Минск
+6 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Без гнева и пристрастия

Вчера была очередная годовщина смерти Владимира Ильича Ленина...

Читатели «СБ» со «стажем» хорошо помнят времена, когда очередная годовщина смерти Владимира Ильича Ленина отмечалась от Буга и до Курил как большое трагическое событие. По этому поводу лучшие поэты СССР писали проникнутые грустью и одновременно гордостью взволнованные поэмы, по радио с воспоминаниями выступали старые большевики, а пионеры–комсомольцы звонкими голосами всенародно клялись в верности заветам Ильича.


С той поры утекло много воды разного цвета и запахов, теперь очень многие предпочитают в январе не грустить по памяти о Ленине, а в апреле, когда вычитывают в календаре о дне рождения родоначальника советской власти, не горят желанием расталкивать локтями других и, в основном, помалкивают о своей глубоко выстраданной радости по этому поводу. Раньше — толкались и кричали...


Вообще, история создания из В.И.Ленина общенациональной иконы, а затем слоновьего топтания по этой самой иконе — удивительный пример уродства в той душевной сфере, которая психологами и обществоведами называется загадочным словом «менталитет». За последние сто лет вряд ли еще где–то найдется аналог того, как одни и те же люди так легко и цинично отказывались от своего божества и, ликуя, поклонялись тому, что сжигали, сжигая то, чему поклонялись...


Неужели и сегодняшние дети, образно говоря, будущие поколения впитают в себя эту подлую готовность старших всегда и при любых извивах жизни держать в кармане фигу?..


Вчера была очередная годовщина смерти Владимира Ильича Ленина... Не гудели, как встарь, паровозы и корабли. Никто не ронял непрошеных слез, да вряд ли кто вообще вспомнил об этой дате, тем более в разгул морозов и противной гололедицы...


Но для того чтобы все вышесказанное не казалось совсем уже отвлеченно–абстрактным, публикуем стихотворение известной белорусской поэтессы Натальи Арсеньевой, которое обращает на себя внимание искренностью и чувством, да и называется очень проникновенно — «Памяти Ленина». Фамилия Арсеньевой в особом конферансе не нуждается. Как и то, что пик ее литературной известности пришелся на самые черные годы истории Беларуси, оккупации Минска немцами и т.д., а ренессанс, после многолетнего эмигрантского молчания в США, — на начало 90–х. Об этом написано очень много, вряд ли стоит повторяться. Важно понять другое. Как всего лишь за год до начала войны и своих последующих литературных, политических и жизненных перипетий сочувствовала тонкая поэтическая душа Натальи Арсеньевой «памяти Ленина»?


Но не спешите, друзья, бросаться на защиту Натальи Арсеньевой, выискивая затасканные «аргументы» вроде того, что ее «заставили», «принудили» или иное в том же духе, — и тогда, и впоследствии Арсеньева тысячу и один раз гневно отвергала подобные домыслы и гордо заявляла, что «ее Муза всегда свободна»...


Тем более что она прекрасно знала нравы НКВД, тесно сотрудничала с «органами», которые через несколько месяцев после написания стихов о Ленине и других «вождях», несмотря на заступничество западнобелорусских коммунистов, сослали Арсеньеву в глухие края... Да и СД ничего ей не навязывала и ничего не обещала — даже не обеспечили в Минске безопасность сына... Такова была участь этой песчинки, оказавшейся в эпицентре вулкана войны...


Но вряд ли уместно будет хватать булыжник и бросать его в бесплотную тень поэтессы — пусть лучше публикация этого стихотворения, напечатанного 21 января 1940 года в газете «Вилейская правда», станет серьезному читателю поводом для неспешного и глубокого раздумья о людях и времени. Без гнева и пристрастия...


Памяцi Ленiна


У гэткi дзень, адзеты ў iней,

Дзень серабраны, iльдзяны,

Калi пад сiнiм небам стынуць

Бяроз прамерзлых галiны, —

У дзень такi ў гады iмкненняў,

У гады нябачаных падзей

Згас Волат, згас магутны генiй

I незабыўны друг людзей.

Ён адышоў, але аставiў

Вялiзны, як ён сам, завет.

Сябе й жыццё аддаць для справы,

Стварыць цудоўны новы свет.

Ён жыў натхнёна...

Больш чым можна

Даваў з сябе, даваў без мер,

Стварыў нiкiм непераможны

Аплот працоўных — Камiнтэрн.

I згас... Але пакiнуў словы,

Прарочых, творчых словаў раць.

Па ўсiх краях, на ўсякiх мовах

Яны, рассыпаўшысь, гучаць.

Iдуць гады... Ён спiць спакойна,

Бо з праўдай ленiнскiх iдэй

Вядзе наш свет далей нястомна

Другi вялiкi правадыр.

Вядзе да зорнай яснай далi

З любоўю ў сэрцы залатым, —

Наш дарагi таварыш Сталiн,

Друг i прыяцель беднаты.


Наталля Арсеннева.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...