более высоких затрат. В целом изложенные климатические условия менее благоприятны по сравнению с нашими ближними и дальними соседями для производства зерна.

С другой стороны, почвенно-климатический потенциал Беларуси идеален для производства полноценных дешевых травяных культур. По этому фактору республика превосходит условия России, Украины и любой страны Европы. Например, гидротермический коэффициент Беларуси за период с эффективными температурами воздуха (более 10 градусов) равен 1,5, Польши — 1,2, Германии — 0,9, Франции — 0,8, Англии — 1,1. Биологическая же урожайность травяных культур (естественные и улучшенные луга и пастбища, многолетние и однолетние травы на пашне) прямо пропорциональна величине гидротермического коэффициента. Недостаточное использование этого потенциала — большая экономическая ошибка. Из изложенной ситуации в белорусском земледелии и следует исходить при выборе моделей хозяйствования в нем.

Уже столетиями установлено, что в нечерноземной зоне главный фактор здорового земледелия — грамотный севооборот, в котором эффективно прерываются инфекционные цепи, а растения взаимно дополняют друг друга положительными факторами. В географических зонах с повышенной энергетической мощностью солнечного излучения и низким количеством осадков роль севооборота ниже и при интенсивной защите посевов может быть незначительной. Например, в США десятилетиями сеют кукурузу по кукурузе и даже пшеницу по пшенице, получая высокие урожаи. К сожалению, на эту практику иногда ссылаются наши специалисты, не анализируя глубоко ее сущность.

Как же у нас с севооборотами? А никак. Их уничтожили, когда кормопроизводство для КРС по примеру европейских стран и США, где совсем иной климат, было ориентировано на зерновые и кукурузу, площади которых постоянно возрастают в большей мере за счет распашки многолетних трав. В 2010 году почти 90 проц. посевной площади занимали злаковые культуры, включая кукурузу (это тоже злак), и смеси с содержанием злаков. На 806 тыс. гектаров пропашных культур в сельхозпредприятиях приходилось 682 тыс. гектаров многолетних трав, соотношение 1:0,8, а для нормальной структуры севооборота на нечерноземных почвах должно быть не менее 1:1,5. Причем в последние годы положение не улучшается, посевы многолетних трав в 2009 году даже уменьшились по сравнению с предыдущим почти на 50 тысяч гектаров, а в 2010-м — еще на 19 тыс. гектаров. Ни при каких сортах и технологических ухищрениях такой севооборот в вышеизложенных климатических условиях Беларуси не может быть экономически эффективным, поскольку нынешняя структура посевов ведет к снижению плодородия почвы, возрастанию потребностей к внесению азотных удобрений, ухудшению инфекционного фона и удорожанию защитных мероприятий и, как следствие, недобору урожая и увеличению себестоимости растениеводческой, а через корма — и животноводческой продукции до уровня, во многих хозяйствах превосходящего цены ее реализации.

Негатива на этом фоне добавляет появившаяся в последнее время в средствах массовой информации рекомендация новоявленных «аграрников» повсеместно отказаться от плужной обработки земель, что при ее реализации вообще приведет к коллапсу в земледелии. Им не понять: что пригодно для черноземов, где жарко и сухо, то с большой осторожностью и ограниченно, после глубокой научно-производственной проверки, можно рекомендовать для наших условий, где прохладно и влажно. Это непреложный закон земледелия, который нельзя изменить дилетантскими рассуждениями и пролитыми слезами по поводу гибели «фотосинтезирующих бактерий почвы». Не кажется ли странным, что настойчиво изучается, широко пропагандируется в печати и предлагается к внедрению опыт обработки почвы на черноземах с содержанием гумуса 8—10 проц., где фактор оптимизации ее плотности в силу естественных особенностей не имеет никакого значения, где используются черные пары, а урожайность зерновых составляет 20—50 ц/га, и мало интересует прессу, как в своем отечестве на дерново-подзолистых почвах с содержанием гумуса около 2,5 проц. без паров передовые хозяйства получают урожайность зерновых на уровне 100 ц/га. Как все это понять и кому все это нужно?

ВСЛЕДСТВИЕ несовершенства структуры посевной площади более половины зерновых культур высевается по плохим и даже недопустимым предшественникам (распаханные луговые и пастбищные угодья, многолетние злаковые травы на пашне). В этом случае, по данным Института защиты растений НАН Беларуси, в последние годы отмечено интенсивное распространение корневых и прикорневых гнилей, а также болезней, поражающих вегетативные и генеративные органы растений. Посевы зерновых культур уже со всходов поражаются болезнями листового аппарата, наиболее вредоносными из которых в настоящее время являются сетчатая пятнистость, септориоз и ринхоспориоз. Отмечается интенсивное развитие бурой ржавчины, ранее мало распространенной. Растет вредоносность желтой пятнистости злаков (пиренофороз).

Посевам озимых зерновых культур повсеместно большой ущерб наносит снежная плесень. Если раньше республика была разделена на зоны по степени поражения этой болезнью, то в настоящее время она в  одинаково сильной степени стала проявляться в северных, центральных и южных районах, 2—3 раза в пять лет носит эпифитотийный характер. Уже стала привычной, почти нормой, традиционная гибель на уровне 10 проц. и более озимых в процессе зимовки. Ныне она воспринимается как неизбежность, объясняется рядом причин, чаще погодными условиями, хотя в большей мере является порождением нарушенного севооборота — размещения зерновых по больному предшественнику той же ботанической группы. Очевидно, что без принятия должных мер степень гибели озимых в процессе зимовки будет высокой даже при посеве их в самые оптимальные сроки и на высоком уровне внесения удобрений.

Результат грубого игнорирования севооборотных требований только на зерновом поле — недобор урожайности и возрастание затрат на защитные мероприятия. Так, по данным НПЦ по земледелию НАН Беларуси, при посеве пшеницы, тритикале и ячменя после зерновых культур и злаковых многолетних трав недобор урожая зерна даже на фоне интенсивных защитных мероприятий составляет 17—20 проц., а это 6—7 ц/га при сложившейся средней урожайности по республике. Кроме того, по расчетам НИИ защиты растений НАН Беларуси, при нарушении севооборотных требований затраты на защитные мероприятия возрастают при посеве зерновых повторно — на 30, а после злаковых многолетних трав — на 60 долларов США на 1 гектаре по сравнению с посевом после хороших предшественников.

Зерновые культуры сегодня имиджевые. Их посевы ежегодно увеличиваются. Под них сокращаются площади любых других культур, чаще кормовых. Герои больших намолотов зерна претендуют на высокую степень уважения. Но какой ценой это дается? Отметим в этом плане, что все зерновые культуры без исключения в республике ныне убыточны. Так как же будем укреплять аграрную экономику, решать поставленную главой государства задачу?

Стремление наращивать производство зерна заслуживает положительной оценки. Ведь выходить на 10 млн. тонн в связи с намеченными объемами производства в животноводстве в ближайшей перспективе необходимо. Вместе с тем достижение желаемых результатов преимущественно посредством расширения посевных площадей, как это имеет место, без существенного изменения практики хозяйствования на земле неприемлемо с экономической точки зрения. Ведь тот же результат в зерновом хозяйстве, и даже более высокий, может быть получен при существенно меньших затратах, обеспечивающих не убыточность, а получение прибыли. И это значительный резерв земледельческой отрасли.

СЛЕДУЕТ отметить, что удельный вес зерновых в структуре посевов в республике в целом в условиях грамотной севооборотной системы ныне был бы близок к оптимальному. Поэтому нет необходимости корректировать этот показатель. Нужно принципиально совершенствовать структуру незерновой части севооборотной площади. Расчеты показывают, что если бы в настоящее время республика имела 1 млн. гектаров многолетних бобовых трав и их смесей со злаками, 350 тысяч зернобобовых культур и 750 тыс. однолетних злаковых смесей с бобовыми и крестоцветными культурами (в том числе 500 тыс. гектаров в промежуточных посевах), как это предусматривалось Государственной программой возрождения и развития села на 2005—2010 годы, то около 70 проц. озимых зерновых можно было бы разместить по отличным и хорошим предшественникам. Только за счет этого элемента технологии было бы получено дополнительно не менее 1 млн. тонн зерна. Кроме того, 1 млн. гектаров бобовых трав и их смесей сформировал бы урожай высококачественных кормов без использования минерального азота, а избыточный его объем в почве и пожнивных остатках, фиксированный бобовыми из воздуха, — не менее 70 тыс. тонн — был бы использован последующими зерновыми культурами. При нормативной окупаемости этого количества азота достаточно для получения около 1,5 млн. тонн зерна.

Следует также учитывать, что посевы многолетних и однолетних трав практически не требуют высокозатратных защитных мероприятий. Таким образом, около 2,5 млн. тонн зерна и убыточность его производства — цена отсутствия севооборотной системы в земледелии. Может ли продолжаться дальше такая практика? Из этого должен быть сделан соответствующий вывод на республиканском и региональных уровнях управления агропромышленным комплексом страны.

ЕСТЕСТВЕННО, возникает непростой вопрос: за счет чего оптимизировать севооборот, не уменьшая посевы зерновых, откуда взять дополнительную пашню? В каждом конкретном случае эта проблема должна иметь свое решение. В целом же в республике есть два существенных резерва — сокращение посевов кукурузы и распашка излишних лугопастбищных угодий.

Несомненно, кукуруза — ценная кормовая культура в кормопроизводстве для крупного рогатого скота. Особенно на легких по механическому составу почвах. Но нужно реально оценивать ее наряду с другими кормовыми посевами, грамотно работать с ней при выращивании и скармливании, добиваясь хороших результатов не постоянным расширением посевов, а повышая ее урожайность, снижая удельную затратность и улучшая качество приготавливаемых кормов. Ведь несмотря на длительный период возделывания, потенциал продуктивности кукурузы в республике реализуется крайне недостаточно. Так, в 2009 г. урожайность зеленой массы ниже 100 ц/га получили 18 хозяйств, 101—150 ц/га — 90, 151—200 ц/га — 204, 201—250 ц/га — 330 и 251—300 ц/га — 270 хозяйств. В 2010 году урожайность зеленой массы по республике оказалась ниже предшествовавшего года, следовательно, хозяйств с низкой урожайностью кукурузы еще больше. По расчетам НПЦ по земледелию НАН Беларуси, затраты на возделывание кукурузы окупаются при урожайности зеленой массы не ниже 300 ц/га. Таким образом, почти 70 проц. хозяйств получают урожайность зеленой массы кукурузы ниже критического порога эффективности. Кроме того, себестоимость кормовой единицы этой культуры с учетом затрат на балансирование по белку в 3—4 раза выше, чем многолетних трав. В этих условиях о высокой экономической эффективности скотоводства можно только мечтать.

По неоднократно проведенным расчетам, в республике нужно иметь около 400 тыс. га посевов кукурузы на силос при урожайности 350—400 ц/га. В сочетании с 1 млн. гектаров многолетних бобовых трав и бобово-злаковых смесей, а также не менее 500 тыс. гектаров бобово-злаковых однолетних трав, возделываемых по двух- и трехукосной схемам, включая промежуточные посевы, такой объем производства кукурузы позволит в полной мере обеспечить потребности скотоводства в травяных кормах, исключит необходимость привлечения дополнительных ресурсов, которые ныне измеряются более 200 млн. долларов США, для балансирования кормов по белку. Чем не резерв для укрепления аграрной экономики? Отметим, что Ленинградская область России, получающая надой молока от коровы почти вдвое выше, чем Беларусь, практически вообще не возделывает кукурузу, базируясь на травах. Кстати, некоторые аграрники отмечают, что в европейской практике бобовые травы мало используются, основу травяного кормопроизводства составляют злаки. Да, это так. Но там под злаковые травы вносится до 500 кг на гектар азота, что для нас непосильно.

С учетом поставленных задач по развитию скотоводства коренному пересмотру практики производства травяных кормов в республике альтернативы нет. Всенародная любовь к кукурузе ныне объясняется «леностью» ее технологии: вследствие крупномасштабной поддержки государства нет проблем с семенами, удобрениями и пестицидами, проводится одноразовая уборка. Никакого напряжения со стороны руководителей и специалистов сельскохозяйственных организаций не требуется. А работа с травами хлопотная. Нужно 2—3 раза косить, готовить сено и сенаж. Это излишняя головная боль для руководства сельскохозяйственных организаций. А ведь меньше половины затрат на производство неполноценных кормов из кукурузы достаточно для производства такого же количества полноценных кормов из трав. Почему на это никто не обращает внимания? И как это назвать? Если бы в основу производства в сельхозпредприятиях была положена экономика, работала бы совсем другая идеология.

МИНСЕЛЬХОЗПРОД республики неоднократно ставил и ставит вопросы об увеличении посевов бобовых многолетних трав и их смесей со злаками. В 2009 году за счет средств республиканского бюджетного фонда поддержки было закуплено за рубежом 280 тонн семян клевера и 900 тонн семян люцерны. Это соответственно не менее чем на 40 и 90 тысяч гектаров посевов. Семена были выданы хозяйствам республики бесплатно. Предполагалось, что уже в прошлом году они решат вопросы семеноводства данных культур. Но этого не произошло, урожай в большинстве случаев использован на корм, поскольку проблемы травяного поля ныне вне внимания региональных органов управления, а административное влияние Минсельхозпрода ограничено.

В республике нерационально используются естественные кормовые угодья. Вряд ли объяснимо, что в 1990 году, при общей численности поголовья КРС во всех категориях хозяйств почти 7 млн. голов, и в 2010 г., при наличии КРС в тех же субъектах около 4,2 млн. голов, площадь естественных пастбищ остается на одном уровне. Кроме того, следует учитывать, что в настоящее время на круглогодичном стойловом содержании находится около 1/3 дойного стада КРС. В частном секторе поголовье скота сократилось до минимума. В некоторых деревнях уже нет ни одной коровы, а выделенное здесь ранее пастбище сохраняется в прежнем размере. Как правило, на естественных сенокосах и пастбищах годами не вносятся минеральные удобрения и не проводятся никакие оздоровительные для травостоев мероприятия. Поэтому продуктивность их крайне низкая, в 2010 г. в среднем по республике на пастбищах она составила 64 ц зеленой массы с гектара. А в структуре произведенных кормовых единиц корма естественных лугов и пастбищ занимали лишь 6,6 проц. Поэтому очевидно, что следует провести инвентаризацию этих кормовых угодий. Излишние из них с нормальным водным режимом подлежат распашке с вовлечением в севооборотную систему использования, конечно же, не с посевом зерновых уже в первый год. Предположительно, этот источник может составить не менее 200 тысяч гектаров. На оставшихся (в пределах практической потребности) естественных кормовых угодьях предстоит реализовать комплекс культурно-технических мероприятий, существенно повышающих их продуктивность.

Проблемы в растениеводстве в полной мере отражаются на продуктивности и экономике животноводческой отрасли. Вследствие несовершенства кормовой базы постоянно имеет место большой расход кормов на производство единицы продукции, почти вдвое превосходящий аналогичные показатели в развитых в аграрном отношении странах. Отсюда высокая себестоимость и низкая рентабельность продукции.

Для реализации изложенных мер по существенному повышению экономической эффективности земледелия, а на этой основе и животноводства, следует изменить идеологию хозяйствования на земле. Есть неоспоримая истина: богат не тот, кто больше производит, и даже не тот, кто имеет высокую выручку от реализации продукции, а тот, у кого большая прибыль от производственной или иной деятельности. И это мировая практика. Ни один хозяин в рыночной экономике не будет производить заведомо убыточную продукцию. А мы производим. Потому что государство даст не только технику, топливо, удобрения, средства защиты, но и деньги на зарплату. Годами сформировалась идеология, что трудно, но можно прожить и не зарабатывая. Государство в беде не оставит.

ОЧЕНЬ хороший тест на экономическое благоразумие руководителей сельскохозяйственных организаций сложился в прошлом году: цены на картофель и гречиху. Казалось бы, посевы этих культур в первый же год возрастут в несколько раз. Ведь заниматься в АПК республики картофелем стало выгоднее, чем любой другой деятельностью. Посеял 100 гектаров — получи 2—3 млрд. рублей. Но этого не произошло. По Марксу, цена — главный двигатель оптимизации структуры производства. Что выгоднее — то в первую очередь и производится. Это было известно сотни лет назад. Но у нас не работает эта формула и поныне. Нет никакого желания зарабатывать деньги.

Вопрос о придании приоритета экономическим показателям в производстве на республиканском уровне поднимался уже неоднократно, в том числе главой государства. Но на практике ничего не изменяется, хотя альтернативы этому нет. Поэтому требуется принять соответствующий нормативный акт, который бы в качестве основного критерия оценки работы сельскохозяйственных организаций ввел вместо объемных единый интегрированный экономический показатель — прибыль в расчете на 1 балло-гектар кадастровой оценки сельхозугодий с учетом условий ее формирования: наличие животноводческих комплексов, созданных на средства государства, присоединение убыточных сельскохозяйственных организаций и уровень их финансовых обязательств, другие объективные факторы (методику предстоит разработать).

Придание приоритета экономическим показателям позволит создать эффективный механизм объективной оценки результатов хозяйствования на земле, ориентирующий сельхозпроизводителей на укрепление экономики, побуждающий наращивать объемы производства сельскохозяйственной продукции на основе использования наиболее экономически выгодных организационных, технических и технологических подходов. При этом будут максимально реализованы внутренние резервы аграрной отрасли, при нынешнем уровне государственной поддержки она сможет эффективно функционировать на принципах самофинансирования.

Для создания эффективной модели управления производством, переработкой и реализацией сельскохозяйственной продукции, оптимально сочетающей государственные распорядительно-контрольные функции с самостоятельностью субъектов хозяйствования в выборе экономически целесообразных методов организации производства, технических и технологических решений, рынков реализации произведенной продукции, предлагается:

— разместить на конкурсной основе сельскохозяйственным организациям и регионам государственный заказ на все необходимые виды сельскохозяйственной продукции в объеме полной потребности с учетом страховых запасов, обеспечить его оформление договорами с уполномоченными государством заготовительными организациями;

— предоставить субъектам хозяйствования АПК реальное право производимую сверх государственного заказа продукцию реализовывать самостоятельно, установив на нее в контрольном порядке минимальные цены;

— реализацию наиболее значимых видов продукции по согласованию с производителями осуществлять через республиканские внешнеторговые организации;

— разграничить функции государственного и хозяйственного управления в аграрной отрасли. За органами государственного управления оставить: организацию научного обеспечения отрасли, мониторинг аграрного законодательства и участие в его разработке; обоснование стратегии развития и формирование целевых производственных программ; прогнозирование и координацию развития отраслей АПК; регулирование продовольственных рынков; организацию аграрного образования и подготовки кадров; реализацию единой государственной политики в области семеноводства, племенного дела, мелиорации и химизации земель; государственный контроль в области ветеринарии, защиты растений, технадзора, охраны труда и техники безопасности; координацию работ по созданию в республике новой сельскохозяйственной техники, организацию внедрения в сельскохозяйственное производство достижений научно-технического прогресса. Отраслевое управление производством — функция самих хозяйств и их объединений. Вмешательство государственных органов в хозяйственную деятельность сельскохозяйственных организаций осуществляется лишь в пределах обеспечения санитарно-гигиенического и экологического благополучия страны, в сфере соблюдения законодательства.

УЛУЧШЕНИЕ экономических показателей хозяйствования невозможно без усиления личного интереса работников агропромышленного комплекса в этом процессе. Сегодня труд руководителя сельскохозяйственной организации и простого работника при множестве имеющихся рекомендаций, различных правил и норм не имеет реальных мотивов для повышения экономической эффективности предприятий, поскольку нет прямой функциональной связи его заработной платы с экономическими показателями выполненного им управленческого или трудового процесса. Выход из этой ситуации был заложен в Государственной программе возрождения и развития села на 2005—2010 годы. Она предусматривала механизм выделения руководителям и специалистам сельскохозяйственных предприятий части прибыли, дополнительно полученной хозяйством по итогам за год их работы по сравнению с предыдущим.

Программой также предусматривалось предоставить возможность получения высоких доходов рядовым работникам сельскохозяйственных предприятий через внедрение коммерческого расчета на основе выдачи им части прибыли от реализации произведенного продукта. Этот механизм мог интегрировать все основные составляющие компоненты процесса укрепления аграрной экономики: сохранность средств производства и достижение максимальной продуктивности при минимальных затратах, поскольку разница между выручкой и затратами составляет экономический интерес работника.

К сожалению, по этой позиции пока ничего не сделано. Полагаем, что она должна найти неотложное решение уже на начальном этапе выполнения очередной программы развития АПК.

С УЧЕТОМ изложенного представляется необходимым срочно менять практику организации и технологические подходы в АПК. Большая задолженность сельскохозяйственных организаций впредь не позволяет ориентироваться на производство продукции любой ценой. Уровень государственной поддержки сельхозпроизводителей ныне достаточно высок, но дальнейший его существенный рост нереален, поскольку природных ресурсов, наполняющих государственный бюджет дармовыми финансами, в республике нет. Наоборот, в связи с требованиями Таможенного союза с Россией и Казахстаном уровень государственной поддержки производственной сферы сельского хозяйства будет снижаться. Поэтому безальтернативная идеология дальнейшего развития АПК — наращивание производства во всевозрастающих объемах экономически выгодной продукции на основе повышения эффективности использования внутренних резервов отрасли, переход сельскохозяйственных организаций на принципы самофинансирования при реальном уровне инвестиций государства.

Леонид КУКРЕШ, академик

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?