Белое и черное

На сколько нефть дороже молока, и почему зарплата доярки меньше, чем у нефтяника?

Если баррель молока дешевле барреля нефти примерно на 16—17 долларов, почему зарплата доярки в два раза меньше, чем у нефтяника? Такой «наивный» вопрос нам задал один из читателей. И в самом деле резон есть МОЛОКО — стабильный, а для многих предприятий высокодоходный бизнес. Не случайно его производство сравнивают с нефтяным. Оно еще и своего рода отечественная валюта, фундамент развития отрасли. Отсюда столь пристальное внимание к надоям, товарности, качественным характеристикам, а также к строительству животноводческих комплексов, модернизации ферм и оборудования. Только в следующем году планируется запустить около ста новых ферм, а потом закончить строительство и реконструкцию свыше трехсот. Более 60 процентов дойного стада уже находится на модернизированных комплексах.

СРАВНЕНИЕ молочного бизнеса с нефтяным некоторые считают неуместным. А зря. Да, при продуктивности дойного стада в 4 и даже 5 тысяч килограммов молока в год оно явно не в пользу сельхозпредприятий. Но если надаивать по шесть тонн от коровы и больше, продавать в основном сортом «экстра» и иметь еще свой цех по переработке этой продукции, за счет молока сельхозпредприятия могут решать многие производственные задачи. Сравним, например, стоимость нефти, которая в последнее время колеблется в пределах 63 долларов за баррель, и стоимость барреля молока, чего практически никто не делает. При среднереспубликанской реализационной его цене в октябре 586 рублей за тонну (в областях она неодинаковая) разница в пользу нефти около 16—17 долларов. Пожалуй, не так и много. При этом рентабельность молока несравнима с рентабельностью зерна, мяса, льна, картофеля, некоторых других видов растениеводческой продукции. Она может достигать 50 и более процентов, но в прошлом году, например, в целом по стране превысила только 14 процентов.


БЕЛОЕ золото (молоко) дается, пожалуй, не легче черного (нефти). Однако у тех, кто их добывает, зарплата отличается существенно — у вторых она значительно выше. В то же время нужно иметь в виду, что нефть — природный продукт, а молоко — созданный человеком и животными, конечный результат в отрасли зависит только от них. Чем больше в хозяйствах высокоудойных коров, выше надои, объем производства, больше реализовано продукции сортом «экстра», тем весомее кошелек у всех, кто причастен к производственному процессу. Правда, повышение закупочных цен, которые в этом году увеличивались не раз, на зарплате работников ферм, специалистов и руководителей практически не сказывается. К ним животноводы отношения не имеют. Главный материальный стимул для всех — больше надоить и улучшить качество.

Говорят, считать чужие деньги неприлично. Знаю. Поэтому не стану озвучивать фамилии работников ферм, с которыми беседовал на эту тему, и названия некоторых хозяйств.

Исключение сделаю для ОАО «Молодечненский молочный комбинат». И то лишь потому, что его руководитель отказался встречаться с корреспондентом «СГ», боясь назвать среднюю зарплату по предприятию. Видимо, есть о чем умалчивать.

Неохотно шли на разговор и руководители сельхозпредприятий, ограничиваясь общими словами или среднестатистическими данными. Не понимаю, в чем здесь предмет тайны и повышенной секретности? Каждый зарабатывает в зависимости от того, сколько производит и продает продукции. Всем давно известно, что в сельском хозяйстве, например, зарплата традиционно меньше, чем у производителей продуктов питания, напитков, текстильных изделий, не говоря о тех, кто занимается нефтепереработкой. У последних, например, за январь—октябрь она раза в два выше, чем у аграриев — 555,9 рубля.

ПО категориям работников сельского хозяйства — операторов машинного доения, животноводов или механизаторов отдельно — зарплатная статистика не ведется. В общую группу включены животноводы и растениеводы. За 10 месяцев зарплата у них на 50 копеек больше, чем в среднем по сельскому хозяйству. У операторов машинного доения она может быть заметно выше. В отдельных сельхозпредприятиях — 800—900 рублей. Практически везде зарплата привязана к количеству надоенного молока, стажу работы, увеличению надоев и качеству реализованной продукции.

В СХК ЗАО «Витэкс» Узденского района, где за январь—ноябрь от коровы получили в среднем по 9523 килограмма молока, одна из доярок за октябрь заработала свыше 1150 рублей. Ее коллега из СПК «Лариновка» Оршанского района — на 28 рублей меньше. Правда, продуктивность дойного стада там ниже примерно на сто килограммов. Более 940 рублей начислено за октябрь одному из операторов машинного доения ОАО «Гастелловское» Минского района.

