Народная газета

Береженого рубль бережет

Пожертвования и личное имущество нуждаются в защите

На днях скандальным преступлением отметились Ганцевичи. Безработный инвалид из Пинска попытался похитить из магазина на железнодорожной станции ящик с пожертвованиями на строительство храма в деревне Люсино. Далеко, правда, возмутитель спокойствия не ушел, ибо его оперативно задержали прохожие. Местный отдел Следственного комитета возбудил уголовное дело. И это далеко не первый случай, когда объектами посягательств становятся церковная утварь, жертвенные урны на лечение тяжелобольных.
Коллаж Олега Попова

Нынешние преступники крадут все, что никак не защищено и притягивает их взгляд. Дорогой инструмент из открытых гаражей, технику с приусадебных участков. От воров не защищены ни взрослые, ни дети. Но ведь еще в памяти те времена, когда даже в криминальном мире были определенные табу, а сельским жителям в голову не приходило запирать днем двери и огораживать свои подворья высокими сплошными заборами.

В начале октября Кобрин потрясла новость о краже урны с пожертвованиями на лечение тяжелобольной девочки Насти Шичко. Циничное преступление совершили трое подростков: две 14-летние девочки и 11-летний мальчишка. Все они учатся в одной школе. Даже в уголовной среде такие преступления в свое время считались позором. Помните Василия Алибабаевича из “Джентльменов удачи”, который называл себя шакалом паршивым за то, что у детей украл? Увы, современный криминалитет дает поросль, для которой нет уже ничего святого.

Причины столь дерзкого поступка так до конца не ясны. Выяснилось, что юные создания спустили часть украденного на лак для ногтей, накладные ногти... Это при том, что прекрасно знали, у кого воруют деньги. У Насти Шичко тяжелое генетическое заболевание. Она уже пережила несколько операций. Сейчас необходимо собрать 22 тысячи евро. У родителей на счету каждая копейка. При этом отец Насти, Руслан, даже в такой ситуации не озлобился:

— Жалко в первую очередь их родителей. Если бы такое случилось у меня в семье, это было бы крайне неприятно. Я постараюсь воспитать своих детей так, чтобы они никогда даже в мыслях не пошли по наклонной.

И это уже не первый случай, когда у Насти крадут урну с пожертвованиями. Первый раз ящик с деньгами, который стоял в другом месте города, стащил ранее судимый. А в конце прошлого года такое же ЧП произошло в Гомеле. Там неизвестная похитила жертвенный сбор в торговом центре. Средства собирали местные волонтеры на лечение тяжелобольной трехлетней Киры Куруленко. И у этой девочки урну похищали дважды, а в третьем случае охранники задержали воришку, пытавшегося вытянуть деньги из копилки, установленной в супермаркете. 

Вот скупые строки оперативных сводок. Летом прошлого года в Гродно 36-летний местный житель обокрал церковь, вскрыв ящик с пожертвованиями. В феврале этого года в столице у прихожанина неизвестный стянул рюкзак, а в апреле у 26-летней брестчанки в храме украли сумочку. 

В милиции не устают напоминать о бдительности. В чем-то можно согласиться, ведь незащищенная ценность притягивает вора. Но кто бы мог подумать, что он посягнет на святое? Да, урна, которую украли в Кобрине, как и другие ящики для сбора денег, стояла, как говорится, в открытом доступе. Не прикручена, не опечатана, не опутана цепями. Но заместитель заведующей магазином, где случилось ЧП, Татьяна Жигман по-своему права. Здесь всегда рассчитывали на совесть посетителей. И никогда до этого случая ни у кого рука на урну не поднималась.

И все же рассчитывать только на совесть тех, у кого ее нет в принципе, не стоит. И потому участковые, особенно на селе, неустанно повторяют: закрывайте двери, калитки, хозпостройки, будьте бдительны, обращайте внимание на незнакомцев. 

Отправляемся в клондайк воровских вылазок — агрогородок Ольшаны Столинского района. Огуречная столица славится трудолюбием фермеров на всю страну. Увы, богатые земледельцы часто становятся жертвами любителей легкой наживы. 

С участковым Александром Демко едем вдоль бескрайних парников. Овощной сезон отошел, но для криминального элемента здесь непаханое поле: дорогие поливочные шланги, мотопомпы, плуги, отопительные печи, бочки. Все, что в цене пересчитывается на десятки, а то и сотни долларов. Для залетных уголовников, продолжает Александр, настоящий рай:

— Представьте бывшего зэка, который всю жизнь промышлял кражами. Он узнал, что в Ольшанах можно на погрузке заработать до 30, а летом и до 100 рублей в день. Приехал на шабашку, а тут такое раздолье. Мы, конечно, стараемся таких выдергивать из толпы приезжих... А если приедут грамотные, рукастые воры на бусе? Поработают тут одну ночь, загрузятся и уедут в другой район или область. А наутро 5 уголовных дел. 

Беспечны хозяева теплиц и в самом частном секторе. Вот открытый гараж с инструментом, вот брошенная бетономешалка возле строящегося дома. Или прицеп к легковому автомобилю, стоящий возле дома. Никто не помешает в этой глуши подъехать к нему, в считанные секунды прицепиться и увезти. Почему не загнать его во двор? Этим же вопросом задается и участковый:

— У одного местного жителя украли бензопилу. Спрашиваю: откуда? Оказалось, она несколько дней лежала у него возле дороги за забором. И смех и грех. Так и хочется сказать: не украли, а подобрали то, что сам выкинул. 

Вижу открытый бус с капустой. И вокруг тоже ни души. Сейчас, увы, у фермеров не лучшие времена. Овощи в цене просели, идут на рынок за копейки, так что эту машину вряд ли обворуют. Но, вспоминает Александр, бывали и такие случаи:

— Когда огурцы были в цене, некий фермер оставил машину с овощами возле дома. Ночью подъехал к ней другой бус, и воры все оперативно перегрузили. 

Интересно, сколько еще пройдет времени, сколько перепишут томов уголовных дел, пока сельчане осознают: время открытых ставен, к сожалению, осталось в прошлом.

С начала года только в Брестской области без взломов и отмычек, то есть путем свободного доступа, как говорят юристы в погонах, совершено свыше 1800 краж. Раскрыта половина. И описать портрет типичного вора сегодня весьма непросто. Злоумышленниками могут быть и подростки, как в случае с кражей урны в Кобрине, и, например, студенты. Этим летом в Бресте попались трое воров, обчищавших дачи в пригороде. Один из преступников учился в университете. Двое его сообщников — в средних специальных учебных учреждениях. А в Петуховщине прицеп, колеса и лопату на 3910 рублей украл рабочий из Ляховичей.

Вот и врио начальника милиции общественной безопасности УВД Брестского облисполкома Виктор Мельников не готов дать современному вору однозначную характеристику:

— По статистике, только 718 краж совершено ранее судимыми. От общего числа — менее половины. Так что нельзя все списывать на рецидивистов. В состоянии алкогольного опьянения еще меньше — 669 краж. 1250 таких преступлений совершили неработающие. Можно, в принципе, сделать вывод, что, как правило, на воровство идут лица без работы, ранее так или иначе попадавшие в поле зрения милиции. Если не на преступлениях, то на административных правонарушениях. 

И вот здесь возникает, пожалуй, главный вопрос: как исправить тревожную статистику? Уповать на повышение бдительности потенциальных потерпевших, укреплять жертвенные урны стальными листами и ставить сигнализации на входе на приусадебные участки или каким-то образом ломать нездоровые тенденции в криминальном мире? Виктор Мельников уверен, что в этом вопросе нужен комплексный подход:

— Раньше действительно даже в уголовной среде, например, красть у детей или стариков считалось зазорным. Но теперь там каких-то понятий нет. Безусловно, нужно рекомендовать населению заботиться о сохранности своих ценностей. Насколько я знаю, в некоторых странах полиция не берется за расследование кражи, если потерпевший не принял мер безопасности. У нас те же велосипеды бросают сплошь и рядом без присмотра, не приковывая противоугонными средствами. Конечно, одна из мер профилактики краж — изоляция асоциального элемента. Но нельзя списывать со счетов и попытку наставить их на путь истинный. Заставить работать, дать кому-то второй шанс. Особенно если человек оступился впервые. По сути, в каждом случае необходимо разбираться индивидуально. 

Иными словами, во всем нужно искать золотую середину. Помню времена разгула преступности, когда жильцы первых этажей массово ставили решетки на окнах. Сегодня это ушло в прошлое. Все реже слышу вой противоугонных систем на машинах, тогда как еще недавно сигнализация срабатывала на каждом втором авто. Хочется верить, что до стальных ящиков для сбора денег и вооруженной до зубов частной охраны в деревнях и селах мы все-таки не дойдем.

В тему

Ольга Безсилко, эксперт-психолог управления судебно-психиатрических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Брестской области:

— Зачастую к кражам пожертвований и имущества склонны лица, страдающие алкогольной либо наркотической зависимостью, поскольку они действуют на уровне инстинкта и для них это вынужденная форма криминальных поступков, которые обычно совершаются далеко не на профессиональном уровне.

Кроме того, на циничные кражи под влиянием мотивов и желаний потребительского характера идут люди определенного возраста. В частности, подростки в силу беспечности, несформированности морально-нравственных принципов, недостатка социального опыта, а также из-за отсутствия склонности углубляться в серьезные жизненные проблемы, привычки к самоограничению.

alexbresta@gmail.com
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?