Когда торговля на берегу приносит доход

Без пляжной скромности

Лето обещают жарким. Но в нынешних условиях даже в августе зарубежные курорты едва ли массово распахнут свои двери, да и не каждый отечественный турист решится рвануть заграницу сразу после спада пандемии. Как может быть организован отдых на наших реках и озерах? Найдет ли бизнес питания и услуг, который пока что испытывает трудности, спасение в прибрежной полосе? Отведаем ли мы на пляжах креветки с пахлавой и мохито? А может, рестораторы предложат свои варианты? Попробую разобраться на примере Бреста, куда летом традиционно приезжают тысячи туристов.


Клиента пока не видно

Променад по акватории города я начал не в самое удачное время. Май, а на дворе дождь и ледяной ветер. Впрочем, сезон на носу. Если что-то готовится, то должно быть видно. Сажусь в машину и отправляюсь на окраину Бреста. Первая остановка — «Брестское море». Это комплекс озер, которые образовались в конце нулевых. Из этой местности брали песок для строительства нового микрорайона. Со временем водоемы окультурили, навели небольшой марафет: песок, мостики, дороги. Вокруг — лес. В общем, для отдыха место прекрасное. 

Раньше в районе пляжа размещалось несколько кафе. Стационарное и передвижные. Помню, видел, как тут некий предприниматель катал отдыхающих по воде. Еще тогда подумалось: вот, развивается пляжный бизнес. Выхожу сейчас на пустынный берег — и мои чаяния канули в воду. Единственное кафе закрыто. Ладно, сейчас не сезон. Но куда делись остальные? Набираю номер владельца, Юрия Барана:

— Я держусь потому, что изначально там был, — отвечает предприниматель. — Остальные свернулись. Где-то в 2014—2015 годах стояло около пяти прицепов. Представьте мини-кафе. ­Людей — целый пляж, генераторы работают, а прибыли ноль. Никто не идет. Тот, кто на водном мотоцикле катал людей, поездил сезон, а на второй почти сразу же уехал. Говорит, тут нечего делать. 

Юрий готов показать кассовую книгу, которая фиксирует выручку. Становится сразу ясно: летом прибыль есть в течение полутора месяцев. При этом, продолжает частник, даже когда наплыв, отдыхающие в кафе не спешат:

— Помню, в лучшие годы народ приходил ко мне и брал напитки, перекусы без разбора. Тем более что у меня до сих пор цены, как в городе. А сейчас все приезжают со своими пакетами из гипермаркета. У меня так, стаканчик кваса возьмут. 

В свое время Юрий перепробовал готовить все: от шашлыков до плова. Говорит, самое ходовое — все-равно прохладительные напитки. Но это копеечная прибыль, причем сезонная. 

Если на этих карьерах есть хотя бы одна точка, то на другом пляже, в микрорайоне Восток, и вовсе приходи только со своим. Когда-то ресторан, который находится рядом с акваторией, пытался открыть там летнюю террасу. Оказалось, невостребованно, говорит ведущий специалист по общественному питанию коммунального унитарного предприятия по оказанию услуг «Торговый сервис и потребительский рынок» Мария Гоменюк:

— Мы выдаем всем согласование. Зазываем просто бизнес. Но не идут. Люди не пользуются услугами общепита на пляжах. Сюда приходят только искупаться, а не тратить лишние деньги. Мы просим рестораторов, предпринимателей, чтобы хоть кто-то согласился. Пробуют один сезон, и на этом все. 

Кофейня на колесах

Торговлю из-под полы, как на некоторых заморских пляжах, у нас пресекают на корню. Так что чурчхелы, креветок и рапанов мы точно не увидим. Мария Гоменюк объясняет: это просто невозможно по санитарным правилам. И добавляет, заграницей такой бизнес тоже нелегален. А Юрий Баран рассказывает, почему против него и зарегистрированные предприниматели:

— Я сам таких гонял. При мне пытались приезжать и носить какие-то пирожки по пляжу. С мясом! В жару 35 градусов. То есть через полчаса уже — это рассадник бактерий. Если человек у меня купит квас, а на пляже купит пирожок не известно у кого, то, отравившись этим снадобьем, он не скажет, что купил из-под полы. Скажет, кваску попил в баре, потому что доказать покупку на пляже нереально. 

Эту позицию полностью ­разделяю. Но что могло бы обратить внимание ресторанного бизнеса на акватории? Я не говорю про разносолы. Хотя бы с десяток мини-баров с картошкой фри, прохладительными напитками или оригинальным мороженым? Только ли дело в отсутствии покупателей? За ответом иду в кофейню Александра Скиндера, известного в городе предпринимателя, изготавливающего оригинальный шоколад ручной работы. В непростые времена он не теряет оптимизма, протягивая мне вкусную конфетулечку с… перцем, от которой аж слезы текут. Говорит, от вируса, может, и не защитит, но настроение поднимет на 100%. И уже всерьез объясняет, что притормаживает мелкий бизнес:

— Пример — разносная-развозная торговля. Кофемобили или веломобили уже набрали популярность в Украине, популярными становятся и у нас. Только там человек едет туда, куда хочет. Где много людей. У нас же нужно пройти сто кругов по принципу «одного окна», и в конце концов тебе определят место, где ты должен торговать. И сдвигаться с него нельзя. То же и с велосипедными кофейнями. Подразумевалось, что ребята сели и покрутили велосипед в хорошую погоду на пляж. Нет. Им говорят: твое место у автовокзала или на точке в центре города. И ни в какие другие места переезжать нельзя. Это прописано юридически уже много лет назад.

А ведь пляжный бизнес, тем более с нашим климатом, не с турецким, как раз должен быть мобильным. Сегодня жара — точка работает. Завтра дождь — лавочка закрылась. Александр и сам пару лет назад смотрел в сторону пляжно-парковой темы. Его клубника в шоколаде с мороженым, думаю, пришлась бы по вкусу многим, особенно в 30-градусную жару. Но каждый раз, проезжая мимо закрытого павильона на «Брестском море», Александр откладывает эту затею. Прибрежное кафе 80% времени закрыто. А аренду нужно платить. Есть и еще одна загвоздка, продолжает он:

— По закону аренда временных площадок подобного рода производится через аукцион. И здесь мелкий бизнес не сможет бодаться со средним или крупным. Для нас это не панацея. Сейчас уже нет ресурсов, чтобы платить несколько тысяч долларов. А именно так ты получаешь право аренды места, после чего можешь выставить палатку, временное кафе. Мне кажется, должен быть заявительный принцип. У меня есть оборудование, например аппарат для попкорна, сахарной ваты, мороженого. Я пишу электронное письмо в горисполком, в управление торговли и говорю, мол, хочу сегодня торговать на пляже на набережной. И все. Мне в тот же день присылают квиток, обосновывающий, что я имею право на эту торговлю. Иду на пляж и жарю горячую кукурузу.


Заявительный принцип, считает предприниматель, должен быть и для более крупных торговых точек. Какой смысл в аукционных требованиях к временным, сезонным заведениям, которые даже нельзя назвать капитальными строениями? Принцип прост: кто раньше встал, того и тапки. Побеждает не самый богатый, а самый активный. Вопрос ведь, продолжает Александр, в выживании класса:

— С маленькой точки кормились пять-семь человек. А сейчас она закрыта. И главная поддержка государства будет не в «вертолетной» раздаче денег, а в том, чтобы сказать: ребята, ищите сами, где заработать, а мы не будем требовать ничего лишнего, например большую плату за место и землю. Предприниматель приехал с мороженым на пляж, отторговался — сделал хорошее людям, заработал сам, заплатил налог в казну и прокормил семью в течение недели. 

Прогуливаюсь по набережной, прихорашивающейся к летнему сезону. Разговоры с предпринимателями заставляют задуматься. Мне как потребителю без разницы: аукцион или заявительный принцип. Главное — здесь должно быть разнообразие напитков, еды, развлечений. И особенно этого ждут дети. И чем больше, кажется, будет работать торговых точек, тем лучше это и для предпринимателей, и для отдыхающих.

Инициатива не должна уходить в песок

В прошлом году к 1000-летию Бреста набережную города переделали так, что ее не узнать. И вклад свой внесли не только власти из бюджета, крупные спонсоры, но и малый бизнес. Сейчас — красота. Деревянный пирс, беседки, аттракционы, зоны отдыха для детей и взрослых. Вот сюда люди потянутся. В любую погоду. Александр Стремоус, один из предпринимателей, выводит формулу успеха. Во-первых, активные бизнесмены скооперировались в группу. Во-вторых, сделали упор не только на летний сезон и отдых под солнцем:

— Взять в аренду ларек с мороженым ничего не стоит. Тебе его дают. Ставишь, продаешь. Но все не могут зарабатывать мороженым. Нужны креативные подходы. За лето на пляже люди отдыхают максимум 2–3 недели. А у воды, вдоль набережной, если не купаются, то гуляют с мая и даже до зимы. Поэтому здесь у нас — аттракционы, беседочки для шашлыков и катамаран в аренду. 

Сейчас, кстати, тема развития частных зон отдыха актуальна как никогда. В Бресте в сезон работает четыре пляжа. Вероятно, нагрузка на них возрастет, раз отпускники никуда не поедут. Следовательно, в жару на существующих пляжах, где и в прошлые годы хватало отдыхающих, станет совсем тесно. Но строить новые власти пока не будут. И их можно понять. Что будет нынешним, а тем более следующим летом — сказать трудно. На одних версиях принимать решение об обустройстве новой акватории — так себе идея. Это большие вложения, говорит заместитель гендиректора КУМПП «Брестское городское ЖКХ» Сергей Жуков:

— Это не просто сделать подход к воде и насыпать песок. Есть множество требований. Оборудование питьевой водой, кабинками для переодевания, подъездными путями, биотуалетами, контейнерами для мусора, паркингом. Если пляж с перспективой для организации торговых точек — канализация со светом и другими коммуникациями. Достаточно затратно. И ведь мало построить. Нужно территорию обслуживать. Грейдирование подъездных путей, уборка, спасательные посты…

Для бюджета накладно и расточительно. Но вариант есть. Заместитель председателя Брестского горисполкома Вадим Кравчук меня заверил, что, если в городе найдутся креативные предприниматели, которые готовы будут реализовать подобный проект в черте областного центра, власти будут только за:

— Сегодня люди хотят отдыхать с комплексом всех услуг. Нормально переодеться, принять душ, поесть, попить в цивилизованных условиях. 

Примеры успешного бизнеса есть. Пока в пригороде Бреста. Вот деревня Большие Косичи, где несколько лет работает платный пляж базы отдыха. Зеленая зона с летним кафе, катамаранами, батутами, горками, велосипедами на прокат, беседками — словом, любой каприз за ваши деньги. Побережье не средиземноморское, но озеро в 14 гектаров вполне живописное. Здесь можно жить в гостевых домиках, а можно просто приехать на пару часов на пляж. 

Владелец базы Александр Прокопович уверяет, пляжный бизнес приносит прибыль, когда у территории есть один хозяин:

— То, что бизнесмен поставил палатку на городском пляже, ничего не значит. Он там никто. А у нас есть хозяин. Один. Мы устанавливаем правила. К нам приходят люди, которые хотят культурно отдыхать. В основном семейный отдых. Соответственно, все огорожено, есть внутренняя и внешняя охрана. 

Предприниматель Андрей Кочуров несколько лет назад с супругой основал зону отдыха. Недалеко от «Брестского моря», но на побережье Мухавца, уже в Брестском районе. Аренда беседок, закрытая, обработанная от клещей территория. Футбол, волейбол, дартс. Услуги более скромные, но спросом пользуются. Сейчас, говорит Андрей, планирует скооперироваться с рестораторами и бизнесом по предоставлению других развлекательных услуг. 

Что ж, возможно, частные пляжи станут хорошей ниточкой для кооперации и выживания деловой инициативы в непростых условиях. 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Карягин, председатель Высшего координационного совета Республиканской конфедерации предпринимательства:

— Конечно, сейчас поток туристов на внутренний рынок возрастет. Повысится спрос на экологический туризм. При этом люди и раньше жаловались, что и на берегах Нарочи, и на Мядельских озерах недостаточно развита инфраструктура. Поэтому для нас нынешняя ситуация — шанс развить и окультурить инфраструктуру внутреннего туризма. Обогатить ее содержание. Очень большое значение имеет сотрудничество между бизнес-структурами. Взять те же агроусадьбы. У одних есть баня, у других — лодка, у третьих еще какая-то услуга, кооперация с санаториями, другими бизнес-услугами, например фотографом, который приезжает туда делать снимки. Это живые кластеры. 

Анвар Игамбердиев, председатель республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское республиканское общество спасения на водах»:

— В стране около 20 тысяч рек и 10 тысяч озер. Разумеется, не в любом месте можно оборудовать зону отдыха. Пляж должен быть обязательно очищен, создана структура, условия. Это и есть паспортизация, которую подписывает исполнительный орган власти по согласованию с Минприроды, ОСВОДом, санитарно-эпидемиологическими службами. Паспортизация уже практически закончилась. Всего разрешенных пляжей по стране 423. Есть запретные места. Их около двух тысяч. Там проводятся рейды. Особое внимание нужно уделять детям. Они обязательно должны быть под присмотром родителей и купаться в местах, где есть спасатели. 

mityakov@sb.by

Фото автора
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...