В качестве примера приведу один из районов столичной области, в котором продуктивность коров на уровне среднереспубликанской: за январь—ноябрь от каждой надоили в среднем 4552 килограмма молока. От его реализации получили 27,2 миллиона рублей — это свыше 40 процентов всей выручки. Рентабельность за 10 месяцев почти 11 процентов — от максимальных 33 в одном из хозяйств до минимальных минус 20 в другом.

Отсюда и соответствующая среднемесячная зарплата доярок — 811 и 500 рублей при среднерайонной у них в 605.

Немного, если учесть специфику и условия их работы. Ведь очень часто работники на фермах проводят времени гораздо больше, чем предусмотрено графиком. Посменно, круглосуточно работают лишь там, где роботизированное доение. Таких комплексов немного, и годовые надои от коровы там, как правило, от шести тонн и выше. Доярки, которые получают еще молодняк, досматривают его до определенного возраста, имеют к зарплате еще сотню-две рублей в зависимости от дополнительной нагрузки.

ГДЕ продуктивность дойного стада невысокая, там у персонала соответствующая и зарплата. О какой выручке или солидной зарплате может идти речь, если молоко не дает прибыли? В прошлом году, например, 8 сельхозпредприятий получили от коровы менее двух тонн молока, 56 — от двух тысяч до 2600 килограммов, от 2600 до 3 тысяч — 77. За январь—декабрь на четырехтонную продуктивность тогда не вышло свыше 480 сельхозпредприятий, или 38 процентов от всех производителей.

Количество и качество молока от оператора машинного доения зависит частично. При всем желании получить его больше, чем животное способно дать, невозможно. На продуктивность и валовой надой работает команда — зоотехник, ветврач, бригадир фермы, кормозаготовители. Соответственно, лавры достаются каждому в зависимости от вклада в общий результат. Доярки в этой цепочке крайние, и, надо сказать, они отнюдь не прохлаждаются — должны проводить массаж вымени, обрабатывать его дезпрепаратами, отслеживать наличие мастита, дозировать подачу концентратов в кормушки, приучать первотелок к машинному доению, знать его технологию и много чего еще, что способствует повышению продуктивности и качества продукции. Плюс ежедневная утренняя, дневная и вечерняя дойки.


И вот какая коллизия здесь возникает. Нефтяник, если у скважины низкий дебет, бросает или консервирует ее, и дело с концом. Доярка «низкодебетную» корову бросить не может — даже если та дает мизер молока, все равно она производит весь набор манипуляций, которые мы перечисляли. И получает за это копейки.

Теперь вопрос: есть ли вина доярки, которая умеет и хочет работать, в том, что команда специалистов, руководитель хозяйства, органы местной власти, к которым отошел контрольный пакет сельскохозяйственных ОАО, не обеспечили ее надлежащим средством производства? То есть высокопродуктивной коровой, благодаря которой она могла бы достойно заработать? По сути, каждой доверены фабрики по производству молока, от эффективности работы которых зависит их зарплата и благополучие хозяйств.

Вот в агрофирме «Лебедево» Молодечненского района со средствами производства все в порядке. Поэтому при среднемесячной зарплате по хозяйству в 770 рублей у операторов машинного доения получилось 811. На всех фермах, включая комплекс с роботизированным доением, она привязана к надоям. Операторам доплачивают также за стаж, выполнение месячных производственных заданий по надоям, отсутствие нарушений дисциплины. Хорошим стимулом служат и надбавки за качество реализованного молока. Их получают также завфермой, ветврачи и слесари. В результате набирается у некоторых 900—960 рублей. На зарплату приходится примерно пятая часть себестоимости молока. Каждая его тонна дает 120 рублей прибыли. На чем еще, скажите, можно так зарабатывать?

ТАМ, где зарплата 900—960 рублей, трудностей с кадрами, как правило, нет. А вот в одном из хозяйств Клецкого района, например, есть целых 4 вакансий доярок на 312 рублей зарплаты. В компьютерном банке данных операторы машинного доения требуются более чем четыремстам сельхозпредприятиям. Некоторые предложения висят больше года. Желающих переехать не находится. Свято место, как известно, пусто не бывает. Но только не на такую зарплату.

СПРАВКА

По данным Национального статистического комитета, номинальная начисленная среднемесячная зарплата за яварь—октябрь этого года в растениеводстве и  животноводстве, охоте и предоставлении услуг в этих областях 556,4 рубля. В целом по сельскому хозяйству 555,9 рубля. У производителей кокса и продуктов нефтепереработки — 1252,9, производителей химических продуктов — 1387,4 рубля.

zybulko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...