Близкий Восток

Экономический эффект от визита Президента в Иран оценивается в 350 млн. долларов
Экономический эффект от визита Президента в Иран оценивается в 350 млн. долларов

На пресс–конференции, подводя итог трехдневной работы белорусской делегации в Тегеране, Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад говорил о настоящем прорыве во взаимоотношениях двух стран. При этом подразумевалась не столько политическая сторона дела, сколько деловое взаимодействие.

Белорусско–иранские отношения как раз тот случай, когда экономическое сотрудничество развивается на основе общности понимания процессов развития наций и мира в целом. Эту мысль точно сформулировал Верховный лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хаменеи во время встречи с Александром Лукашенко. Он отметил, что в основе сближения Беларуси и Ирана лежит воля и сила двух народов, которые настроены на то, чтобы не допустить иностранного доминирования над судьбами своих государств.

К слову, сам факт встречи Президента с Али Хаменеи — случай исключительный. Верховный лидер, или, как называют его иранцы, Рахбар, наделен полномочиями главы государства. Он контролирует все ветви власти и одновременно является высшим духовным лицом. Рахбар — это и религиозный правовед. Таким образом, Верховный лидер как бы над светской властью. Поэтому даже приезжающих в Иран глав государств он принимает крайне редко. Александр Лукашенко встречался с Рахбаром дважды: посещая Иран в 1998 году и во время нынешнего визита, который проходил с 5 по 7 ноября.

Деловой блок вопросов Александр Лукашенко обсуждал с Президентом Махмудом Ахмадинежадом. Об интенсивности и глубине переговоров можно судить по тому, что проходили они, так сказать, в два раунда. Президенты встретились во второй день визита и общались сначала в формате один на один, после чего к ним присоединились представители руководства правительств и профильных министерств. Вторая часть переговоров прошла в последний день визита и завершилась подписанием восьми документов о сотрудничестве в различных областях и совместного коммюнике. Кроме того, во время пребывания в Тегеране Александр Лукашенко встретился с первым вице–президентом страны Парвизом Давуди, министром торговли Масудом Мир–Каземи и посетил мавзолей аятоллы Хомейни, где возложил венок к гробнице.

Тем временем не менее динамично шли переговоры и на рабочем уровне. Как образно выразился Александр Лукашенко, в Иране высадился солидный «десант» руководителей различных органов государственного управления и промышленных предприятий. Предварительные экономические итоги визита по прилете в Минск подвел первый заместитель Премьер–министра Владимир Семашко. По его словам, уже в ближайшее время в Иран пойдут около сотни автомобилей МАЗ, а МТЗ заключил контракт на поставку 110 своих тракторов. Подписан документ о завершении сертификации наших энергонасыщенных тракторов, что позволит уже в следующем году участвовать в тендере по поставке 4 тысяч машин. БелАЗ заключил контракт на 7 млн. долларов. А общий денежный эквивалент документально закрепленных деловых договоренностей оценивается примерно в 350 млн. долларов. Это очень солидная сумма, если учесть, что по итогам прошлого года белорусско–иранский товарооборот составил 38,4 млн. долларов. Но и нынешняя контрактная сумма — не предел. Александр Лукашенко и Махмуд Ахмадинежад солидарны в мнении, что достигнутые экономические договоренности — это лишь промежуточная стартовая площадка для более весомого взаимодействия. В качестве ближайшего ориентира президенты ставят объем взаимной торговли в миллиард долларов.

Иллюстрируя возможности для расширения белорусско–иранской торговли, Александр Лукашенко привел такие цифры: на сегодня Иран импортирует товаров на 40 млрд. долларов. «Разве мы в этом импорте не можем занять определенную нишу? — резонно заметил Президент. — Пусть даже 10 процентов. Это было бы 4 млрд. долларов для развития экономики Беларуси». Махмуд Ахмадинежад согласился с реалистичностью такой оценки.

Одним из наиболее перспективных направлений развития сотрудничества имеет смысл считать нефтехимическую сферу. Переговоры об этом Владимир Семашко считает весьма успешными. Он рассказал, что уже 15 ноября в Иран отправится группа экспертов для того, чтобы «отработать эти направления». По словам первого заместителя Премьер–министра, к февралю будущего года можно ожидать конкретную информацию о совместных белорусско–иранских проектах в нефтехимии. При этом наиболее многообещающим из них стоит рассматривать совместную разработку нефтяных месторождений Ирана. Александр Лукашенко открыто говорил об особенной важности этого вопроса, так как он касается сферы экономической и энергетической безопасности нашего государства. Иранская сторона отнеслась к этому с пониманием.

«Наши государства стремятся к тесному взаимодействию, — констатировал Александр Лукашенко. — Для этого есть и субъективные причины — дружеские отношения президентов, и объективные — та обстановка, ситуация, в которой мы находимся. Скажем откровенно, она нас подталкивает к самому тесному сотрудничеству». Таким образом, сформирована политическая воля. «Мы считаем, что заложен камень мощного долгосрочного сотрудничества Беларуси и Ирана. Нынешний визит, безусловно, станет новым этапом в развитии двусторонних отношений. По многим направлениям сотрудничества у нас имеются договоренности. Существующие наработки позволят нам сделать большой шаг вперед. Это наши общие взгляды, и это решимость сторон. Политическая основа для этого есть», – это слова г-на Ахмадинежада.

Вторая мотивационная составляющая, и белорусский Президент акцентировал на этом особое внимание, — во взаимодополняемости экономик двух государств. Нам весьма интересна работа в топливно–энергетическом секторе Ирана, рынок которого, в свою очередь, очень восприимчив к нашим товарам. Поэтому Александр Лукашенко убежден, что Беларусь должна активнее открывать в Иране, который интенсивно строится, привлекает иностранных специалистов, инвестиции, совместные производства и сборочные предприятия с последующей передачей технологий. Здесь могут реализовываться проекты в области машиностроения, производства холодильного оборудования, телевизионной и иной бытовой техники. Это мнение поддержано и иранской стороной. Махмуд Ахмадинежад высказал заинтересованность своей страны в развитии сотрудничества в сфере науки и технологий, промышленности, сельского хозяйства.

Под занавес визита Александр Лукашенко тепло поблагодарил Рахбара Сейеда Али Хаменеи и Махмуда Ахмадинежада за колоссальную поддержку, которую они оказывают развитию белорусско–иранских отношений, и пригласил своего иранского коллегу посетить с визитом Беларусь. Президенты договорились, что будут лично патронировать сотрудничество между двумя странами, а при необходимости назначат доверенных лиц для контроля над реализацией принятых решений. «Мы достаточно далеко продвинулись в сотрудничестве в сфере политики. У нас отлично работают дипломаты, у нас единая точка зрения по вопросам мироустройства. Но любая политика нуждается в мощной подпитке в виде торгово–экономических отношений», — резюмировал Александр Лукашенко главную составляющую прошедших белорусско–иранских переговоров на высшем уровне.

Минск — Тегеран — Минск.

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
андрей
К сожалению в ближайшее время совбезом ООН будут приняты экономические санкции в отношении Ирана.И,боюсь,эффект от принятых соглашений может свестись к нулю.
слава
не сведуться - от санкций до бомбежек запад обычно оставляет время - а за пару лет мы сможем получить свое как было в случае с ираком. да и не факт еще что англо-саксонская шайка будет воевать с ираном - скорее всего "обойдется" еврейскими авиаударами от которых вреда будет мало - иран не работает по указке америки как было в случае с хусейном
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?