Бей своих

За что в Брюсселе задержали евродепутата?
За что в Брюсселе задержали евродепутата?

Столицу Бельгии иногда еще называют столицей Европейского союза. Официальные представители 26 других государств ЕС с этим, разумеется, поспорили бы, но со стороны статус этого города выглядит именно таким. В Брюсселе располагается Еврокомиссия — общеевропейский, скажем так, кабинет министров. Здесь же проводятся некоторые заседания Европарламента. Ну и, наконец, штаб–квартира НАТО. Это в некотором смысле генштаб, отвечающий за коллективную оборону Старого и Нового Света. В общем — негеографический центр Европы.

Воображение уже рисует в голове картину с аккуратненькими улочками, по которым движутся аккуратненькие человечки, несут в руках аккуратненькие портфели с документами. Общественный порядок нарушает разве что «Писающий мальчик», но скульптурам можно...

«Так вот забудь», — захлебывается переполняющими ее впечатлениями моя коллега, только что вернувшаяся из Брюсселя. Эркюли пуаро в смысле бельгийские, европейские лица встречаются там не так часто, как можно было бы предположить. И если бы не евробюрократы и туристы, легко можно было бы предположить, что ты находишься где–то в Передней Азии или Магрибе.

А теперь представьте, что сделал брюссельский мэр, когда ему доложили о планах в годовщину американских терактов провести в его городе 20–тысячную манифестацию против исламизации Европы. Для начала — схватился за голову. А затем от греха подальше запретил уличную акцию протеста. Имеет, собственно говоря, полное право. С него же первого — не дай Бог что случится — спросят жители.

Число тех, кто все–таки нарушил запрет и вышел на Люксембургскую площадь, говорит само за себя — собралось ровно в 100 раз меньше человек, чем было заявлено. Журналистов пришло больше. Еще значительнее был полицейский контингент, который без промедления задержал всех нарушителей, как только они распаковали свои транспаранты «Нет законам шариата здесь» и «Демократия, а не теократия».

Здесь в этой истории можно было бы ставить точку. Вряд ли бы «Евроньюс» делал из Брюсселя такие же воодушевленные репортажи о разгоне запрещенной демонстрации, как репортажи из Москвы, Минска, etc. Но после проверки документов всех задержанных выяснилось, что среди них есть один евродепутат из Италии. Видимо, с европейцами в Брюсселе действительно совсем худо, раз уж пришлось ему самому участвовать в манифестации.

Хотя в нынешнем итальянском правительстве и нет представителей ультраправой партии «Лига Севера», членом которой является Марио Боргецио, Рим выразил Брюсселю официальный протест по поводу его задержания. Итальянские власти заявили о нарушении его депутатского иммунитета. Брюссель, в свою очередь, обратил внимание на необходимость уважать местные законы иностранцами. Евродепутату, так сказать, преподнесли наглядный урок. Разразился дипломатический скандал и увел в сторону дискуссию о лице современной Европы.

В Европарламенте, как показывает практика, есть немало депутатов, которые готовы участвовать в самых провокационных мероприятиях. «Корочка» — гарантия, что самого страшного с ними самими не случится. Инцидент с задержанием в бельгийской столице должен был напомнить, что они несут ответственность еще и за тех, кого приручили.

Проводить антимусульманские демонстрации в Брюсселе уже поздно и по тем же причинам небезопасно. Могло бы получиться, как с датскими карикатурами или запретом на хиджаб во французской школе. Политики–популисты, да еще с националистическим душком, — это не те, кому нужно доверять решение реально существующей проблемы.

По разным подсчетам, в Западной Европе сейчас проживает от 15 до 24 миллионов мусульман. Опасная тенденция: в отличие от иммигрантов первой волны, неприятие окружающей действительности в среде мусульман второго и третьего поколений постоянно нарастало и приобретало все более радикальные формы. Всего десять лет назад хиджабы носили только пожилые женщины. Сейчас их носит половина мусульманок населения Франции.

Германские газеты на днях написали об учительнице младших классов, которая узнала о терактах 11 сентября за день до того, как они произошли. О том, что «большой самолет влетит в дом», ей рассказал 5–летний ученик Мустафа. Ему, в свою очередь, об этом рассказали в воскресной школе, где он изучал с другими ребятами Коран. Как выяснилось позднее, отец Мустафы регулярно посещал мечеть, которая тогда служила местом встречи исламистов. Сейчас, конечно, такие центры открыто существовать не могут, но угроза остается, о чем свидетельствует недавно раскрытый заговор террористов в Германии.

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости