Бэнкси и шредер

Все идет к тому, что честность в мире фейков скоро станет самым дорогим товаром. Да и ее на всякий случай будут ставить под сомнение. Британский уличный художник Бэнкси, скрывающий свою личность и борющийся с коммерческим искусством, кажется, научился монетизировать свою популярность. Во всяком случае, имидж неподкупного борца с миром чистогана, прибирающим к рукам мировые шедевры, серьезно подпорчен.



Историю с Бэнкси и шредером, кажется, знают даже вороны на заборах: картина «Девочка с шариком», проданная на аукционе Sotheby`s больше чем за миллион фунтов стерлингов, с последним ударом молотка аукциониста частично уничтожилась по вине встроенного в раму шредера, порезавшего добрую половину работы на широкую лапшу. Тяжелая позолоченная рама шла строго в комплекте с произведением и трактовалась искусствоведами как типичная насмешка Бэнкси над музейно–коллекционным пафосом. На деле она скрывала измельчитель для бумаги с дистанционным управлением, который был запущен в момент продажи. Покупатель, что характерно, неизвестен — и это бы никого не смущало, но заодно, как выяснилось, неизвестен и продавец. А полуизмельченная картина, по мнению специалистов, теперь только вырастет в цене.

Все сходятся на том, что художник сделал эффектный маркетинговый ход. Очень похоже, что не было ни анонимного продавца, ни неизвестного покупателя, слишком все это напоминает PR–акцию, которая позволит продать искромсанную «Девочку с шариком» еще дороже. Правда, сохранить пафос идейного борца с коммерцией Бэнкси после этого вряд ли удастся: где вы видели пчел, которые были бы против меда?

Говорить об этике, пожалуй, бессмысленно: сколько ни вывешивай видео в инстаграм, как ни рассказывай, что, мол, стремление к уничтожению — побуждение творческое, демонстративный характер происшедшего прямо указывает на расчет. Гоголь, сжигая второй том «Мертвых душ», не призывал весь мир в свидетели: акты подобного рода совершаются втайне, ибо слишком мучительны для автора.

Но в эпоху победивших соцсетей и массовых фейков внутренние борения не в чести: путь к славе прокладывают по иной колее. Скандалы и скандальчики, приколы и бугага, откровенный криминал, совершающийся на камеру (что облегчает труд сотрудников правоохранительных органов, но провоцирует все новые и новые эпизоды), или легкое, с виду безобидное мошенничество а–ля Бэнкси — вот он, сегодняшний двигатель популярности. Чтобы сорвать аплодисменты, все средства хороши. Труд ничто — имидж все, говорят нам новые «пророки». Можно поддать по чужим мозолям, растоптать безответных, попрать нормы приличий и морали — или просто всех обвести вокруг пальца, наполнив свой кошелек легкими деньгами. Теми, что растут на Поле чудес в Стране дураков, ведь желающие платить очередному коту Базилио в мире не переводятся.

Бэнкси — успешный медийный проект, на котором создатель научился неплохо зарабатывать. Вопрос: а так ли он хорош как художник — и таковы ли по–настоящему талантливые художники? Гениальный и безумный Винсент Ван Гог отрезал себе ухо не для того, чтобы продать с аукциона. Хотя сегодня за подобный лот наверняка разгорелась бы борьба.

ovsepyan@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...