Белорусы не трусы

Интересных личностей в нашем спорте немало...

Интересных личностей в нашем спорте немало. Настоящих оригиналов со своей точкой зрения на жизнь и спорт, с авторитетом, подкрепленным делами и учениками, — меньше. Но они есть. Один из таких — основатель бойцовского клуба «Кик Файтер», родитель белорусского муай–тай (таиландского бокса) и отец–воспитатель целой когорты чемпионов мира Евгений Добротворский.


Дмитрий Шакута, Алексей Пекарчик, Василий Шиш, Андрей Кулебин... По фамилиям этих бойцов можно сегодня изучать историю белорусских единоборств. За спиной каждого из них в той или иной степени маячит силуэт тренера Добротворского. Вэдэвэшник и «афганец», три года назад он удивил тем, что сменил фамилию и отчество, из Котельникова превратившись в Добротворского, а из Александровича — в Георгиевича. Говорит, нашел родного отца и счел необходимым пойти по этой родовой дороге. Евгений Георгиевич вообще человек сюрпризный и уж точно не такой, как все: изучает историю, литературу, древнерусский язык с его образами и утверждает, что Александр Пушкин на самом деле был высоким блондином.


Своеобразный у него и педагогический тренерский подход, который, как можно видеть из обширного медального списка учеников, приносит очень неплохой результат. О своей системе в двух словах он говорит так:


— Когда ты можешь ученику не просто сказать: «Делай, как я!» — а подвести под это глубокую базу и обосновать, к тебе прислушаются лучше. Наш мозг работает только на 5 процентов своих возможностей, так как закрыт для многих образов. Своих воспитанников я учу понимать эти образы. Например, когда объясняешь технику удара «правый прямой», то можно рассказать так: представьте, что ваша рука — веревка, а кулак — камень. Бросаете его, веревка раскручивается — происходит рывок. Таким образом, освоение техники удара значительно ускоряется, так как включается образное мышление. Раньше на подготовку мастера спорта международного класса уходило 7 — 8 лет, сейчас — 3 — 4 года. Перед тренером стоит задача не только научить спортсмена технике, но и воспитать его и сформировать его мировосприятие. Если сделать это правильно, то он не будет пить, курить, совершать аморальные поступки.


— Много сегодня в вашем клубе людей занимается?


— Более 100 человек.


— Бывало больше?


— Раньше у нас помещение не позволяло развернуться, подвальчик был 5 на 13 метров. Сейчас расширились, но с арендой душат — дорого...


— Выживает сильнейший, и вы это знаете лучше других. Собственно, об этом — о голодных и сытых, о добрых и злых, о чемпионах и неудачниках хотел с вами сегодня поговорить. К вам в клуб приходит много хулиганов?


— Мало. Наоборот, как правило, приходят не хулиганы, а довольно слабые ребята. Те, кого в детстве задевают, обижают. Они хотят научиться давать отпор, стать сильными и уверенными в себе людьми. Мы их этому учим, и впоследствии эти слабые становятся сильнейшими в мире. Если бы к нам пошли еще и сильные, то из них мы сделали бы вообще суперменов.


— А как их, сильных, привлечь?


— Было время, мы пытались это сделать. Совместно с Министерством внутренних дел разрабатывали проект «Добрая сила», цель которого заключалась в том, чтобы собрать в зале детей, которые состоят на учете в детской комнате милиции. Но дело по разным причинам не пошло, хотя группа была сформирована. Мы ребят не бросили, перевели их к себе в «Кик Файтер», и сейчас выходцы из тех мальчишек — Андрей Герасимчук и Паша Ревтович — являются чемпионами мира.


— А не рискованный ли это был эксперимент по своей сути? Научить хулигана приемам муай–тай — это все равно, что вложить ему в руки пистолет.


— Обучиться серьезным элементам муай–тай, стать мастером может только человек, который изменился внутренне. В муай–тай очень много философии. А ребята не были изолированы, рядом с ними занимались другие и они тянули их за собой.


— Говорят, что настоящий чемпион должен быть голодным и бедным. Только в таком состоянии он может сохранять мотивацию и заставлять себя работать. Вы с этим согласны?


— Видимо, в этом есть доля правды. Зачем сытому напрягаться?


— Зачем стремиться к пику футболисту, если он, перейдя в средний российский клуб, уже имеет все, что необходимо для комфортной и безбедной жизни? Если парень, не достигнув и 20 лет, уже имеет солидный контракт и популярность, ему больше не нужно преодолевать себя. Это понятно. А, грубо говоря, мозги им можно вправить или это уже патология?


— Можно, конечно. Но сделать это под силу только тренеру. И при условии, что сам он — не зажравшийся кот, а ищущий человек и специалист. Прекрасный фильм сейчас сняли о Валерии Харламове — «Легенда № 17».


— Вам понравился?


— Шикарный! Там есть момент, когда Харламова отправили в город Чебаркуль. Там он стал проявлять свой максимализм, призывать партнеров к выигрышу в каждом матче, после чего к нему подошел старожил команды и сказал: «Нам не надо никакой высшей лиги, тихо сливаем — и все». Все уже было организовано и поставлено на поток. Только характер настоящего чемпиона позволил Харламову сломать систему. Это очень сложно. У нас сейчас Министерство спорта проводит реорганизацию структуры, стремясь ее оптимизировать, сократить штаты и уменьшить финансовые дотации. К сожалению, действия предыдущего министерского штаба привели к тому, что вся отрасль развалилась почти до основания. Сейчас затеяли структурную перестройку и в регионах принялись объединять отделы образования с отделами спорта. Могу предположить, что такая система не приведет ни к чему хорошему. Перед единым руководством сдвоенного ведомства на периферии очень скоро возникнет дилемма: отправить районную спортивную команду на соревнования или починить крышу в детском саду? Нетрудно догадаться, что выбор окажется не в пользу команды. Спорт, таким образом, окажется задвинут на еще большие задворки. Тогда как именно там, в глубинке, нужно искать самородки, именно там они еще есть. Я три раза в неделю тренирую детей в нашем филиале в Червене, где мы создали клуб «Светогоръ». Уникальные дети. В отличие от столичных в них сохранилось еще желание чего–то достичь, выбиться в люди, у них глаза горят и пашут они по–другому. В них жива суть народного анекдота. Когда деревенского парня забрали в армию и пугали невзгодами, которые его там ждут. А он через месяц написал домой письмо: «Дорогие мама и папа, зря вы меня стращали этой армией. Здесь дают спать до шести и никто в поле пахать не заставляет».


— Почему «Светогоръ»?


— Это имя одного из русских былинных богатырей, великана.


— Имена, названия, на ваш взгляд, несут в нашей жизни большой отпечаток?


— Конечно. Имя — это код человека. Раньше детям при рождении давали прозвище. А имя они получали во время имянаречения. Делал это жрец, который входил в родовой канал человека и видел его настоящее имя. Он ему его озвучивал. Это было скрытое имя, и знал его только сам носитель, чтобы не могли сглазить, навести порчу. Отсюда и пошло, как тебя зовут и как твое имя. Это два разных вопроса.


— А если, скажем, команду «Шахтер» назвать «Светогоръ», в еврокубках она заиграет лучше?


— Для начала футболисты должны хотя бы узнать, что это значит. Нужно приобщиться к этому коду, поверить в него. Иисус как сказал? По вере вашей воздастся вам. Кто во что верит, тот то и получает.


— Вы игровые виды спорта любите?


— Футбол — нет, хоккей — да.

 


— За что не любите футбол?


— Когда тренером минского «Динамо» был Эдуард Малофеев, я ходил на все матчи команды в чемпионате СССР. Мне импонировало в футболистах стремление побеждать всегда и везде. У команды явственно читалось стремление стать в своем деле самыми лучшими. Современные футболисты этого не хотят. Им нужно быть богатыми и успешными, а о том, чтобы стать первыми в мире, они даже не мечтают. А тот, кто не мечтает, никогда ничего не добьется. Честно говоря, меня жутко расстроил матч, когда БАТЭ дома принимал «Барселону» и уступил — 0:5. При этом после игры наши игроки обменялись с испанцами футболками, надели их на себя и на глазах у опозоренных зрителей в этих чужих и потных майках пошли по полю. А их соперники брезгливо в двух пальцах несли потные майки БАТЭ. Это меня очень обидело. И за это футбол я не люблю.


— Так в хоккее сейчас практически то же самое.


— Это печально. Нужно воспитывать своих игроков, новое поколение. Но я прекрасно понимаю, что миром сегодня — в том числе и миром спорта — правят деньги. Вырастить своего игрока и оставить его в клубе, чтобы он приносил пользу, — это хорошо для болельщиков, но невыгодно для клуба. Проще продать своего и купить чужого, заработав на трансфере.


— Продолжая тему денег. Сегодня, отдавая детей в спорт, родители часто смотрят именно на финансовую составляющую вида: может он в будущем принести чаду благосостояние или нет. О духовном воспитании мало кто думает. Ваш муай–тай, насколько я понимаю, больших денег не приносит.


— К нам идут потому, что этот вид спорта всесторонне развивает человека, воспитывает личность. Идут сюда и потому, что муай–тай в Беларуси, так уж сложилось, всегда стремится к максимуму. С самого рождения у нас одна цель: всегда быть только первыми. Нас не смущали ни тайцы, ни кто–то другой. Люди чувствуют, что здесь дух чемпиона. Второе место для нашего бойца — это большое поражение.


— Что вы сделаете, если узнаете, что после тренировки ваш ученик пошел в ночной клуб, где пил, гулял до утра?


— Пожалею его. На любой тренировке случаются микротравмы: поврежденные капилляры, синяки и гематомы. В нормальном состоянии у человека такие повреждения заживают за сутки. После употребления алкоголя организму требуется гораздо больше времени, чтобы справиться. После похода в ночной клуб такой человек не сможет выдержать наших нагрузок, он просто не придет на следующую тренировку. Максимум, что у нас случалось в плане алкоголя, это когда после соревнований спортсмена угостили спиртным, а потом у него синяки, полученные в бою, затягивались месяц. После этого он сказал: никогда! И теперь его раны заживают в течение трех дней.


— То есть своего рода естественный отбор: хочешь — пей, хочешь — дерись. Третьего не дано.


— По этому поводу мы проводим с нашими учениками много бесед. Объясняю. Показываю фильмы, социальные ролики. Хорошие — те, которые создавались в России, но не были показаны там, столкнувшись с мощным алкогольным лобби.


— Как вы думаете, если бы другие наши спортсмены не ходили после игр и тренировок в ночные клубы и бары, если бы они вообще отказались от алкоголя, выступали бы лучше?


— Однозначно. Алкоголь еще никого сильнее и умнее не сделал. Вы, кстати, знаете, как согласно образам старославянского языка расшифровывается слово «алкоголь»? «Ал» — душа, «ко» — стремление, «голь» — голытьба. Что получается? Опускание души до уровня голытьбы.


— Судя по всему, теория в ваших занятиях важна не меньше физических упражнений.


— Безусловно. В каждой тренировке теория присутствует, она органично вписывается в физические занятия.


— Эдуард Малофеев, объясняя неудачи и поражения своих подопечных, любил повторять: «Культурки не хватает». Вы согласны? Тренерской культурки в том числе. Максимум, на что способно большинство нынешних наставников — это подвигать по планшету фишки, рассказать что–то о тактике, но достучаться до сердец даже не пробуют. А ведь именно в этом был силен Малофеев, который своими притчами в 1982 году менял сознание игроков и делал из них чемпионов.


— Малофеев — гениальный наставник, который ясно показал, что от тренера зависит не многое, а почти все. И все можно исправить, изменив тренера. Каждого человека можно сделать чемпионом.


— За что вы можете выгнать из «Кик Файтера»?


— За воровство. Был такой случай. За подлость, за предательство. За недостойное поведение в общественном месте.


— А мат вы в своей педагогической тренерской практике используете?


— Да. Матерные слова в исконном понимании несут в себе совсем не тот смысл, который в них вкладывают сегодня. Раньше эти слова употребляли на поле брани — бранные слова. Этими словами накачивали энергию. Брань и ругань — это разные вещи. Я служил в армии, был в Афганистане. Там ни один приказ в боевой обстановке без мата не отдавался. Это наш генетический код, так быстрее доходит, так понятнее.


— Слышал, что вы своим ученикам в качестве домашнего задания даете не только физические упражнения.


— Рекомендую к прочтению определенные книги, медитации. Духовный рост должен идти вместе с физическим.


— Насчет книг можно чуть подробнее?


— Я считаю, что одна из первых книг, которую должны прочитать все спортсмены, — это Ричард Бах, «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Это книга для чемпионов. Владимира Шемшука советую — очень грамотные, интересные книги. Мой друг, инструктор спецназа, мастер спорта международного класса, высококвалифицированный специалист по рукопашному бою Юрий Серебрянский хорошие тематические книги пишет. А из классики? Николая Гоголя с нужными пояснениями и, безусловно, Александра Пушкина.

 

Советская Белоруссия №136 (24273). Четверг, 25 июля 2013 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...