Беларусь Сегодня

Минск
+14 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28

Корреспондент "СВ" отправился на рубежи Союзного государства и убедился, что они под контролем

Безграничное доверие

Корреспондент «СВ» проехал внутренний рубеж Союзного государства в обе стороны, чтобы понять, как живет и работает наше приграничье.

При въезде в Россию по трассе М-1 водителей встречает стела, символизирующая место соединения двух стран.
Дмитрий КОЗУРОВ

СТРАХОВКА НА ОБОЧИНЕ

Для поездки выбрал трассу М-1, идущую от Москвы до Бреста. Мало того что дорога соединяет две столицы, так это еще и участок большого европейского пути, по которому можно проехать из Ирландии аж до Омска. Какой бы бедой в России ни были дороги, но за этой следят – асфальт ровный, разметка свежая, снега не найти, хотя накануне случился довольно сильный снегопад.

Стоит проехать Смоленск, как на обочине начинают попадаться вывески: «Грин-карт», «Зеленая карта». В каждом селе есть домики, а то и просто припаркованные фургончики, в которых торгуют автостраховками. Как бы далеко ни зашла интеграция в Союзном государстве, но полисы у каждой страны пока свои. Конечно, можно это сделать и в пункте отправления, но большинство предпочитает оформлять документы по пути.

После того как грин-карты стали продавать через интернет, водителей-покупателей на трассе поубавилось.

– За день десять – двенадцать через меня проходит, – говорит Людмила, пока выписывает страховку нашему шоферу. В ее будке стоит обогреватель. В углу кипит чайник. – Летом, конечно, побольше поток. Зимой из России в Беларусь едут в основном на лыжах покататься, в агроусадьбах отдохнуть.

В зависимости от опыта водителя документ обойдется примерно в тысячу российских рублей. Штраф за отсутствие страховки больше раза в четыре. Кстати, если ехать с белорусской стороны, будут очень похожие таблички, только написано на них: ОСАГО.

Оформить международную страховку можно буквально в любом придорожном селе.
Дмитрий КОЗУРОВ

В РЕЖИМЕ ПРОЗРАЧНОСТИ

Если на пять минут задремать, то место, где заканчивается Россия и начинается Беларусь, можно и пропустить. Вот и сама граница, всего час езды от Смоленска. С российской стороны тут пропускной пункт «Красная горка» – по названию ближайшей деревни. Хотя внутренние рубежи в Союзном государстве и открыты, здесь работают и пограничники, и таможенники, и инспектора Россельхознадзора и Ространснадзора.

Нашу машину с российскими номерами и всех в ней сидящих внимательно осмотрели, но останавливать не стали.

– На белорусско-российской границе нет и не планируется таможенных постов, – прокомментировали «СВ» в Государственном таможенном комитете Беларуси. Не собираются в Минске ничего менять и в связи с грядущим введением пятидневного безвизового режима для иностранцев.

Жители приграничных деревень говорят, что на трассе по обе стороны постоянно дежурят сотрудники ГАИ – проверяют нарушения и наличие страховок.  На обратной дороге нас остановили тоже: «Предъявите ваш полис ОСАГО».

На границе установили барельеф с  изображением пути от Москвы до Беларуси.
Дмитрий КОЗУРОВ

ТАМОЖНЯ ДАЕТ ДОБРО

Если Санкт-Петербург – окно в Европу, то Смоленская область – парадные ворота. В прошлом году таможенники оформили тут 173 тысячи деклараций. Ожидал увидеть на трассе несколько десятков человек в погонах, заполняющих бланки и досматривающих фуры. На деле же их тут всего пятеро.

Большинство предпринимателей теперь предпочитают оформлять документы не на границе, а в специальном Центре электронного декларирования, который открыли в прошлом году под Смоленском.

– Это структура, которая позволяет разделить документальный и фактический контроль. В нем производится обработка документов и сведений, заявленных в электронной декларации, а фактический контроль товаров и их выпуск – в том таможенном органе, где они размещены. Чтобы организовать эффективную работу, в ЦЭДе мы собрали с таможенных постов специалистов, которые могут качественно и быстро заниматься выпуском деклараций, – рассказал начальник Смоленской таможни Иосиф Лужинский.

Кроме того, сейчас тут экспериментируют с автоматическим оформлением документов – компьютер все делает сам, без участия инспектора. Только вот по техническим причинам далеко не все декларации программа пока может рассматривать.

Работникам на месте оставили только досмотр и специфические функции: оформление бумаг по отдельным видам товаров или прием машин под белорусским конвоем. Груз попадает под сопровождение, если не хватает документов, что-то оформлено неправильно или нет обеспечения уплаты таможенных сборов.

Таможенники работают главным образом с юридическими лицами и фурами, которые возят для них товары. К гражданам России или Беларуси, которые пересекают границу, вопросов у них нет.

Фото: Дмитрий козуров

ЭХ, ЯБЛОЧКО, УРОЖАЯ ПОЛЬСКОГО

Чтобы отлавливать на границе товары, которые в 2014 году указом Президента оказались под запретом, российские власти создали межведомственные мобильные группы. В них входят таможенники, инспектора Россельхознадзора и ГИБДД. На М-1 такая группа дежурит всегда, а кроме того, они контролируют и районные, и объездные дороги.

– Много грузов идет с поддельными документами: фито-санитарными сертификатами, нашими внутренними документами, печатями и подписями, – рассказывает заместитель начальника отдела карантинного фитосанитарного контроля на государственной границе России Управления Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям Нина Анищенкова.

Но у инспекторов есть чем ответить нарушителям. Любой документ можно отследить по внутренней базе. Если водитель фуры предъявляет сертификат, выданный в Турции, Тунисе, да хоть в Австралии, туда прямо с границы улетает запрос – выписывали ли они такой документ.

– Нередко оказывается, что такой бланк числится как испорченный или что его выписывали три года назад, да еще на другой продукт, – говорит Н. Анищенкова.

Все, с кем удалось побеседовать, утверждают, что поток санкционки идет на спад – все-таки борются с ней уже более двух лет. На специальной стоянке на «Красной горке» ждут своего часа не менее пятнадцати фур с запрещенными продуктами. Открываем одну – пекинская капуста, в соседней – яблоки. Все из Польши. Даже на передних ящиках красуются варшавские этикетки.

– Надеялись, что повезет и так проскочат, – говорят таможенники.

Но обычно нарушители действуют более изощренно. В документах пишут, что в фуре груши из Туниса, вперед выставляют коробки с африканскими этикетками. Но если убрать несколько рядов, то обнаружишь кучу контрафактного товара из стран Евросоюза.

Что делают с санкционными овощами, фруктами и прочими продуктами? Безжалостно отправляют под бульдозер. За время действия соответствующего приказа с августа 2015 года в Смоленской области уничтожили более 2,5 тысячи тонн санкционки.

– За два года с белорусскими коллегами выстроили очень оперативный обмен данными. В режиме реального времени получаем от них информацию не только по фитосанитарным сертификатам, но и по деятельности тех или иных фирм и даже объемам партий. Несколько раз было такое, что по документам яблоки должны были закончиться еще в октябре, а они все идут и идут, – говорит инспектор Россельхознадзора.

Таможенники каждый день останавливают фуры с санкционкой. Больше всего запрещенных овощей и фруктов везут из Польши.
Дмитрий КОЗУРОВ

ТОЛЬКО ДЛЯ СВОИХ

Если кто и может тормознуть машину на границе, то это пограничники. На наше авто с российскими номерами они внимания не обратили, не трогают и белорусов. А вот иностранные знаки для них четкий сигнал – в салоне могут быть незваные гости.

Несмотря на то, что трасса М-1 связывает две столицы Союзного государства, воспользоваться ею могут только граждане двух наших стран.

– Контрольно-пропускной пункт в «Красной горке» на М-1, главной автомагистрали, связывающей Минск и Москву, предназначен для въезда в Россию на личных автомобилях только граждан Беларуси, – объяснили в Пограничном управлении ФСБ России в сентябре, когда проехать привычной дорогой не смогли польские дипломаты.

Все дело в правовом статусе «Красной горки» – это не международный пропускной пункт, значит, пропускать иностранцев тут не имеют права. Ближайшие международные пункты пропуска на территорию России расположены на российско-украинской границе в Брянской области – «Новые Юрковичи», «Погар» и «Троебортное».


СЕЛЬСКАЯ ЖИЗНЬ

Хаты с краю


Как живут люди на белорусско-российской границе.

Приграничные деревни на стыке двух наших стран похожи на любой другой малый населенный пункт. Тут можно увидеть и стариков, идущих с ведрами к колодцу. И ребятню, которая играет прямо у трассы и заглядывает в проезжающие машины. Здешние проблемы тоже, как и везде, молодежь уезжает в города. Но на рубеже России и Беларуси нам удалось отыскать и положительные примеры.

ИНВЕСТОР В ПОМОЩЬ


Местных, торгующих пирожками и чаем, на трассе из Минска в Москву немного, но водители их кухне доверяют.
Фото: Константин ЧАЛАБОВ/РИА Новости
Поколесив между Россией и Беларусью, границу мог и не заметить, а вот местные жители чувствуют ее очень хорошо. Но не потому, что как-то ограничены в перемещениях. Наоборот, граница здесь – настоящая кормилица.

Трасса М-1 проходит прямо через деревню Красная горка, и многие с ней связаны. Вот домик, в котором продают страховку. Вот прямо возле автобусной остановки местный продает незамерзайку. Рядом с ним – торговка пирожками и чаем из русского самовара на углях.

– Угощаются дальнобойщики в основном. На таможне настоятся, а потом волнение заедают, – улыбается женщина.

– Не боятся отравиться?

– А чего бояться-то? У меня все свежее, домашнее, – в подтверждение ее слов рядом тормозит фура, и водитель выходит подкрепиться.

– Кто деревню сохранит, если не мы? – пирожок с картошкой Валерий Коровин умял в момент и взялся за второй – с капустой. – Специально проезжаем мимо крупных стоянок, чтобы поддержать не бизнесменов из города, а местное население, хоть небольшим, но честно заработанным рублем. Пусть мой стольник будет прибавкой к пенсии для стариков.

Самым большим подарком для красногорцев стал терминал одной из крупнейших логистических компаний мира Rhenus, открытый в 2012 году. Более двух тысяч квадратных метров складов одновременно здесь могут принять четыреста фур. А для пущего удобства таможенники даже открыли тут отдельный пункт. В основном через терминал проходят запчасти и комплектующие для немецких производителей машин и грузовиков.

Открытие такой махины обеспечило четыреста новых рабочих мест – это в четыре раза больше, чем все население деревни. Конечно, набирали на работу не только местных, люди даже из Смоленска переехали.

Лет пять назад местные чуть ли не каждые выходные отправлялись в Беларусь – на закупки. С тех пор цены выровнялись, так что такие шоп-туры потеряли смысл. В 2015-м, когда рухнул рубль, уже белорусы приезжали закупаться, правда, ехали, как правило, сразу в Смоленск. Покупали дома доллары, а по приезду меняли их на рубли, выгода, говорят, под 70 процентов.

НЕ ДЕРЕВНЯ, А АГРОГОРОДОК

В 2008 году приграничные белорусские Ляды из деревни превратились в агрогородок. Изменения случились не только на картах и дорожных указателях, но и в жизни людей. Новый статус позволил поселению получить больше денег, на которые отремонтировали дороги, клуб, обустроили фельдшерско-акушерский пункт.

С помощью программы развития агрогородков в республике спасали деревню – выбирали наиболее перспективные населенные пункты и вкладывали в них деньги, чтобы хоть как-то сократить отток людей в города. И в Лядах это заметно: если в Красной горке мне на глаза не попался ни один молодой человек, то в магазине агрогородка за прилавком – девушка, которой никак не дашь больше 25.

– Где родился, там и пригодился, – улыбается она в ответ на вопрос о том, почему не уехала в город. – Я местная, тут у меня родители живут и работают в колхозе.

А вот медсестра в ФАПе, которая приехала в Ляды по распределению, оставаться тут позже положенного срока не собирается.

– Мне осталось полгода. Не то чтобы я дни считаю, когда смогу уехать, но хочется все-таки в город, – признается молодой специалист. – Уже ездила в Витебск, узнавала насчет работы. Со здешним опытом готовы взять.

До России тут – рукой подать, граница проходит по речке Мерея. Многие в Лядах держат пасеки. Мед ездят продавать и в Витебск, и в Смоленск. Благо до российского областного центра не намного дальше, а цены там повыше. На работу тоже многие мечтают устроиться в России – бригада местных мужиков ездит на пилораму в соседнюю деревню Литивля. Говорят, что за месяц получают под тысячу долларов.

А главное занятие для жителей приграничных деревень – сельское хозяйство. Выращивают тут в основном овес, а еще держат коров. Вдоль границы и даже через нее можно свободно пасти стада.

– Иногда проезжают пограничники, проверяют документы. Но у нас все свои, пастухи знают, что при себе нужно иметь паспорт, так что проблем никогда не бывает, – рассказал фермер Николай Иванов.

Дмитрий КОЗУРОВ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости и статьи