Белый баян Судника

«СГ» помогла отыскать раритет знаменитого вилейского музыканта-самородка

Публикация «СГ» помогла отыскать раритет, созданный самым знаменитым на Вилейщине музыкантом-самородком
В ДОМЕ Николая и Лидии ЯЗИНСКИХ, жителей вилейской деревни Старинки, раздался телефонный звонок. «Меня зовут Петр Петрович Варавко, я из Молодечно. О вашей семье и о тебе, Николай, о прекрасном музыканте, прочитал статью в «Сельской газете» за 9 апреля. Хотелось бы приехать к вам, в Старинки, буду рад личному знакомству. К тому же собираюсь в гости не с пустыми руками: с собой привезу Судников баян. Ты будешь на нем играть да людей тешить», — заинтриговал человек на другом конце провода.


ЯЗИНСКИЕ заволновались. Неужели и впрямь сохранился инструмент, на котором играл самый знаменитый самодеятельный баянист на Вилейщине Иван Судник, а изготовил баян его брат Николай? Если сказанное правда, то это настоящая удача: ведь Судники из одноименной вилейской деревни — фигуры для народной культуры района знаковые. Популярность зашкаливала. Ни один сельский праздник без их участия не обходился. А уж уровень сельской свадьбы оценивали по одному только факту: был ли Судник?

Напросившемуся на прием в Старинки гостю хозяева разрешили приехать. Сами сгорали от любопытства. Но когда спустя какое-то время загадочный даритель с белоснежным музыкальным инструментом в руках объявился на пороге, Язинские обомлели. Это был тот самый баян — высокий, узкий, с фирменными особенностями, на правой клавиатуре вместо кнопок — клавиши.

Николай Язинский с детства помнил баяны Судников:

— Впервые увидел Ивана Судника на одной из сельских свадеб, специально отпросился у отца, чтобы сбегать туда, увидеть и услышать самородка. В доме баянист был в центре внимания, как звезда. Люди танцуют, подскакивают, подбадривают: «Играй, музыкант, дай жару!» А я украдкой стою, прислонившись к дверному косяку наперевес с гармонью, что отец купил, и боюсь пошевелиться. Меня, подростка, Судник заприметил, поинтересовался, почему пришел. Объяснил: «Мечтаю играть, как вы». Музыкант с ходу пригласил к себе на мастер-класс. Но куда там: от Старинок до Судников — 38 километров. Игре на баяне учился у Дмитрия Куприяновича в Илье, где тогда открывалась школа с музыкальным отделением. А Судники все это время гремели на всю округу, ну и, конечно, их баяны...

С юных лет знали об известных баянистах и братья Варавко — Петр (тот самый даритель) и Николай. Последний из них сейчас живет в деревне Жабино Солигорского района. Много лет Николай Петрович выписывает «СГ», читает издание, как нам признался, от корки до корки. Поэтому когда в газете наткнулся на материал о Судниках и Язинском, незамедлительно сообщил брату в Молодечно:

— Мы выросли на Ильянских хуторах в Вилейском районе. Судники на самом деле были обласканы народным вниманием, поэтому, когда читал статью, словно вернулся во времена нашей юности. Судники пользовались невероятным успехом. Удачей считалось поучиться у них, а настоящим подарком судьбы было иметь их мастеровой баян: в Судниках братья организовали артель по производству инструментов. Насколько я помнил, именно на одном из таких всю жизнь играл свекр нашей покойной сестры Зинаиды Станислав Уласевич. Нужно было выяснить, какова судьба инструмента. Мой брат Петя живет поближе к Вилейскому району, поэтому он и взялся за поиски Судникова баяна.

Находка не заставила себя долго ждать: все это время инструмент, сделанный руками легендарного вилейского мастера, попросту стоял в шкафу. На хранение его родственники передали внуку Станислава Уласевича Эдуарду. Петр Варавко поехал к племяннику в Илью и забрал годами пылившийся в закромах, но такой ценный инструмент:

— Я хорошо помнил этот баян: с ним свекр сестры приезжал к нам из Малевичей на хутора сватать Зинаиду. Это было в 1961 году. Приблизительно в это время, по моим подсчетам, Станислав и заказывал у Судника инструмент. То есть баяну уже как минимум 55 лет. Дед Стась в свое время тоже много свадеб и иных сельских торжеств отыграл на нем: у них в Малевичах был свой небольшой ансамбль с цимбалами и баяном. И сын Станислава Эдуард неплохо владел инструментом, иногда играл у своего отца на подмене на деревенских праздниках. Однако после смерти Стася баян зачехлили — потомки хранили его уже как ценную реликвию. Кто бы мог сейчас, через много лет, «разыграть» баян? Только Николай Язинский. У него ведь «пальцовка» (манера постановки руки при игре) судниковская.

Жалеет Петр Варавко лишь о том, что от времени баян потихонечку начал приходить в негодность. Сперва Петр Петрович отправил инструмент к известному молодечненскому настройщику Николаю Лазовскому, который поработал над реанимацией баяна. И уже затем, прихватив инструмент, Петр Варавко поехал знакомиться с Язинскими.

РАРИТЕТ нужно было и Николаю «привести в чувство»: почистить  снаружи и изнутри, проверить, на месте ли все «голоса» и струны, сохранили ли эластичность меха. Важно было убедиться, что в рабочем состоянии абсолютно все элементы старинного баяна, чтобы тот не рассыпался. Интересно: эти баяны славились тем, что назывались «всепогодными». То есть одинаково здорово инструмент будет звучать как в теплой хате, так и на улице в жару, туман или мороз.

Именно это качество отличает баян рукотворный от фабричного, объясняет Николай Николаевич:

— К примеру, наши привычные баяны «Беларусь», если поиграть на морозе, подводят: «голоса» настывают и могут «поотпадать». Еще особенность — не кнопки, а клавиши, сделанные из какого-то прочного перламутрового материала. И дополнительные клавиши, чтобы открывалось двухголосие. Полутона — бемоли и диезы — как и полагается, обозначены специальными наклейками красного цвета. Видно, что на инструменте давно никто не играл: паутины внутри столько было, что феном вычищали. Когда Петр Петрович вручал мне инструмент, сказал, что ни секунды не сомневается: отдает его в хорошие руки. Поэтому Судников баян дорог мне не только как уникальная вещь, но и как награда за верность музыке.

Напомню, что всю жизнь Николай Язинский посвятил культуре: 42 года на одном месте отработал художественным руководителем в Стешицком Доме культуры, куда устроился еще молодым специалистом, вместе со своей женой Лидией Романовной (тоже культработником). За плечами сотни отыгранных сельских свадеб, вечеринок и разных деревенских праздников...

Братья Варавко вручили Николаю Николаевичу еще два баяна и гармошку. Главнейший из них экземпляр — немецкий пятирядный концертный «Вельтмейстер» (Weltmeister). Вещь очень дорогая. Ее Николай Варавко купил за 500 рублей в 1983 году, сумма по тем временам внушительная. Все хотел научиться играть (сам владеет гармонью), да не было у кого брать мастер-классы: так и простоял дорогущий инструмент все это время. А ведь баян нельзя надолго оставлять без дела, он может прийти в негодность.

— Инструмент ведь как человек: если движется, как, к примеру, и мы на пенсии подрабатываем, значит, живет. Так же и баян, если с ним работаешь. Кстати, этим черным уже интересовались ушлые коллекционеры. Но ничего не вышло. Таких сразу предупреждаю: «Не надоедайте!» Все эти инструменты не продаются, — кивает Николай Николаевич на диван, где в ряд выставил баяны и гармошку.

Среди инструментов еще один баян, переданный братьями Варавко — фабричный «Беларусь» с дополнительным третьим рядом кнопок в «голосах». И уникальная гармошка «Тульская» — в ней добавлены регистры (тоже новшество привнесли самодеятельные мастера). Модернизированному инструменту цены нет. Профессиональные коллективы за такими гоняются, ведь «строй» у такой гармони сыгрывается практически с любым баяном любой тональности.

С таким музыкальным арсеналом, казалось бы, в самый раз ансамбль создавать. Да не так все просто:

— Мы уже задумывались над этим: в свое время у нас в Стешицах был детский ансамбль. Цимбалы, металлофоны, ксилофоны, я на баяне играл соло. А сейчас на приличный ансамбль баянистов и гармонистов людей не наберу. Есть в деревне еще гармонист Валентин Седяко. Музыкант-самоучка, работает сварщиком, но всегда готов выступить. На смену себе вырастили и еще одного баяниста Александра Святохо, да только не собирается парень после окончания столичного университета культуры возвращаться в деревню. Вот и ответ на ваш вопрос. А ведь хочется, чтобы достойный ансамбль был: несколько баянов, несколько гармоней. По-хорошему, вообще можно было бы организоваться да рвануть в какой телепроект, как «Минута славы»...

Однако пока Николай Язинский покорять шоу талантов не торопится: разыгрывает вверенные ему инструменты. Из них первый и единственный раз публично звучал только Судников баян — 15 июля, на «Зажинках», которые отмечали на местном сельхозпредприятии. Взял Николай Николаевич свою супругу да Валентина Седяко, и выступили втроем на мехворе перед комбайнерами и водителями. Те в глаза таких необыкновенных баянов не видывали, поэтому все происходящее записывали на камеры мобильных телефонов. Восхищались механизаторы необыкновенным звучанием инструментов.

Я поняла почему, когда слушала, как играет Николай Николаевич на Судниковом баяне. Звук у него такой мелодичный. В тембре мягкость и драматизм одновременно, создается впечатление, что слушаешь песни из старых военных фильмов, и мысленно переносишься на много десятилетий назад. Словно баян сохранил в себе память об ушедшей эпохе…

uskova@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости