Белорусская АЭС: год спустя

Всего год автор этих строк не был на строительстве Белорусской АЭС. Срок для такого грандиозного проекта небольшой. Тем не менее, перемены видны, что называется, невооруженным глазом. Все четче прорисовываются контуры будущей атомной электростанции мощностью 2400 МВт. Также из первых уст были получены ответы на многие животрепещущие вопросы, волнующие общественность и специалистов в стране и за рубежом. Однако обо всем по порядку.


Строим для себя

Первым делом хозяева показали журналистам (пресс-тур организован Министерством энергетики Беларуси) новые микрорайоны города Островец, возле которого строится АЭС. Таким бы позавидовала и столица! Пока в добротных красивых многоэтажках живут в основном строители, а с пуском АЭС сюда заселятся энергетики.

А попав на территорию станции, направляемся туда, откуда уже вскоре потребителям будет поступать электричество. Речь о комплексе распределительных устройств энергии. Приземистое здание из металлических сендвич-панелей, внутри - сложнейшее комплектное оборудование марки "Сименс". В том, что мы приехали именно сюда, было что-то символическое. На огромной площадке без малого пять тысяч специалистов еще вовсю ведут строительные работы, а место, откуда электричество пойдет потребителям всей страны, уже вполне осязаемо.

Наш гид заместитель министра энергетики Михаил Михадюк отметил: немецкое качество позволяет быть уверенным в том, что в процессе эксплуатации все будет хорошо. Тем более что столь совершенной техники, работающей под напряжением 330 кВ в стране пока нет. Да и в соседних странах встретишь не часто. В России, например, на АЭС распределительные устройства располагают на открытых площадках. Да, так дешевле. Однако места требуется в разы больше, выше и эксплуатационные затраты. Белорусские энергостроители, выходит, проявили и рачительность, и умение видеть перспективу.

Кстати, работы ведут свои, белорусские специалисты. Однако с выводом за периметр АЭС высоковольтных линий заботы энергетиков не заканчиваются. Надо обеспечить передачу энергии с минимальными потерями потребителям. Для этого в стране реализуется целая программа выдачи мощности с АЭС.  По самым современным технологиям сооружаются и реконструируются линии электропередачи. В том числе впервые применяются опоры ЛЭП высотой 64 метра. Значит, не потребуется делать просеки в лесах. Строятся и новые подстанции - в мае, например, войдет в эксплуатацию самая крупная, в Поставах.

- КРУЭ в августе-сентябре поставим под напряжение, - заверил Михаил Михадюк. - Затем подадим на механизмы напряжение для начала раскрутки оборудования.  

Интересуюсь, будет ли построена ЛЭП для подачи энергии на экспорт?

- Строим атомную электростанцию прежде всего для себя, она позволит обеспечить до 30 процентов потребностей страны в электроэнергии, - отвечает заместитель министра. -  По определению себестоимость электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, ниже, чем на станциях, работающих на органическом топливе. Что касается экспорта, то все зависит от того, как будут складываться цены на рынке. Будет наша электроэнергия конкурентоспособна - найдется и покупатель. У нас для таких поставок есть все технические возможности, в том числе и для передачи энергии с Белорусской АЭС, поскольку наши линии электропередачи увязаны со всеми соседними странами. В том числе и с Литвой, которой мы и сейчас ее поставляем.  

"Тюбетейка" для реактора

Следующая наша остановка - возле энергоблока N1. Дело тут идет к завершению, и это вызывает у строителей законную гордость. Заместитель генерального директора АЭС - начальник управления капитального строительства Андрей Баркун подводит к сваренной из стальных листов конструкции, которой предстоит стать составной частью купола здания, где будет расположен реактор и другое оборудование. На своем сленге строители называют ее "тюбетейка". Ничего себе "головной убор" диаметром 44 метра! Андрей Баркун, однако, размерами не впечатлен. За десятилетия работы в энергетическом строительстве приходилось возводить объекты и покрупнее. Он поясняет:

- По сути это лишь часть несъемной опалубки. Забросим ее на стены - они уже почти готовы - с помощью вот этого подъемного крана марки "Либхер". Его грузоподъемность - 1350 тонн, так что "тюбетейка" для него - мелочь. Затем наверх поместим каркас из стальной арматуры и все забетонируем. Получится крепчайшая крыша, способная защитить атомный реактор от любого внешнего воздействия, а с другой стороны - предотвратить выброс радиации в случае самой невероятной аварии на АЭС.

Пока готовится "головной убор" для здания реакторного острова, внутри полным ходом идут монтажные работы. Недавно - уже об этом сообщалось - установлен в проектное положение корпус реактора. А затем через боковое отверстие таким же образом переместили внутрь четыре еще более массивных парогенератора, другое оборудование. Полностью монтаж реактора займет 3-5 месяцев. Это все трудоемкие работы, требующие большой точности и ответственности. Но дело ведут профессионалы! Так, парогенераторы были установлены в допуске с первого раза.

