Минск
+3 oC
USD: 2.11
EUR: 2.33

Кто развяжет сирийский узел

Ближневосточный разлом

На прошлой неделе турецкие войска при поддержке авиации западной коалиции начали на территории Сирии операцию под названием “Щит Евфрата”. В ней участвует около 50 танков и 400 спецназовцев, которым содействуют отряды сирийской оппозиции. Вообще-то Турция активно участвует в сирийском конфликте с самого начала. Но на открытое применение войск пошла впервые. Поводом для начала операции стала серия терактов, захлестнувших Турцию в последнее время. Вдумайтесь только: с начала года страна пережила около 30 атак террористов.



Турция превратилась в безусловный объект исламского терроризма, и эта ситуация требует действенных мер со стороны властей, комментирует востоковед Наталья Ульченко. При этом нельзя сбрасывать со счетов и такой фактор, как восточная ментальность. Последний, наиболее кровавый теракт на юго-востоке страны произошел на свадьбе, он унес жизни десятков людей. С точки зрения Востока это очень грубый, провокационный вызов самим устоям жизни, которые должно обеспечивать турецкое государство, последняя капля в череде тех громких терактов, которым подверглась страна в последнее время. И президент Турции Реджеп Эрдоган, конечно же, не мог на это не ответить.

Изначально Анкара объяснила свои действия в Сирии стремлением освободить от боевиков террористического “Исламского государства” город Джараблус. Однако впоследствии четко обозначилась и другая цель: выдавить отряды курдской народной самообороны на левый берег Евфрата и не позволить им соединиться с курдским анклавом в западной части провинции Алеппо. Проще говоря, Турция всячески стремится покончить с террористическими атаками на свою территорию и не допустить создания жизнеспособной курдской автономии в Сирии. Заявление Эрдогана не оставляет никаких сомнений по этому поводу:

— Мы окажем любую помощь в деле освобождения Сирии и Ирака от боевиков группировки “Исламское государство”. Этим объясняется и наше присутствие в Джараблусе. Наша цель также и в том, чтобы вымести отсюда и сепаратистов-курдов из партии “Демократический союз”. Мы продолжим борьбу до тех пор, пока не искореним здесь эту террористическую организацию.

Как бы то ни было, с началом турецкой наземной операции ситуация на Ближнем Востоке стала еще более запутанной. Сама же Сирия уже давно превратилась в один сплошной фронт, где фактически не существует безопасных мест. Даже Дамаск постоянно обстреливается из трех разных точек.

— Эту войну уже никак нельзя назвать гражданской, — говорит сирийский политолог Али-ал-Ахмад. — Сначала западные медиа пытались представить все это революцией против режима Башара Асада, потом столкновением суннитов и алавитов, позже борьбой суннитов и шиитов. Но это чушь! Большинство местного населения составляют именно сунниты. И именно сунниты защищают страну от иноземных захватчиков, а рядом с ними сражаются алавиты, христиане, курды, шииты. Общественная почва здесь всегда была умеренной, толерантной.

Кстати, по самым осторожным оценкам, за последние пять лет в Сирию проникло почти 400 тысяч иностранных наемников. А ведь на их переброску, снабжение нужны десятки миллиардов долларов. Этот регион погружается в хаос. Положение тем ужаснее, если вспомнить, что до “арабской весны” Сирия была одной из самых преуспевающих, безопасных и цивилизованных стран Ближнего Востока. Уверенно росла экономика, строились дороги, процветал туризм. На плодородной земле трудолюбивые сирийские крестьяне выращивали пшеницу, оливки, виноград, фисташки. Кстати, твердые сорта пшеницы у Сирии закупала даже Италия. Война мигом уничтожила все это благополучие, превратив сирийское государство в “проходной двор”, где все воюют против всех. За пять лет в стране погибло уже около 300 тысяч человек. Войну часто сравнивают с шахматами. Чтобы представить таким образом сирийский конфликт, понадобится десяток шахматных досок и фигур, безнадежно вклинившихся на территорию друг друга.

Что же касается радикализации турецкой ближневосточной политики, то столь решительный переход Анкары к военным действиям сигнализирует о ее разочаровании в отношении Запада, считает политолог Анатолий Цыганок:

— США и их европейские партнеры в борьбе против исламских радикалов сделали ставку на вооруженные курдские формирования, которым впоследствии может быть обещано создание своего государства. И это Анкару никак не устраивает. Совершенно очевидно, что Турция стремится к тому, чтобы стать ведущей державой на Ближнем Востоке. Сейчас для этого весьма благоприятный момент. Впервые за долгое время у Анкары сложились хорошие контакты с Тегераном. Но в итоге, после того как по окончании войны страны Запада и Россия оставят Сирию (а это неминуемо когда-то произойдет), обязательно должен будет определиться региональный лидер. И весь вопрос в том, кто им станет — Турция, Иран или, скажем, Саудовская Аравия.

Однако многие эксперты настроены более пессимистично, полагая, что мир движется к глобальной конфронтации на Ближнем Востоке, которая затянется на неопределенный срок. Фактически военно-политическая ситуация в Сирии сейчас такова, что в этой войне без серьезных последствий, не обостряя международную обстановку, победить нельзя. А совсем уйти будет равносильно проигрышу со всеми вытекающими последствиями для имиджа каждой из стран.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Виктор Шадурский, декан факультета международных отношений БГУ:

— Я вижу целый комплекс внутренних и внешних причин того, что некогда цветущая страна стала ареной противостояния разных политических сил. Все-таки надо признать, что мир и спокойствие в Сирии долгое время держались на доминировании одной политической группы над другими. Вопрос в том, какими методами это достигается. Когда громыхнула “арабская весна” в Северной Африке, сразу же встал вопрос, что будет в Сирии. Один из белорусских аспирантов даже успел защитить на эту тему кандидатскую диссертацию, в которой он убеждал всех, что Сирии не грозят потрясения. Дескать, там и руководство более сильное, и армия более сплоченная. Но какой бы сильной ни была власть, она  должна действовать на упреждение, обращать внимание на негативные моменты в обществе, вести диалог с оппонентами и вовремя выпускать пар из котла, а не загонять проблемы в тупик.

В определенной степени Сирии не повезло, что она оказалась в окружении неблагоприятных внешних условий и эпицентре российско-американских противоречий. Все-таки Дамаск всегда выступал союзником России, которую США хотят вытеснить из этого региона.

В целом же Сирия стала лишь одним из звеньев долгого и весьма болезненного процесса выстраивания новой системы международных отношений взамен разрушенной старой. Еще одним элементом этой трансформации можно назвать, например, Украину. Этот конфликт уже возле нашего порога, и для нас он гораздо опаснее. Если ничего не предпринимать, неизбежно будут возникать новые очаги противостояния.

Что делать? Прежде всего должны искать компромисс крупные страны. На мировой арене необходим баланс сил, а для этого надо договариваться о принципах нового мироустройства. Пока же сильные мира сего пытаются переиграть друг друга. На фоне недоговоренностей и отсутствия диалога появляются третьи игроки со своими интересами. Только общая стратегия в данном регионе поможет начать как-то распутывать эту головоломку.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...