Бессилие силы

До каких пределов Cоединенные Штаты способны осуществлять крупномасштабные интервенции в мире?
До каких пределов Cоединенные Штаты способны осуществлять крупномасштабные интервенции в мире?

Контуры военной стратегии США в начале XXI века в значительной мере определяются параметрами «глобальной войны против терроризма», объявленной президентом Дж.Бушем после терактов 11 сентября 2001 г. Сравнительно результативным оказался лишь ее первый этап — операция в Афганистане, начавшаяся 7 октября 2001 г. в качестве ответа на теракты. В течение месяца США удалось свергнуть режим талибов и объявить об уничтожении или поимке большой группы боевиков, имеющих отношение к «Аль–Каиде».

Позднее США предприняли немало активных действий, напрямую не связанных с терактами 11 сентября, но также официально объявленных частью «глобальной войны против терроризма». Важнейшим и крайне противоречивым из них стала военная операция в Ираке, начатая 19 марта 2003 г. Если первая фаза активных боевых действий оказалась относительно скоротечной и эффективной, то последующая оккупация страны не привела к стабилизации обстановки в Ираке, вызвала всплеск антиамериканских настроений в арабском мире и других странах, создала серьезные проблемы для сухопутных войск США в результате их «перенапряжения».

В отличие от активной военной фазы операции в Ираке, продемонстрировавшей способность вооруженных сил США в сжатые сроки концентрировать военные ресурсы и одержать быструю победу над уступающим по силе противником, опыт послевоенного обустройства Ирака свидетельствует о малорезультативности усилий США по обеспечению постконфликтной стабилизации обстановки. Задачи переустройства оказались намного сложнее военной победы и смены режима С.Хусейна. При планировании иракской кампании в Вашингтоне должным образом не учли всего многообразия и сложности иракских политических, этнических и религиозных факторов. В отсутствие динамичного политического процесса возросли и обострились проблемы в сфере безопасности, в глубоком кризисе оказался социальный сектор. Развитие событий в Ираке на протяжении периода «стабилизации» свидетельствует о фактическом продолжении боевых действий в виде партизанской войны. Активность иракского сопротивления и исламских экстремистских групп продолжает расти, что приводит к многочисленным потерям среди личного состава, вооружения и техники ВС США и коалиционных сил.

По состоянию на начало октября 2006 г. потери среди личного состава ВС США в Ираке составили 2.730 человек, ранения получили 19.773 американских военнослужащих. Потери иракцев оцениваются в 30 тыс. военных и 19 тыс. гражданских лиц. По данным независимых экспертов, с начала войны погибли до 46,3 тыс. мирных жителей страны.

Наращивание военного потенциала

Военная политика Соединенных Штатов опирается на мощный военный потенциал, который обеспечивается соответствующими бюджетными ассигнованиями. Сегодня военные расходы США превышают 4% ВВП, еще около 0,5% ВВП идет на обеспечение внутренней безопасности, в совокупности это в два с лишним раза больше, чем в среднем в других развитых странах. На долю Соединенных Штатов сегодня приходится примерно 22% мирового ВВП, но около 50% мировых военных расходов.

В 2006 году расходы по линии министерства обороны США без учета расходов на текущие военные операции в Ираке и Афганистане составили 421,3 млрд. долларов, с учетом расходов на поддержание ядерного потенциала, которые проходят по линии министерства энергетики, и некоторых иных ориентированных на военные цели программ — свыше 441,5 млрд. долларов.

Основные статьи военных расходов выглядели следующим образом: содержание личного состава — 108,9 млрд. долларов; операции и эксплуатация техники — 125,7 млрд. долларов; закупки вооружений — 77,0 млрд. долларов; военные исследования, разработки и испытания — 70,2 млрд. долларов.

Доля расходов на содержание личного состава держится на уровне примерно 25%, как это было и раньше, но постепенно увеличиваются ассигнования на военные исследования и разработки (на эти цели выделяется 16% бюджета минобороны США, что составляет примерно 2/3 мировых расходов на военные научно–исследовательские работы). 80% увеличения военного бюджета приходится на содержание личного состава, операции и эксплуатацию техники.

В 2007 году военное ведомство США получит 506,3 млрд. долларов, включая расходы на ведение боевых действий в Ираке и Афганистане. Особое внимание при этом уделяется способности ВС США вести «длительную войну» с терроризмом. Для этого, в частности, намечены дополнительные ассигнования на увеличение численности сил специальных операций (ССО), включая вновь созданное специальное оперативное командование корпуса морской пехоты. В будущем году численность ССО должна возрасти на 33%. Существенно увеличатся силы, предназначенные для проведения психологических операций. Пентагон запланировал создание в рамках ССО разведывательной эскадрильи беспилотных летательных аппаратов. Предполагается также увеличить численность специальных мобильных подразделений военно–морских сил.

На действительной военной службе в США находится 1,4 млн. человек, в том числе 485 тыс. в сухопутных войсках (СВ), 375 тыс. в военно–морских силах (ВМС), 361 тыс. в военно–воздушных силах (ВВС), 175 тыс. в корпусе морской пехоты (КМП). В период «холодной войны» численность американских военнослужащих никогда не опускалась ниже 2 млн., а в годы войны в Корее и во Вьетнаме доходила до 2,5 млн. человек. После окончания «холодной войны» в период с 1989 г. по 1999 г. она уменьшилась с 2,1 млн. до 1,4 млн. и с тех пор находится примерно на том же уровне.

Операции США в Афганистане и Ираке потребовали привлечения значительных сил (в совокупности до 150 тыс. человек), и это привело к «перенапряжению» сухопутных войск. Был поставлен вопрос об увеличении численности армии США и морской пехоты. В соответствии с решением конгресса США год назад численность сухопутных войск возросла на 20 тыс., а морской пехоты — на 6 тыс. военнослужащих. А в году нынешнем конгресс постановил увеличить сухопутные войска еще на 10 тыс., а морскую пехоту — на 1 тыс. человек.

Несмотря на то что вооруженные силы США и сегодня не имеют себе равных в мире по своей технической оснащенности, способности наносить высокоточные удары и вести бесконтактные боевые действия, американское руководство проводит их комплексную реорганизацию с целью закрепления военного превосходства США и увеличения отрыва от своих потенциальных противников. Трансформация ВС США проводится системно, охватывает все компоненты военного потенциала и рассчитана на длительную перспективу. В сухопутных войсках она фокусируется на модульном принципе построения войск, переходе к боевым единицам бригадного размера, которые могут быть направлены в отдаленные регионы и самостоятельно вести боевые действия. В ВВС особое внимание уделяется созданию экспедиционных формирований, в ВМС — проведению операций в прибрежных районах.

Сухопутные войска США начали создавать боевые мобильные группы, на вооружении которых стоят новые легкие высокоманевренные бронированные машины «Страйкер» на колесном ходу, способные развивать скорость до 100 км/час и преодолевать расстояние 500 км на одной заправке. В период до 2009 г. запланировано сформировать 5 механизированных бригад «Страйкер».

Общее количество боеготовых бригад в сухопутных войсках США к концу будущего года возрастет с нынешних 33 до 43. В целом намечается перевод сухопутных войск на модульный принцип построения. Суть его состоит в переходе от дивизий (17 — 19 тыс. военнослужащих) к модульным боевым элементам бригадного уровня в виде сравнительно небольших «бригадных боевых групп» (3,5 — 3,7 тыс. человек), оснащенных легкой бронетехникой.

Фактически предусматривается последовательный перевод сил США на организационно–штатную структуру экспедиционной направленности. ВС США будут оперативно перебрасываться в заданный район, опираясь на обширную сеть новых небольших баз во всех значимых для национальных интересов США регионах.

Перестройка военного присутствия за рубежом

В 2004 году было принято решение о значительном сокращении и изменении конфигурации американского военного присутствия за рубежом. Более 70 тыс. американских военнослужащих будут выведены из Европы и Азии и передислоцированы на территорию США в течение 6 — 8 лет. В частности, 40 тыс. будут выведены из Европы, где находится 105,6 тыс. американских военнослужащих (из них 69 тыс. — в Германии), 12,5 тыс. — из Южной Кореи, где насчитывается 32,7 тыс. американских военнослужащих. Общее количество военных объектов США за рубежом сократится с 850 до 550.

В контексте сокращения присутствия США одновременно модифицируется структура военных баз. Она становится трехуровневой. Верхний уровень — небольшое количество «основных оперативных баз» (например, база ВВС США «Рамштайн» в ФРГ). Средний уровень составят так называемые передовые оперативные объекты, где постоянно будет находиться лишь ограниченное количество военного персонала США. Там будут регулярно проводиться учения, а в случае войны они могут использоваться как плацдармы для проведения операций в прилегающих регионах. К таким объектам относится, например, база ВВС США в Гондурасе. Третий вид — «кооперативные пункты безопасности» — это военные объекты на территории других государств, которые будут поддерживаться в приемлемом состоянии служащими–контрактниками из местного населения, здесь практически не будет американского военного персонала. Эти пункты будут использоваться для ускорения, в случае необходимости, развертывания сил США в различных частях мира. К такого рода объектам относится, например, база ВВС США в Дакаре (Сенегал).

В Европе намечается не только сокращение военного персонала США, но и передислокация американских войск. Если в конце 1980–х годов контингенты США в Европе дислоцировались на 1.421 объекте, то сегодня их количество сокращено до 491. Намечаемое дальнейшее сокращение составит 40%, при этом на Европейском континенте будут созданы новые «передовые оперативные объекты». Генерал Дж.Джонс, возглавляющий объединенные вооруженные силы (ОВС) НАТО в Европе и одновременно являющийся командующим ВС США в европейской зоне, так охарактеризовал новую военную политику Пентагона: «Наша цель — стать стратегически более эффективными и находиться на более обширных территориях по сравнению с тем, где мы расположены сейчас».

США намерены обзавестись военными объектами в нескольких странах Восточной Европы — Румынии, Болгарии, Польше. 6 декабря 2005 г. госсекретарь США К.Райс подписала в Бухаресте соглашение, согласно которому контингент военнослужащих Соединенных Штатов численностью до 1.500 человек может быть размещен на центральной базе «Михаил Когалничеану» вблизи Черного моря, а также пользоваться военным аэродромом недалеко от черноморского порта Констанца, базой в Бабадаге, полигонами Чинку и Смардан в дельте Дуная. В Болгарии американцы рассчитывают получить военный аэродром «Безмер» и базу «Ново Село» в районе порта Бургас на Черном море. В Польше предполагается разместить в защищенных подземных шахтах 10 ракет–перехватчиков системы противоракетной обороны, подобных тем, которые развернуты на Аляске.

Особое внимание в стратегическом военном планировании США уделяется «Большому Ближнему Востоку». После событий 11 сентября 2001 г. и начатой антитеррористической кампании исламские государства, расположенные в зоне Персидского залива, приобрели первостепенное значение для Соединенных Штатов. С этого времени в США все чаще используется термин «Большой Ближний Восток», под которым, как правило, имеются в виду государства, входящие в зону ответственности центрального командования США.

Крупным изменением в структуре американского военного присутствия в этом регионе стал вывод войск США из Саудовской Аравии. После окончания активной фазы военной операции в Ираке в 2003 г. Соединенные Штаты заявили, что выведут весь свой 5–тысячный военный контингент из Саудовской Аравии. К концу 2003 г. вывод был завершен, в этой стране осталось 220 американских военных советников и специалистов, которые проводят обучение саудовской национальной гвардии.

Вывод войск из Саудовской Аравии не означает существенного ослабления военных позиций США в регионе. Основные американские военные объекты расположены в трех небольших государствах Персидского залива — Катаре, Кувейте и Бахрейне.

В Ираке находится крупнейшая группировка американских войск за рубежом — свыше 130 тыс. военнослужащих. Исследовательская служба библиотеки Конгресса США пришла к выводу, что месяц военной операции в Ираке обходится американскому бюджету в 5,6 млрд. долл. Это превышает стоимость войны во Вьетнаме в период с 1964 по 1972 г. — 5,1 млрд. долл. в месяц.

Большинство авторитетных американских экспертов единодушны в том, что Вашингтону рано или поздно придется выводить свои войска из Ирака. Так, бывший советник президента США по национальной безопасности З.Бжезинский предлагает признать, что выбор в Ираке идет не между «победой» или «поражением», как указывается в официальных документах Белого дома, а между продолжительной и безрезультатной оккупацией, которая затянется на долгие годы и постепенно лишится поддержки американской общественности, и относительно быстрым выводом войск. Дальнейшее пребывание американских солдат в Ираке, считает Бжезинский, совершенно бессмысленно и лишь разжигает ненависть к оккупантам в мусульманском мире, подрывает международный авторитет Америки.

Характер современного задействования вооруженных сил США в Ираке, проблемы с ротацией боевых частей, симптомы «перенапряжения» сухопутных войск США, малорезультативность военных усилий по «стабилизации» обстановки позволяют предположить, что широкомасштабное вовлечение ВС США в какой–либо иной конфликт в рамках «гуманитарных интервенций» и «смены режимов» в ближайшей перспективе маловероятно. Американские ВС хорошо обучены и оснащены для ведения активных боевых действий, однако их возможности в области операций по «стабилизации» или же миротворческих миссий выглядят ограниченными. По сути дела, иракская кампания нанесла серьезный удар по всей стратегии США на Ближнем Востоке, во многом дискредитировала официальный курс на «демократизацию» этого и других регионов планеты. Американские специалисты начинают фиксировать появление признаков «иракского синдрома», который по аналогии с «вьетнамским синдромом» может вызвать неприятие общественным мнением США новых крупномасштабных военных интервенций с сомнительными политическими целями.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...