Берлин – Анкара: кто на кого обиделся

Кризис в отношениях Германии и Турции назревал давно и вылился в череду громких скандалов

Июль этого года стал черным месяцем для германо-турецких отношений. Первый крупный скандал случился еще на саммите G20 в Гамбурге, когда президенту Эрдогану не позволили выступить перед турецкими гражданами, проживающими в Германии. Вскоре с аналогичной проблемой уже в Турции столкнулись депутаты бундестага, которых не допустили на территорию базы Инджирлик, где размещены немецкие военные. Результатом этого скандала стало решение перебазировать немецкий контингент из Турции в Иорданию. Сходным образом сейчас развивается ситуация вокруг еще одной военной базы — Конья, куда турецкие власти также не допускают делегацию немецких парламентариев. Но здесь к решению проблемы оказалось подключено руководство НАТО, обеспокоенное нарастающими сложностями в отношениях между двумя членами альянса.

Nesiditsa.ru

Самый серьезный и, похоже, самый далеко идущий по своим последствиям скандал разразился после того, как в Стамбуле была задержана группа правозащитников Amnesty International, среди которых был и немецкий гражданин Петер Штойдтнер. Примечательно, что задержание произошло еще 5 июля, однако жесткая публичная реакция со стороны Германии последовала с заметным опозданием. Ангела Меркель с заявлением по поводу задержания немецкого гражданина выступила только спустя две недели. И заработала тяжелая дипломатическая артиллерия в лице главы немецкого МИД Зигмара Габриэля. Габриэль объявил о пересмотре внешнеполитического курса Германии в отношении Турции, что, в частности, будет выражаться в сокращении немецких инвестиций в турецкую экономику. Министр также дал понять, что Германия изменит свое отношение и к перспективам членства Турции в ЕС. Помимо этого, немецкий МИД ужесточил рекомендации о безопасности для граждан Германии, желающих посетить Турцию, что может привести к сокращению потока немецких туристов, для которых Турция была излюбленным направлением.

Турецкие власти в долгу не остались — обвинили задержанных правозащитников в шпионаже и поддержке терроризма. Кроме того, Анкара представила целый список немецких компаний, которые, по мнению турецких властей, спонсируют террористов. Среди предполагаемых «спонсоров» оказались такие гиганты, как «Даймлер» и BASF.

Что касается ЕС и Германии, то в их отношениях с Турцией кризис зрел давно. Это и проблема турецкой диаспоры в Европе, за влияние на которую между ЕС и Анкарой давно идет острая конкуренция. Запреты на встречи турецких политиков с представителями диаспоры, которые и стали спусковым механизмом нынешнего кризиса, являются наглядной иллюстрацией этой конкуренции. Действительно, многомиллионная турецкая диаспора — серьезный политический фактор. И борьба за то, чьи интересы она будет проводить — своей исторической родины или новых европейских отечеств, — становится все более острой.

Есть здесь и ценностная составляющая. «Политика ценностей» по-прежнему является важной частью внешнеполитической деятельности ЕС, и европейским политикам ради стратегического партнерства с Анкарой с большим трудом приходилось закрывать глаза на несоответствие турецких реалий многим «европейским ценностям». При президенте Эрдогане эта проблема стала особенно острой, в первую очередь в связи с задержаниями многих европейских правозащитников. Ведь случай Петера Штойдтнера далеко не единичный. Под следствием в Турции также находится корреспондент немецкой газеты Welt Дениз Юджел, а также десятки других людей, которых в ЕС считают политическими заключенными.

Европейская риторика в отношении Турции и президента Эрдогана все больше напоминает риторику в отношении России. Похоже, наравне с Москвой Анкара претендует на роль главного нарушителя европейского спокойствия. В высказываниях Зигмара Габриэля даже замаячил призрак экономических санкций — излюбленного орудия, которым в Европе любят наказывать нарушителей западного понимания свободы и демократии. Впрочем, дойдут ли до этого турецко-европейские отношения — большой вопрос. Все-таки Турция вовлечена в европейскую политику намного глубже, чем Россия, особенно в сфере безопасности. И издержки от разрыва с Анкарой для Европы могут быть неизмеримо серьезнее.

vs.shimoff@gmail.com

Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Жириновский сказал бы так---это последствия пребывания в Турции его партии во главе с ним по приглашению Эрдогана, последствия многочасовых переговоров двух сторон,последствия тонкого намёка на толстые обстоятельства.
Иван г.Кричев
Это еще не скандал,а так небольшие разногласия. Вот когда начнут отзывать послов ,тогда можно назвать скандалом.
Александр,53,Бобруйск
Бер-лин---Ан-КАРА!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости