«Близкие 20 лет не подают заявления о поиске пропавшего. Это нормально?»

ИХ РАБОТА и впрямь, как в той песне поется, и опасна, и трудна. Связана с риском для жизни. Недаром о сотрудниках УГРО снимается больше всего кинолент, пишется книг. Сегодня в Министерстве внутренних дел Беларуси начинаются торжества по случаю солидной даты — 95-й годовщины уголовного розыска республики, образованного 5 октября 1918 года. Накануне профессионального праздника мы попросили в эксклюзивном интервью рассказать о работе белорусских сыщиков заместителя начальника третьего управления главного управления уголовного розыска криминальной милиции МВД полковника милиции Сергея КРУПЕНЬКО.

Полковник милиции Сергей Крупенько рассказал «БН» о заблудившихся грибниках, гастарбайтерах и «уклонистах» от кредитов

ИХ РАБОТА и впрямь, как в той песне поется, и опасна, и трудна. Связана с риском для жизни. Недаром о сотрудниках УГРО снимается больше всего кинолент, пишется книг. Сегодня в Министерстве внутренних дел Беларуси начинаются торжества по случаю солидной даты — 95-й годовщины уголовного розыска республики, образованного 5 октября 1918 года. Накануне профессионального праздника мы попросили в эксклюзивном интервью рассказать о работе белорусских сыщиков заместителя начальника третьего управления главного управления уголовного розыска криминальной милиции МВД полковника милиции Сергея КРУПЕНЬКО.

— Сергей Владимирович, 95 лет для ведомства — юбилей серьезный. Если возьмем такой аспект вашей профессиональной деятельности, как поиск пропавших людей, то сегодня насколько упростилась задача? С учетом появления новейшей техники, навигаторов, мобильных устройств и прочего. Те же грибники, охотники или рыбаки уже зачастую находятся сами….

— Люди терялись во все времена… И все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Техника может отказать в любой момент. Телефон разрядиться, навигатор «зависнуть». Человек остается один на один с природой. Да и категории грибников — немолодые люди — не всегда берут с собой телефоны. Не говоря о том, что понятия не имеют о навигаторах. Большинство потерявшихся — старше 70 лет. Здоровье у них, сами понимаете, какое: не то что в лес отправлять одних нельзя — дома оставлять!

— Но кроме потерявшихся на тихой охоте, ведомство разыскивает и преступников, скрывшихся от следствия...

— На днях, кстати, установили двух пропавших без вести. С 2008 года они находились в розыске. Оформили много кредитов и исчезли в Украине. Вот родственники и забеспокоились. Всего из 660 потерявшихся, то есть объявленных в этом году в уголовный розыск, 600 человек найдены. Теряются чаще лица среднего возраста. Несовершеннолетние и старики — реже.

Опыт цивилизации подсказывает, что в обществе, к сожалению, всегда будут появляться отдельные личности, которые покушаются на чужое имущество, жизнь и здоровье другого человека, на нашу с вами безопасность. Так что розыск никогда не уйдет на покой и не потеряет своей актуальности. В противном случае множество злодеяний останутся нераскрытыми, а преступники не понесут достойного наказания.

— Когда родственники начинают понимать, что их близкий пропал без вести, как им быть? Набирать 101 или бежать в милицию и писать заявление?

— У человека может найтись тысяча причин не сообщать родственникам о своем местонахождении. Он может в магазин пойти, в лес, на рыбалку, уехать в Россию на заработки. Родственники начинают беспокоиться — связи, которую поддерживали с ним, длительное время нет.

Приходилось сталкиваться с такими прецедентами, когда по 10—20 лет близкие не обращались в милицию с заявлением о пропаже родного человека. Например, развелись муж и жена — муж уехал на постоянное место жительства в Россию. Через 10 лет жена решает приватизировать квартиру, продать или обменять. Нужно выписать бывшего мужа, с которым она многие годы не поддерживала отношений. Вот тогда она и обращается в милицию с просьбой найти человека.

