Минск
+3 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Бледная копия!

Дело о 100 миллиардах долларов
Дело о 100 миллиардах долларов

Скажите, вы можете отличить товар известной фирмы от подделки? Я тоже не могу. Даже знатоки порой теряются: где оригинал, а где — качественная копия.

И чем громче имя, тем больше желающих заработать на чужом брэнде.

Мировые компании–производители к факту появления на рынке фальшивок относятся по–разному. Одни отчаянно борются, инвестируя в защиту брэнда деньги и технологии. Другие считают, что подделки — свидетельство популярности марки.

Производители фальшивок предпочитают товары более ходовые — продукты, лекарства, сигареты, косметику, мобильные телефоны... По данным экспертов, ежегодный мировой экономический ущерб от контрафакта превышает 100 миллиардов долларов. В этом году в работу включился и Интерпол: создал всемирную базу контрафактных товаров.

В Беларуси полномочия по пресечению распространения контрафактной продукции возложены на Министерство внутренних дел и Государственный таможенный комитет. У них свой взгляд на эту проблему...

Теория и практика

Поступление в Беларусь подделок товаров известных фирм, к сожалению, отследить практически невозможно. Таково мнение Владимира Гарифова, начальника оперативно–организационного отдела управления организации борьбы с контрабандой и административными таможенными правонарушениями Государственного таможенного комитета.

Очень велика вероятность, что идут они из России, поскольку ввозимые оттуда в Беларусь индивидуальными предпринимателями товары не подлежат таможенному оформлению. К тому же таможенные органы не вправе задержать тот или иной груз по причине его контрафактности, пока об этом не попросит правообладатель. Такова мировая практика.

— Первый шаг, — подчеркивает Владимир Анатольевич, — как это ни странно звучит, должен сделать именно правообладатель, подав в Государственный таможенный комитет заявление с указанием торговой марки, наименования и категории товаров, которые он хочет защищать. Стоит такая услуга около 320 евро. Уплатив таможенный сбор, фирма может быть уверена в том, что в течение двух лет к ее продукции на таможне будет самое пристальное внимание. Поддельный груз тут же задержат до прибытия эксперта. Но не более чем на 10 дней. Если за это время правообладатель не проявит инициативу, оперативность и не обратится в МВД или суд за защитой своих законных прав, товар к ввозу будет разрешен.

Таможенные органы могут защищать права на объекты интеллектуальной собственности, но только (!) при таможенном оформлении. К тому же на границе проверяется не подлинность того или иного товара, а соответствие его коду и наименованию, которые заявлены в документах. А потому при всем желании белорусским таможенникам бывает очень трудно помочь нашим предприятиям, ведущим «товарные войны» с Россией. Досконально отслеживается подлинность товаров только тех фирм, товарные знаки которых внесены в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности.

Что же до взаимодействия с таможенными органами других государств, то тут тоже все непросто. Уже хотя бы потому, что в реестрах разных стран указаны разные правообладатели на одни и те же товарные знаки. Порой одна и та же продукция идет под разными товарными знаками, а один и тот же знак принадлежит в разных странах разным компаниям. Путаницы хватает.

Но есть и положительные сдвиги в данном направлении. Так, таможенные органы Беларуси и России в настоящее время разрабатывают порядок взаимного обмена нормативными правовыми актами в сфере защиты прав на объекты интеллектуальной собственности, а также таможенными реестрами таких объектов. Более того, предполагается, что эти сведения будут доступны всем желающим субъектам хозяйствования через «всемирную паутину». Если данные меры дадут положительный результат, то, возможно, такая практика распространится на все страны Содружества Независимых Государств.

— Очень жаль, — подводит черту Владимир Анатольевич, — что до сегодняшнего дня многие правообладатели так и не знают, как защитить и обезопасить свое имя. А ведь начинать работу на чужом рынке надо как раз с регистрации товарного знака. А мы все полагаемся на дружбу. Но, как показывает практика, там, где есть бизнес, дружба заканчивается.

Как работает система?

— У нас в стране создана и функционирует национальная система охраны прав на объекты интеллектуальной собственности, — рассказывает Александр Кузнецов, заместитель начальника отдела управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД. — Она включает в себя законы, указы, декреты Президента и более 200 нормативных актов. В законодательстве предусмотрена гражданская, административная и даже уголовная ответственность. И не только для тех, кто производит контрафактный товар, но и распространяет его.

Скажем, продажа товаров под маркой известных фирм подпадает под действие статьи 9.21 КоАП «Нарушение авторских, смежных и патентных прав». Такое самовольство для физических лиц в первый раз чревато штрафом от 20 до 50 базовых величин, для индивидуальных предпринимателей — до 100, для юридических лиц — до 300 базовых величин с конфискацией (либо без) предметов административного нарушения.

Защищает интеллектуальную собственность и Уголовный кодекс. За нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав (ст. 201) и за распространение ложной информации о товарах и услугах (ст. 250) предусмотрен как штраф, так и ограничение либо лишение свободы на срок до 5 лет.

Согласно законодательству такие дела относятся к делам частно–публичного обвинения и могут быть начаты только по заявлению правообладателя либо его уполномоченного представителя. Все иные обращения (частных лиц, обществ по защите прав потребителей и др.) юридической силы не имеют, а потому и решения будут приниматься не в их пользу.

Однако радует, что многое все же сделано. За последние пять лет выявлено и уголовно наказано более 200 фактов незаконного распространения или использования объектов авторского и смежных прав, объектов права промышленной собственности (ст. 201 УК), 60 случаев распространения ложной информации о товарах и услугах (ст. 250 УК), пресечено более 2.000 административных правонарушений.

К примеру, в Минском районе был организован подпольный цех по производству низкокачественных макаронных изделий и круп, которые реализовывались под известными белорусскими марками. На территории ОАО «Сукно» расфасовывали фальсифицированную муку (смесь российской муки и крахмала) в пакеты с надписью «Лидская мука высшего сорта». На складах Минского аэроклуба шел розлив фальсифицированного тосола Уфимского нефтеперерабатывающего завода. Задержаны мошенники, сбывавшие импортную мясную и колбасную продукцию неизвестного происхождения, выдавая ее за отечественную.

Только в этом году раскрыто 150 фактов изготовления и 198 — реализации фальсифицированной алкогольной продукции, прекращена деятельность 62 производств по изготовлению контрафактных продуктов питания, средств бытовой химии и иных потребительских товаров.

Почему контрафактная продукция пользуется таким спросом? По мнению Александра Валентиновича, на то есть несколько причин. Во–первых, низкий уровень потребительской грамотности. Во–вторых, отсутствие организаций, специализирующихся на защите прав на объекты интеллектуальной собственности. В–третьих, руководители многих белорусских предприятий пока еще недопонимают значимость неприкосновенности имени собственной фирмы и товарного знака выпускаемой продукции. Яркий тому пример — прошлогодний конфликт между кондитерскими предприятиями России и Беларуси.

Несмотря на то что в Беларуси уже многое сделано в области создания законодательства по защите прав интеллектуальной собственности, меньше контрафактной продукции на отечественных рынках пока не стало.

Как быть? Необходимо, считает Александр Кузнецов, создавать организации, защищающие интересы правообладателей и наделенные правами обращения в судебные и правоохранительные органы. Тогда бы многие вопросы по пресечению распространения контрафактной продукции решались быстрее.

Пока же в министерствах и ведомствах по поручению Правительства (и по инициативе МВД) создаются структурные подразделения по управлению и охране прав на объекты интеллектуальной собственности, на которые должны быть возложены обязанности по мониторингу товарных потоков и выявлению контрафактной продукции на рынке страны.

Справка «СБ»

За прошедшие три года органами внутренних дел изъято свыше 600.000 единиц контрафактной аудиовизуальной продукции, 1,5 миллиона полиграфических вкладышей, 40.000 боксов к компакт–дискам, 92 видеомагнитофона, 58 компьютеров, 980.000 л спирта, 347.000 л ликеро–водочных изделий, 138 т муки, 80 т гороха, макаронных изделий, риса и иных круп, 12 т мясной и 23 т косметической продукции, 7 т цемента, 5 т пищевых стабилизаторов и ряд иных фальсифицированных товаров.

Кстати

В 2006 году таможенная служба Евросоюза конфисковала поддельных товаров на общую сумму 2 млрд. евро.

Словарь «СБ»

Слово «контрафакция» происходит от французского слова соntrеfасоn — «ложные товары; воспроизведение (репродуцирование) мошенническим путем произведений литературы, искусства, денег, а также промышленных товаров». Контрафакция чаще ассоциируется со словом «подделка».

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...