Прежде, чем отправиться внутрь, главный инженер АЭС Анатолий Бондарь рассказывает об особенностях реализуемого в Беларуси проекта АЭС 2006 категории 3+, гарантирующих его безусловную безопасность:

- Здание реактора состоит из двух оболочек из прочного железобетона, между которыми находится система вентиляции. Почему обеспечивается невыход радиации за пределы здания даже в случае самой тяжелой запроектной аварии? Сравним наш корпус с АЭС в Фукусиме. У нас объем пространства здания составляет 70 тысяч кубометров, так что даже при разрыве главного циркуляционного трубопровода и истечении теплоносителя из первого контура  давление не поднимется выше 5 кг на см кв. Это спокойно выдерживает оболочка, рассчитанная на нагрузку до 8 кг. Фукусима имела проект 60-х годов, там объем пространства под гермооболочкой составлял всего 15-20 кубометров. Разница в несколько порядков. Когда после Фукусимы сделали экспресс-анализ нашему проекту, то специалисты заявили, что он выдержал бы все природные катаклизмы. Землетрясение, цунами нам не грозят, тем не менее мы добавили к 4 системным дизель-генераторам и одному общеблочному передвижную дизель-генераторную установку для резерва в случае прерывания энергоснабжения для подачи воды для охлаждения радиоактивной зоны.

- В ближайшее время начнется сварка главного циркуляционного трубопровода, - переходит к ходу строительства главный инженер. - Если начнем в мае - в чем я не сомневаюсь - то выполним эту ключевую позицию в срок и выйдем на загрузку топлива в начале 2019 года. Это обеспечит ввод блока в эксплуатацию к концу 2019 года. Ход работ показывает, что мы обеспечим такой график.

Кадры гарантируют безопасность

Однако даже самое современное оборудование ничто без квалифицированного обсуживающего персонала. На Белорусской АЭС, как нам пояснили, будет работать 2320 человек. Из них 1680 - эксплуатационный персонал. И быть в полной готовности он должен задолго до физического пуска атомного энергоблока. Как идет эта работа? За ответом мы направляемся в учебно-тренировочный центр Белорусской АЭС. Это, к слову, еще один объект, которого не было год назад. Нас встревает заместитель главного инженера по подготовке персонала Владимир Горин:

- Для управления реактором первого энергоблока мы набрали специалистов, уже имеющих опыт работы на реакторах типа ВВЭР в России и Украине, - поясняет он. -  Тем не менее, все они проходят постоянную подготовку и переподготовку. Раньше делали это в России на Нововоронежской АЭС, а с 2016 года - в своем УТЦ. После прохождения всех этапов обучения специалист сдает экзамен и получает лицензию на допуск к самостоятельной работе. Все наши 22 класса задействованы, как и полномасштабный и аналитический тренажеры. Давайте посмотрим, как идут занятия.

В зале, где установлена точная копия блочного щита управления - сотни приборов, индикаторов, дисплеев. Дежурная смена - несколько человек, каждый из них контролирует работу своего сектора. Обычно в реальном центре управления АЭС все тихо и спокойно. Но в учебном центре случаются тревоги. Разумеется, учебные. Вот и при нашем появлении раздался резкий звук сирены. Что-то "случилось"!

- Задача персонала - не допустить ЧП, а если оно все-таки произошло, то привести реактор в безопасное состояние, - комментирует Владимир Горин.

Что и попытались сделать специалисты. Оперативно последовали команды на снижение мощности реактора, оборотов турбины, на выяснение причин нештатной ситуации.

- У нас отрабатываются самые невероятные сценарии, - продолжает Владимир Горин. - Например, разрыв главного трубопровода и выход из строя основных насосов, течь между первым и вторым контурами - всего предусмотрено 300 базовых вариантов, которые можно комбинировать и тогда получим около 1000 возможных вариантов тренировок. Ничего изобретать специалистам не требуется - все их действия в той или иной ситуации строжайше регламентированы.

На все вопросы есть ответы

В заключение Михаил Михадюк ответил на несколько злободневных журналистских вопросов.

- Какой корпус ректора будет установлен на втором энергоблоке Белорусской АЭС и кто возместит затраты на замену агрегата?

- Подписано допсоглашение к контракту. Генподрядчик обязался для второго энергоблока Белорусской АЭС в контрактные сроки поставить идентичный корпус реактора, предназначавшийся для Балтийской АЭС. Общие расходы остаются в пределах контрактной стоимости.

- Проводились ли при выборе Островецкой площадки для строительства АЭС сейсмологические изыскания и как ознакомиться с их результатами? Ознакомлена ли с ними литовская сторона?

- При выборе площадки для строительства АЭС проведен беспрецедентно большой объем изысканий, в том числе сейсмологических. Они не дают повода для беспокойства. Их результаты также в полном объеме предоставлены литовской стороне. С ними может ознакомиться любой желающий - достаточно дать предварительную заявку в информационный центр Белорусской АЭС.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости