Беларусь – Россия – Казахстан: кто у кого ел, ест и будет есть

О главных аграрных топ-новостях основной тройки стран союза — в обозрении «СГ»

О главных  аграрных топ-новостях основной тройки стран союза  — в обозрении «СГ»
КЛЮЧЕВЫМИ словами ушедшего года для сельхозпроизводителей пятерки стран ЕАЭС стали «кризис» и «девальвация», «засуха» и «санкции», «урожай» и «экспорт». О главных  аграрных топ-новостях основной тройки стран союза  — в обозрении «СГ».


О СТАТИСТИЧЕСКИХ данных по надоям и намолотам в нашей стране «СГ» писала не раз, публиковала многочисленные комментарии ответственных чиновников, специалистов и рядовых сельчан. Итоги года для белорусских аграриев с некоторой оговоркой можно назвать довольно успешными. Как ни крути, а погодные условия существенно влияют на урожай, а значит, на производство продукции животноводства. 

Каков результат? Он очевиден: собирая новогодний стол, россияне, казахстанцы, а может, уже и армяне с киргизами, без сомнения, купили полюбившуюся им белорусскую продукцию. Натуральную, без «химии», колбаску по-деревенски, нежную селедочку брестского «Санта Бремор», которая и «под шубой» хороша, и в масляной заливке. Нашли место на столе ароматный сыр и шоколадные конфеты. А тот, кто затеял побаловать своих гостей домашним тортиком, вряд ли обошелся без баночки сгущенки — рогачевской или глубокской.

Общий экспорт нашей сельхозпродукции по главному аграрному ведомству ожидается на уровне 2,3 миллиарда долларов, из которых около 80 процентов приходится на Россию. Белорусского картофеля, например, россияне съели более 250 тысяч тонн. Успешно торговали мы капустой, морковью, продукцией животноводства. Распробовали россияне даже наш хлеб.

Но возможности белорусского агропрома далеко не исчерпаны. Новая ниша появляется, например, для кондитерской промышленности. Она в состоянии перекрыть ассортимент аналогичной украинской продукции, вход на российский рынок для которой с 1 января стоит существенно дороже.

Ожидается, что в 2016 году поставки нашей продукции на российский рынок вырастут. Белорусские производители разработали интересные продукты для среднего и премиального ценовых сегментов, которые во многом превосходят санкционные товары. Например, только гродненский «Молочный Мир» за 11 месяцев минувшего года увеличил экспорт в Россию до 64,7 миллиона долларов — это 15,5 тысячи тонн вкусной продукции. Освоили даже выпуск халяльной, ведь в России проживают миллионы мусульман.

В шесть раз увеличились поставки продуктов питания в Сахалинскую область. И все-таки в абсолютном выражении они еще недостаточно велики. Белорусской продукции много в Москве, а в Сибири и Восточной России ее практически нет. Потому в Новосибирске решено создать дистрибьюторский центр для ее продвижения в этом регионе.

2015 год стал ключевым для внедрения в нашей стране системы идентификации, регистрации, прослеживаемости сельхозживотных (стад), идентификации и прослеживаемости продуктов животного происхождения. В июле был принят соответствующий закон, который вступает в силу в январе нынешнего года. 

Сегодня идентификация животных осуществляется уже в 23 районах Беларуси, ей охвачено  несколько сот тысяч голов КРС. Внедряется система идентификации и прослеживаемости на перерабатывающих предприятиях. Ведется работа по взаимодействию со службами идентификации и регистрации животных Таможенного союза, Европейского союза и других стран.

Наличие полноценной и работающей государственной информационной системы — одно из главных условий для продовольственного экспорта. Полная прозрачность в животноводстве все чаще становится одним из условий допуска продукции на рынки развитых стран мира.

И второе  ключевое событие. В Беларуси начато финансовое оздоровление АПК. В отношении неплатежеспособных организаций АПК активнее будут применяться процедуры санации и банкротства. Пилотный «проект» уже начал работать в Витебской области.

В РОССИИ АПК — на дрожжах запретов. Так характеризуют аналитики и эксперты состояние агропромышленного комплекса нашей восточной соседки. 

В 2015 году урожай зерна в стране превысил 103,4 миллиона тонн (105,3 миллиона тонн в 2014-м). Причем уходящий год не обошелся  без новых рекордов. Прежде всего в сборе масличных — 14 миллионов тонн за счет рекордного урожая сои. Повысились сборы подсолнечника — 9,8 миллиона тонн (на 8,1% больше, чем в 2014 году), накопано 37,6 миллиона тонн сахарной свеклы (на 12,2% больше), более 33 миллионов тонн картофеля (на 6,7% больше), собрано 16,1 миллиона тонн овощей (на 4% больше).

Исторический рекорд — около 13 миллионов тонн  — взят на кукурузных полях. 

Россия резко увеличила производство свинины и даже начала экспортные поставки, хотя всего три года назад входила в список крупнейших импортеров этого мяса, уступая по объемам лишь Японии. По данным американского аграрного ведомства, за четыре года российские производители увеличили производство свинины на 26 процентов, в результате чего ввоз мяса из-за рубежа снизился более чем на 80 процентов.

Такие темпы возрождения свиноводства в России стали причиной падения цен на свинину в США, Германии и других странах, сообщает Bloomberg.

Конечно, бурное развитие сельского хозяйства в России, в частности свиноводства, происходит благодаря поддержке российских властей, которые в августе 2014 года ввели продовольственное эмбарго в отношении западных стран. По прогнозу Министерства сельского хозяйства США, производство свинины в РФ в 2016 году вырастет примерно на 5,7 процента и достигнет рекордных 2,78 миллиона тонн.

В целом год для российских аграриев оказался скорее со знаком «плюс». Отрасль держится неплохо. Как видим, есть большой урожай, растет производство мяса. Цены агротоваров в целом на высоких уровнях. Налицо уверенный денежный поток и рост оборотов. В 2015 году сельхозпроизводство приросло на 1,4 процента при спаде ВВП страны, близком к 4. 

Оборотная сторона года, впрочем, как и для всех стран — участниц ЕАЭС, — падение покупательского спроса и сужение рынка, снижение конкурентоспособности производителей и негативная инвестиционная среда.  Но в  России не решена, даже не начала решаться ни одна из хронических проблем АПК. Давно переваливший за 1,4 триллиона рублей долг отрасли продолжает расти. Сельхозпроизводители зарабатывают только на удачной ценовой конъюнктуре плюс отчасти заполняют объемы там, откуда убрали импорт. Продление контрсанкций на год не добавляет уверенности бизнесу при планировании многолетних капвложений. Доходность отрасли положительная (в среднем больше 10% годовых), но это сейчас, а завтра? 

Ключевым событием года стало назначение нового министра сельского хозяйства Александра Ткачева. У него есть опыт не только в публичной политике, каким мог похвастаться и Николай Федоров, но и в построении крупного агрохолдинга и управлении аграрным регионом. Причем смена руководства Минсельхоза уже привела к смене приоритетов в развитии отрасли. Речь прежде всего идет о переориентации системы господдержки в отдельных отраслях — молочном животноводстве, тепличном хозяйстве, создании логистических центров. Основным его достижением назван тот факт, что  размер аграрного бюджета на 2016 год не претерпел существенных изменений  при снижении расходов по большинству других направлений.

ДОЛЯ Казахстана в общем объеме производства в странах ЕАЭС — более 11,6 процента. За 10 месяцев минувшего года республика реализовала почти 1,4 миллиона тонн скота и птицы на убой, что на 2,4 процента больше аналогичного периода 2014-го. Кстати, всего в ЕАЭС было реализовано почти 15,2 миллиона тонн.

Помимо того, в Казахстане в январе—ноябре произвели более 4,8 миллиона тонн молока, что больше, чем в январе—ноябре 2014 года на 2,3 процента.

Казахстан стал лидером среди стран ЕАЭС по темпу роста объемов производства яиц —  более 4,3 миллиона штук. В целом объем производства сельхозпродукции в Казахстане в январе—ноябре 2015 года вырос на 3 процента — до 12,1 миллиарда долларов. Казахстан — крупный поставщик зерна на мировые рынки. В минувшем году здесь собрано 20 миллионов тонн зерновых (в бункерном весе), экспорт которых, по прогнозам, составит 7 миллионов тонн.

Однако в целом по стране мелкотоварный характер производства не позволяет вести бизнес на интенсивной основе. И если зерновые хозяйства в некоторой степени объединены в структурированные холдинги или имеют с ними долгосрочные партнерские отношения, то производители животноводческой продукции находятся пока в другой весовой категории. Производством сельхозпродукции в стране занимались 191,5 тысячи агроформирований и 1,6 миллиона домашних хозяйств. Из общего количества агропредприятий почти 96 процентов — это крестьянские хозяйства, тогда как действующих крупных сельхозпроизводителей всего 7991.

Наиболее сложная проблема для казахстанского АПК — сбыт продукции. Интересные по цене и по объемам рынки, как правило, находятся за тысячи километров, и транспортные издержки по перевозке зерна доходят до 120 долларов за тонну. Это резко снижает конкурентоспособность продукции, поэтому стране приходится ориентироваться на рынок Средней Азии, обладающий небольшой емкостью. Ограниченность сбыта вынуждает аграриев уменьшать объемы производства зерна и переходить на выращивание других культур: в последнее время площади, например, под масличными выросли до 2 миллионов гектаров, отмечен рост кормовых, в том числе однолетних трав. 

Ключевым событием минувшего года для казахстанцев стало решение о прекращении с 1 января субсидирования производства хлеба. Ожидается, что свободная цена на этот продукт поспособствует развитию конкуренции между производителями и привлечет в отрасль инвесторов.

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?