Беларусь глазами дагестанского художника

В первый раз я увидела Хизри Газиевича на вечере памяти Расула Гамзатова. Тогда он поразил меня своей открытостью и какой-то особенной душевностью...

Через  призму  любви  и  признательности  смотрит  на  Беларусь  дагестанец  Хизри  Асадулаев

В первый раз я увидела Хизри Газиевича на вечере памяти Расула Гамзатова. Тогда он поразил меня своей открытостью и какой-то особенной душевностью. Оказывается, 26 лет назад дагестанский парень Хизри приехал вместе с женой в Минск, и с тех пор белорусская земля стала для них второй родиной. Сейчас Хизри Асадулаев, председатель международного общественного объединения «Горо», исполнительный секретарь координационного совета российских соотечественников Беларуси, скульптор, член Союза художников Беларуси, известен далеко за пределами страны. Его скульптуры украшают белорусскую и российскую столицы, находятся в частных коллекциях во многих странах. Сегодня мы разговариваем с мастером о творчестве, Дагестане и Беларуси. 

О  творчестве 

Хизри родился в одном из самых отдаленных горных уголков Дагестана — в селе Карата. Отца, учителя математики, и мать, мастера по ткачеству ковров, знали и уважали в округе. Их сын уже в четвертом классе твердо знал, что хочет стать скульптором. Вдохновил парня фильм «Поэма в камне», где скульптор высекал из гранита портрет любимой. Впервые он увидел город, когда приехал в Махачкалу поступать в художественное училище на ювелирное отделение, только здесь преподавали лепку. Потом было отделение скульптуры Орловского художественного училища. 

— Скульптура — это мое, но бывает, вдруг рождается мысль, которую хочется изложить в стихотворной форме (скоро увидит свет первый сборник).  Или читаешь чьи-то хорошие стихи — и вот в голове заиграла музыка. А иногда выхожу с рассветом на природу и пишу этюды. Меня очень вдохновляет и женская красота. Женщина — это любовь, а через призму любви все видится чистым, светлым, возвышенным. У Расула Гамзатова музой была жена Патимат, его даже называли патиматиком. Мою жену тоже зовут Патимат, и она тоже для меня и в жизни, и в творчестве играет важную роль. 

Покупают мои работы люди самые разные. К своим творениям я отношусь очень критично; не могу сказать, что у меня есть любимые. Те, что не очень, — ломаю. Показываю на суд зрителя лишь состоявшиеся работы. Какое-то время я работал в Москве, и там один австралиец заказал свой портрет (непременно хотел, чтобы нарисовал именно я, причем карандашом). Мы долго не могли договориться о цене, потом наконец я ему уступил. А когда он увидел законченную работу, то заплатил втрое больше и попросил нарисовать его детей, которые, по его словам, специально для этого приезжали на один день в российскую столицу. 

О  Дагестане 

 — Каждый год стараюсь бывать в Дагестане. Это самый любимый уголок в мире и во многом необычный край. Взять хотя бы с географической точки зрения. Самая низкая точка — 74 метра ниже уровня моря, это пустыни, степи, где даже зимуют перелетные птицы. Самая высокая — более 4 тысяч метров выше уровня моря. Вот такие перепады на такой маленькой территории. И история у городов и сел Дагестана очень древняя. Например, селу, где я родился, как минимум, 2,5 тысячи лет, а городу Дербенту — 5 тысяч лет, то есть наша культура не сегодняшняя, не вчерашняя, а тысячелетняя. 

В Дагестане — более ста национальностей, причем около 40  коренных. Есть национальности, представленные сотнями тысяч человек, а есть и такие, где всего 500. У всех свой язык, свои обычаи, и ко всем относятся с одинаковым уважением. В Дагестане на 14 языках работают театры, выходят газеты, передачи на радио и телевидении. Наши народы после язычества проповедовали иудаизм, потом христианство, и только в ХV веке укрепился ислам, но тем не менее некоторые из народностей сохранили иудейскую веру, например таты. Когда имамом провозгласили Шамиля (начало ХIХ в.), то первым делом он отменил крепостное право (почти на сорок лет раньше, чем в царской России), а вторым — построил три храма: синагогу, костел и мечеть. Поэтому у меня на родине они соседствуют и сейчас. И здесь никогда не было ни межэтнических, ни межконфессиональных войн, вооруженных конфликтов. Дагестан можно сравнить с гранатом, где плотно прижаты друг к другу народы, как зерна. Вроде тесно, но обид нет. 

О  Беларуси 

— Если посмотреть книгу переписи населения 1999 года, то там есть национальности, представленные одним человеком, пятью. Откуда они, кто они? Дагестанцы, которых в Беларуси около 1000 человек. Кстати, такой национальности, как дагестанец, нет. Это как жителей Америки называют американцами, но национальностей там много. В основном в Беларуси живут те, кто приехал сюда во времена СССР на учебу или по распределению, кто-то после службы в армии женился на белоруске и остался здесь. И в последние годы много приезжают, потому что в Дагестане стало сложно найти работу, а здесь нужны рабочие руки, особенно в регионах, в сельском хозяйстве. Бизнесмены открывают  свои фирмы, кто-то занимается торговлей. Здесь работают и врачи, и преподаватели в университетах, деятели науки и культуры, профессора, доктора наук, заслуженные строители. Разве они лишние здесь? Например, Герои Советского Союза, получившие звание за освобождение Белоруссии, или потомки тех, кто лежит в Брестской крепости. Магомед Арипгаджиев, который принес стране впервые в истории белорусского бокса серебряную медаль Олимпийских игр из Афин, или неоднократный чемпион мира по дзюдо Магомед Рамазанов, много лет проработавший главным тренером сборной Беларуси, и многие другие дагестанцы. 

Белорусский народ очень дружелюбный, гостеприимный. Если в Дагестане гостя встречают так, будто он из космоса прилетел,  устраивают пир на весь мир, то здесь делают это спокойно, но от души. Народ очень трудолюбивый, ухоженные поля, хорошие дороги, причем не только в столице.  

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...