Минск
+2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Без ложной скромности

Без ложной скромности

«Скромность, — учат меня в издательстве, — прямой путь к безвестности». А поскольку первейшая задача любого издательства (кроме издания хороших книг) — зарабатывание денег, то им нужны авторы узнаваемые. Все равно по какому поводу: они могут быть узнаваемыми благодаря литературной работе, а могут быть звездами совсем в другой сфере — шоу‑бизнесе там, спорте или социальных сетях или могут прославиться скандалами. Когда имя на слуху и на обложке одно и то же, продажи идут быстрее и веселее, презентации таких книг собирают сотни людей, которые в погоне за автографом автора (ну хоть какое‑то подтверждение физического контакта!) готовы на книгу потратиться. Ну и что, что книгу эту перечитывать потом никто не будет (а может, и вовсе дальше страницы с автографом не пролистает)? Продано! Лицо и имя — твои главные капиталы, вперед, вперед — на обложки. А мне мама с детства говорила: будь скромной, не хвастайся. Добилась чего‑то? Прекрасно, радуйся тихо, лучше молча, лучше только в кругу семьи. А в издательстве говорят: хвастайтесь! Есть достижения? На обложку! В общем, я в растерянности: как похвастаться так, чтобы это не выглядело хвастовством? Времена‑то изменились, а мамино воспитание вбито крепко. Хорошо молодым, вздыхаю я и иду писать продающий себя с обложки текст.

pixabay.com

У нас правило скромности — не хвались, будь незаметным, не демонстрируй достаток — жило долго, но, кажется, ушло безвозвратно. Теперь хвалятся, становятся заметными и охотно демонстрируют достаток даже те, у кого ничего этого нет — ни особых поводов для гордости, ни достатка. Жизнь сейчас такая: все напоказ, пусть завидуют. Во времена моей бабушки верили, что зависть ведет к сглазу и порче, сейчас уверены: зависть монетизируется — смотрите, завидуйте, платите.

Правильно ли это — большой вопрос, даже если вы не верите в сглаз и порчу. На всю Чехию прогремела история про то, как одна дама из зависти к быстрому повышению по службе подсыпала сильные дозы слабительного в напитки своей коллеге. Суд приговорил ее к трем годам тюрьмы и солидной денежной компенсации. Так что была, была какая‑то сермяжная правда в том, что предки наши любили прибедняться: а что ж с меня взять, соколик, корова была, так и та в лес ушла и не вернулась, — говорили они очередному завоевателю, стучавшемуся в дверь белорусской хаты (как сказал мне австрийский скульптор Даниэль Занвальд: «У вас стратегически плохое положение»). А вечерком — шмыг в лесок, подоить ту самую коровку. У кого повернется язык осудить? Так и выжили.

Вот у шведов положение стратегически вроде куда лучше, прибедняться нужды нет, но прибедняются. Не принято у них достижениями и материальным благополучием гордиться, зарплатой и квартирой/машиной/яхтой похваляться: «закон Янте» не позволяет. Согласно этому не вписанному ни в одно законодательство (и это хорошо) закону, никто не должен считать себя лучше других. А если вы считаете и демонстрируете это, вы достойны осуждения. Не сомневайтесь: осуждать будут, и достаточно активно. У нас ведь какое представление о Швеции и прочей Скандинавии? Как о странах победившего социализма (помню, как Кшиштоф Занусси в интервью меня поправлял: «В нашей стране был коммунизм, а социализм — это в Скандинавии») и социального равенства. Равенства, понятно, нет нигде, но в Скандинавии неравенство в доходах и социальном положении действительно не так заметно, как, скажем, в США или Великобритании, и те самые «законы Янте» играют в этом свою немалую роль. Норвежский ученый Стивен Троттер говорит, что эта концепция, названная в честь города Янте, изображенного в вышедшем в 1933 году романе датско‑норвежского писателя Акселя Сандемусе, на самом деле существовала в скандинавских обществах, особенно сельских, столетиями. Он говорит, что «янтелаген — это механизм социального контроля. Тут дело не только в богатстве, тут речь о том, чтобы не притворяться кем‑то большим, чем ты есть на самом деле, и не делать чего‑то, что не подобает твоему положению в обществе». И если призыв к скромности, в котором было воспитано мое поколение, не вариация на тему «законов Янте», тогда что это?

Но молодые шведы, выставляющие, как и мы, свою жизнь напоказ в социальных сетях, янтелагеном стали тяготиться. Они говорят, что богатство — это ведь мерило успеха (в этом, например, уверены в США), а раз так, то почему об этом нельзя говорить открыто? И еще один фактор: четверть населения сегодняшней Швеции или родилась за границей, или имеет родителей-иностранцев. У них другой менталитет, другое отношение к деньгам, и они считают «законы Янте» сковывающими. Так что, глядишь, скоро и шведы научатся хвастаться заработками и успехами, а мы приведем корову из лесочка: посмотрите, какую красавицу я вырастил!



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...