А есть люди, которые начинают беспокоиться уже после получаса с момента исчезновения. Пошел ребенок погулять, сказала мать ему вернуться домой в 10 часов, а его нет. И она начинает тревожиться: вдруг похитили? А он всего лишь с друзьями заигрался, в квартире у одноклассника «зависнул». Сначала обзвоните родственников, знакомых — попытайтесь сами что-то сделать для поиска. Нет результата — тогда обращайтесь в милицию.

В нашем законодательстве нет конкретизации, для чего нужно искать человека. Заявление об исчезновении поступило, и если за 10 суток мы его не нашли, возбуждается уголовное дело по факту исчезновения, материалы передаются в Следственный комитет. Он расследует, мы занимаемся установлением местонахождения, расследуем обстоятельства исчезновения.

— В моду вошло у иных белорусов зарабатывать на хлеб в России. Зачастую связь с близкими прекращается. Один-два звонка, и человек пропал. Какова его судьба, как здоровье и жив ли вообще, родственники не знают. Помогаете найти этих людей за границей?

— Да, некоторые белорусы уезжают работать в Москву, Санкт-Петербург и не сообщают об этом родственникам. Это контингент, который не нашел применения своим способностям в Беларуси. Они не хотят напрягаться на работе и у нас, и в России. Трудоустраиваются нелегально, как правило, проматывают деньги и остаются с дырой в кармане. К тому же их выгоняют с работы. И доехать домой непросто. Такие факты имели место, но это не тенденция.

Мастера же своего дела, профессионалы, заключают договоры и идут официально работать как у нас, так и в России. Кстати, там делается многое, чтобы узаконить трудовых мигрантов. Мы проверяли: в Сочи на строительстве объектов около двух тысяч белорусов, все официально оформлены. Никто из них не значится в розыске.

Нелегальные же трудовые мигранты приносят хлопоты — и нам, и родным. Без помощи российских коллег было бы сложно их искать. В рамках СНГ заключены договоры, соглашения, конвенции. Предполагаем, что человек выехал в Россию или Украину, объявляем в межгосударственный розыск. Готовится документ в МВД России. Там создан межгосударственный информационный банк. Оттуда информация поступает во все республики СНГ. Естественно, что ее видят все сотрудники правоохранительных органов. Сотрудничаем с помощью переписки. Направляем поручения, оперативные задания. Аналогичные принимаем и от заграничных коллег. За пределами стран СНГ объявляем в розыск по линии Интерпола. Большая помощь — от консульских учреждений Министерства иностранных дел…

Константин КОВАЛЕВ, «БН»

В ТЕМУ

Омут лесов Осиповичского района…

все чаще затягивает грибников. Несколько дней назад 40-летние мужчина

и женщина заблудились  деревни Верхи, а еще раньше там, возле деревни Цель, на шесть дней пропала пенсионерка

СООБЩЕНИЕ о том, что пара утром ушла в лес в районе деревни Верхи и пропала, поступило от самих заблудившихся. У них с собой был «сотовый».

— Свое местонахождение минчане не могли пояснить, так как находились в шоковом состоянии, и когда позвонили, было уже темно, — пояснил начальник Осиповичского РОВД, майор милиции Андрей Говорако. — Связь с заблудившимися мы поддерживали каждые десять минут и спокойно контролировали ход поисковых работ. Около двух часов ночи минчане самостоятельно вышли из леса около деревни Верхи и в медпомощи не нуждались.

А не так давно в этом же районе, около деревни Цель, в чащу ушла и не вернулась 78-летняя пенсионерка из столицы. Милиция, МЧС, солдаты и даже беспилотные аппараты Минобороны Беларуси искали ее неделю! Когда нашли, то удивились: пожилая женщина оказалась слаба, но жива, госпитализация не потребовалась.

— Случай исключительный. В Осиповичском районе глухие леса, плюс много болот. Шаг влево-вправо, и, кажется, ты отрезан от цивилизации. В таких случаях при себе всегда нужно иметь небольшой запас провизии, пол-литровую бутылку воды и заряженный мобильный телефон, — советует пресс-секретарь МЧС Беларуси Виталий Новицкий.

Станислав ЛОБАТЫЙ, «БН»

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости