Минск
+10 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Глава Академии наук – об особенностях и преимуществах белорусской модели развития

Белорусский путь

Мир стремительно меняется. На смену прежнему миропорядку, основанному на доминировании одного центра силы, приходит многополярное устройство, в котором все большую роль играют Россия, Китай, Индия и другие мировые игроки. Набирает обороты геополитическое противостояние великих держав. Одновременно в мировой экономике усиливается конкуренция, обостряется борьба за новые рынки и ресурсы. В этих условиях очень важно осмыслить и понять пройденный нашей страной путь за годы независимости. Проанализировать особенности и преимущества белорусской модели развития, чтобы определить, в каком направлении мы будем двигаться дальше. Свою точку зрения по этим вопросам «СБ. Беларусь сегодня» высказал председатель президиума Национальной академии наук, доктор экономических наук, профессор, академик Владимир Гусаков.

Ожидания и реальность

Около 30 лет назад с политической карты исчез Советский Союз. Это стало шоком и катастрофой для всего мира. Многие народы и общества оказались в растерянности и остались без стратегических ориентиров. Мир заполнила так называемая либеральная идея. Выдаваемая за панацею, она поначалу оказалась внешне привлекательной, но далекой по своей сути от истинных ценностей. Ничего, кроме дестабилизации и разрушения национальных экономических и политических систем, она не принесла. Не оправдал надежд и тезис о «невидимой руке рынка», которая, дескать, регулирует производство и продажи. Становится все более очевидно, что рынок без государственных механизмов — стихия, где побеждают сильнейшие без учета интересов всего общества.

Но давайте посмотрим, кому предназначалась и кому предлагалась либеральная идея. Исключительно постсоциалистическим и постсоветским странам. Для тотального преобразования их экономик, отказа от социалистической модели и создания на ее месте частнособственнического уклада под диктовку западных экспертов. Читай: надо было расчистить поле для массированных поставок продукции и свободной деятельности предпринимателей западных стран. И они не преминули возможности быстро воспользоваться этим историческим шансом. Если в странах Центральной Европы это еще как-то удалось, хотя и с большими издержками (от прежней государственной экономики ничего не осталось), то в государствах Восточной Европы (за исключением Беларуси) и в некоторых странах Центральной Азии либеральная идея почти полностью уничтожила общественный уклад и сделала их тотально зависимыми. Надо ли при этом говорить, чем это закончилось для народов. 

Огромный опыт трансформационного периода показывает, что без сильного стабилизирующего государственного сектора вряд ли можно рассчитывать на долгосрочную устойчивость экономического развития. 

Взять хотя бы Прибалтийские страны, располагавшие при Советском Союзе мощнейшим и новейшим промышленным потенциалом. Что от него осталось, также известно. Вместе с его ликвидацией из этих стран уехало на Запад в поисках лучшей жизни до трети и более молодого населения. Растет убеждение в том, что навязываемая западным миром либеральная идея была выдвинута и повсеместно навязывалась для того, чтобы держать в руках весь остальной мир, и в первую очередь страны с развивающейся и переходной экономикой.

Каркас экономики

Почему же Беларусь оказалась исключением в данном ряду? Ведь с развалом Советского Союза в первые годы рыночных реформ у нас происходили примерно те же процессы, что и в других постсоветских государствах: отказ от общественного сектора, насаждение частных порядков, потеря квалифицированных кадров, масштабная деградация экономики и стремительное падение качества жизни. Перелом наступил в 1994 – 1995 годах, когда Президентом страны был избран А.Г.Лукашенко. Было непросто. Крупные предприятия не работали, общественный транспорт разбит, социальная сфера свернута, трудовые коллективы по несколько месяцев без зарплаты, полки магазинов пусты, люди выходили на улицы и площади с требованием зарплаты и продовольствия. Зато масса зарубежных советников и экспертов насаждали свои порядки по ликвидации крупнотоварного производства, расчленению и приватизации госсектора.

Ценой невероятных усилий А.Г.Лукашенко удалось сначала приостановить деградацию и сползание страны в пропасть, а затем в исторически короткие сроки повернуть ее развитие в созидательное русло. Было остановлено разрушение крупнотоварного уклада, реабилитировано государственное имущество, предотвращено шельмование колхозов и совхозов как источника продовольствия, запрещено уничижение руководящих кадров крупных предприятий. Страна вздохнула с облегчением, заработали заводы и фабрики. Госслужащие стали работать спокойно. И главное — спасена была государственная инфраструктура как базис дальнейшей стабилизации страны.

А ведь многие советовали Президенту поскорее покончить со старым укладом. Не поддаться на эти советы Главе государства помогли природная мудрость и интуиция, исключительная работоспособность и проницательность, а еще опора на народ и огромное доверие народа, которое сохранилось до сих пор. Кто бы что ни говорил, но спасение Беларуси от разрушения, а возможно, и от полного исчезновения в последующем — это заслуга первого Президента страны. Не секрет, что тотальное уничтожение госимущества неминуемо привело бы к ликвидации самой государственности. Взять хотя бы землю. Кто бы стал ее новым собственником и хозяином? Положение крестьян показывало, что не белорусы. Или собственником заводов и фабрик? Пример соседних стран также не в пользу национальных предпринимателей, которых в то время просто не существовало. А сегодня мы живем и работаем на своей земле, а предприятия не только сохранены в собственности народа. Они в большинстве функционируют устойчиво и эффективно, образуют каркас национальной экономики.

По настоянию А.Г.Лукашенко вместо либеральной стала отрабатываться модель социально ориентированного государства. Сколько было критики и недовольства как на Западе, так и внутри страны. Но аргументы новой модели победили противоречия, народ однозначно поддержал общенародную собственность, где во главе — интересы простого человека.

В сборочном цехе «БелДжи».
Фото Александра Кушнера.

Игра по-крупному

Доминанта государства в развитии социально-экономической модели — это общераспространенная мировая практика, а не изобретение новейшей Беларуси. Еще во времена Великой депрессии в США в 30-х годах XX века, когда страна была погружена в хаос, а экономика разрушена, именно инициатива государства позволила навести порядок и восстановить экономику страны. А не «невидимая рука свободного рынка», как это представляют либералы. Появилась теория и методология Дж.М.Кейнса, которая послужила инструментарием для государственной власти по возрождению централизованно регулируемой и сильной экономики. С тех пор многие ключевые отрасли в западных странах по-прежнему находятся под контролем государства.

В Европейском союзе сегодня регулируется абсолютно все — развитие отраслей, сфер, предприятий. Буквально все страны и их предприятия имеют жесткие квоты на производство и поставку продукции на внутренний рынок. И никто не может их нарушить под угрозой строгих мер, вплоть до крупных штрафов и санкций. И где здесь либерализация? 

Наряду с этим в ЕС действует сильная и разветвленная система централизованного субсидирования стран, отраслей и производств под цели и задачи самого этого объединения. Невзирая на требования и установки ВТО, которая ограничивает такую централизованную поддержку. Это только нам говорят, что такая поддержка национальной экономики должна быть минимальной. При этом у нас мало кто задумывается: как выдержать мировую конкуренцию с западными товаропроизводителями и поставщиками, имеющими мощнейшую централизованную поддержку, если в Беларуси, например, она в разы меньше. Не новый ли это путь расчистки поля для западных товаров?

Яркими примерами регулируемой социально-экономической модели служат экономики Финляндии, Швеции, Норвегии, Японии, а в последнее время и Китая. Все нацелено на то, чтобы процветание государства происходило именно через повышение качества жизни общества и человека. Так, через централизованные и общественные фонды в Скандинавских странах перераспределяется примерно более 50% национального богатства. И никто в ближайшей перспективе не планирует менять эти пропорции. Все удовлетворены, достигнут консенсус между обществом и государством. У нас же по-прежнему звучат призывы к тотальной приватизации и либерализации.

Белорусская социально-экономическая модель развивается преимущественно на базе реального сектора экономики. В основе — крупные предприятия и производства, функционирующие под патронатом государства. И это правильно и справедливо. Только крупномасштабный реальный сектор может создавать необходимую устойчивость функционирования государства. Поскольку он государство­образующий, фундаментальный, объемный, конкурентоспособный и долгосрочный. Его функционирование создает мощь экономики и уверенность в ее перспективах. Крупные предприятия, а тем более их объединения позволяют выдержать любую конкуренцию и оставаться на плаву при различной конъюнктуре.

Именно поэтому в мире сейчас доминируют и наращивают мощь крупные и крупнейшие товаропроизводители и их сети, включая национальные и международные компании и корпорации, в том числе транснациональные. Они формируют политику глобальной мировой торговли в различных областях: стандарты, качество, цены, спрос.

Выдержать конкуренцию сейчас могут только крупные, мощные, хорошо организованные и насыщенные ресурсами предприятия и объединения, способные задавать тон и обеспечивать как инновационность своего развития, так и доступность продукции потребителям. 

Малые и средние предприятия вряд ли могут сегодня конкурировать с крупными на равных условиях мировой конъюнктуры. Побеждают сильнейшие. Конечно, исключения есть. Существует так называемое малотоннажное производство при высокой эффективности (в фармацевтике, биопродукции и так далее). Но это не всеобщая закономерность, а лишь отдельные случаи. До тех пор, пока ими не заинтересуются крупные товаропроизводители и сети.

Фото Павла Кузьмина.

От теории к практике

Никто не возражает против малого и среднего бизнеса. Белорусская социально-экономическая модель допускает различные формы. Известна мобильность и гибкость малого и среднего бизнеса, но в то же время и его конъюнктурность. Многие такие предприятия не имеют длительного жизненного цикла. Поэтому их следует рассматривать как дополнение или продолжение крупнотоварного производства. В отрыве от крупномасштабного реального сектора малые и средние предприятия слабо приспособлены к жизни, не влияют на стратегию общей экономики. Поэтому если и вести речь о приоритетном и опережающем развитии, то в первую очередь говорить надо о мощном крупнотоварном производстве, о создании ему комплекса условий — финансовых, экономических, сбытовых, организационных и других — для устойчивого долгосрочного развития. 

Мало сегодня говорится и о крупном реальном секторе экономики, а если и говорится, то больше в негативном плане. Возможно, опять в угоду либерализации и рынку. Это неправильно. Именно крупнотоварный сектор в настоящее время удерживает в стране экономику. Все остальное имеет вспомогательное значение. Включая не только малый и средний бизнес в реальном секторе, но и в сфере услуг. Известно быстрое появление разного рода малых предприятий. Но известно и такое же быстрое их исчезновение. Национальными брендами остаются устоявшиеся крупнотоварные предприятия, которым необходимо приоритетное внимание.

Надо сказать, что это классическое понятие политической экономии, о которой у нас основательно подзабыли. В ведущих мировых научных и образовательных центрах по-прежнему изучают марксистскую теорию (наряду с другими) и политэкономию. У нас ее заменили эклектично составленной по западным учебникам экономической теорией. На этой так называемой экономической теории воспиталось уже не одно поколение специалистов, которые, получив диплом об образовании, так по-настоящему и не поняли, что такое системная экономика, в основе которой классическая политэкономия. Не в этой ли связи у нас так мало ученых и экономистов — системщиков и государственников? А все в большей мере специалисты узкого профиля с ориентацией на либерализацию, приватизацию, рынок, услуги, малые и средние предприятия. Нет фундаментальной школы политэкономических знаний, где в основе государственность, общенародная собственность, производительность и мотивация, крупное производство, накопление прибыли и капитала, инвестиции (по-старому — капитальные вложения), расширенное воспроизводство средств производства и социальной инфраструктуры, корпоративная организация и сквозное управление.

Нет ли в этой связи необходимости учреждения специального курса по политэкономии? И не только для студентов вузов, но и для государственных служащих и других ведущих специалистов. Тогда не будет нареканий, а возникнет четкое понимание реального сектора экономики, товарного производства и роли государства в экономике. 

Не самоцель, а средство

Понимая важность устойчивого развития экономики и обоснования ее социально-экономической модели, в Национальной академии наук создано специальное сообщество под условным названием «Белорусская экономическая школа». В планах — многочисленные общественные и публичные мероприятия, семинары, «круглые столы», конференции, форумы. Главная задача — оперативное обсуждение текущих и стратегических проблем экономического развития и выработка обоснованных мер по нивелированию противоречий и росту результативности нацио­нальной экономики. 

Да, рынок — это объективная реальность. Но он должен работать на экономику и интересы страны. Рынок — не самоцель, а средство. Он должен регулироваться, а не превращаться в стихию. Ведь стихия в экономике намного хуже жесткого администрирования, она приводит к разбалансировке и развалу. 

Белорусская экономическая модель не исключает никаких разумных решений, она имманентно нацелена на оптимизацию и сбалансированность. Цель — создание условий для устойчивого инновационного развития экономики. Правда, для этого необходимы соответствующие инвестиции как в инфраструктуру, так и в технику и технологии. Конечно, эти инвестиции никто не даст, их надо заработать. Важно научиться рационально использовать ресурсы и не допускать неокупаемых затрат, совершенствовать технологии.

Все белорусское должно ассоциироваться с высоким качеством. Другого пути нет. Некачественная продукция должна быть исключена и наказуема. Для этого, полагаю, необходима специальная общенациональная программа качества, которая должна предусматривать соответствующие сертификаты и знаки, указывающие на безупречные параметры продукции. К сожалению, мы еще очень теряем на качестве, чего не должно быть в принципе. 

Наша страна за последние два с половиной десятилетия добилась колоссальных успехов на всех направлениях. Сейчас она равная среди равных в мировом сообществе. Нам есть чем гордиться. Беларусь стала развитой и признанной в исторически кратчайшие сроки. Надо сделать все, чтобы эта динамика стала нормой жизни каждого.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...