Бегомль. Ворота Витебщины

Могут ли у малых городов быть большие перспективы.

(Окончание. Начало в номерах за 23 и 24 сентября.)

3. СКОЛЬКО СТОИТ ТРУДОВАЯ МОЗОЛЬ?

Четыре коровы сделали жизнь комфортней

В самом Бегомле коров держат немногие, поэтому настоящих любителей парного молока я решил поискать в окрестных деревнях. Представился случай познакомиться со Светланой Николаевой из деревни Прудники. У нее четыре коровы. Еще недавно было шесть, но одну продала из-за яловости, а вторую попросила соседка.

— Зачем вы держите столько коров? — первым делом поинтересовался я у женщины. — Может, надо детей учить или жилье им строить в городе?

— Деньги, конечно, никогда не бывают лишними, — ответила хозяйка маленького стада, — но острой необходимости в них нет. У дочери в Минске есть и жилье, и работа. Я же на пенсии, но сидеть без дела не могу. Поэтому и люблю возиться с животными.

Светлана Георгиевна призналась, что содержать мини-стадо помогает местное хозяйство «АгроБересневка». Летом не бывает проблем с пастбищем, зимой обеспечивает сеном за сданных телят и молоко. А еще почти не берут денег за посадку и уборку личного картофеля в полях севооборота.

Пока мы беседовали, к Светлане Георгиевне подошла девочка.

— Это моя приемная дочь Кристина, — пояснила хозяйка.

До выхода на пенсию женщина работала в детском приюте, куда временно помещали детей из неблагополучных семей. Когда Кристина попала туда, ей не было еще и трех лет.

— За полгода к малышке никто ни разу не наведался, — рассказала Светлана Георгиевна. — Мне было ее так жалко, что я предложила мужу забрать девочку к себе. И за эти шесть лет, что она живет у нас, стала по-настоящему родной. Между прочим, Кристина тоже научилась доить коров. Сначала присматривалась, как я это делаю, а потом и сама взялась за дело. Говорит, что нравится.

Как я понял, острой необходимости в деньгах, получаемых за сданное молоко, у семьи нет, но применение им здесь нашли. Николаевы занялись ремонтом своего дома. Вставили пластиковые окна, заменили двери, обновили стены и потолки. В квартире появился санузел на городской манер, водонагреватель, дорогой кухонный гарнитур и другие нужные в хозяйстве вещи. Одним словом, четыре коровы помогли сделать жизнь комфортней.

Кстати, сельхозпредприятие «АгроБересневка» поддерживает всех желающих вести личное хозяйство. Когда я заглянул к его директору Александру Туловскому, то он отметил, что при этом нет деления на «своих» и «чужих», как кое-где еще бывает. Скажем, за обмолот сотки зерна здесь в этом году брали всего по две тысячи рублей и с работников полей и ферм, и с учителей и медиков.

Хорошо, когда человек трудится и в общественном секторе, и дома. Но, как признался директор, иной раз «зеленый змий» не дает делать ни того, ни другого. И выход в такой ситуации один — лечение.

— В последнее время мы стали применять известный способ спасения от алкоголизма — кодирование за счет хозяйства, — говорит Александр Туловский. — Человек, который сам не может распрощаться с пьянством, пишет заявление, в котором просит выделить помощь на кодирование от алкогольной зависимости. Мы идем навстречу, но при условии, что он заключает с хозяйством договор, где обязуется не употреблять алкоголь определенное время. Если нарушит его, тогда должен будет выплатить всю полученную на лечение сумму.

За два года таким образом от тяжелого недуга избавились 15 человек. У них появился стимул в жизни: они стали лучше и в сельхозпредприятии работать, и приусадебное хозяйство стало богаче.

Почти бесплатно

В Бегомле находится одноименный сельскохозяйственный филиал предприятия «Витебскдрев». Заглянув к его директору Анатолию Большунову, я поинтересовался, как он относится к личному хозяйству.

— Когда пришел сюда, — вспоминает Анатолий Николаевич, — то узнал, что раньше работнику предприятия, жил ли  он в Бегомле или близлежащей деревне, было проблемно получить пару прицепов навоза для своего участка. Поэтому распорядился выписывать органику всем желающим за небольшую плату. Кроме того, теперь мы бесплатно запахиваем все их участки, сажаем и выкапываем картофель.

— А давайте проверим, легко ли у вас, скажем, убрать личный картофель, — сказал я директору.

Он согласился отправиться на первый попавшийся распаханный в тот день участок. Недалеко от Бегомля мы увидели на картофельном поле двух женщин.

— Это участок моего свекра, — рассказала Наталья Тимофиенок. — Он бывший работник хозяйства. Сегодня ему выделили бесплатно картофелекопалку. А уж собрать клубни проблем не составит.

Почему руководитель сельхозфилиала так поддерживает подворья? По его словам, в Бегомле острая конкуренция между предприятиями за рабочую силу. Резко увеличить зарплату нет возможности. А вот бесплатно дать ряд благ при ведении подсобного хозяйства — вполне возможно. Вот и держатся люди за землю.

Свое мясо

После сельхозфилиала «Бегомльский» я отправился в местную школу-интернат. Конечно, государство заботится о детях-сиротах, хоть и при живых в большинстве случаев родителях. Но меня интересовало, пробует ли школа своими силами пополнить рацион воспитанников.

— Несомненно, — сказал при встрече ее директор Валерий Михайловский. — Осенью дети ходят на уборку картофеля. Мы просим натуроплату. На своем участке выращиваем овощи и фрукты. Уже наварили 180 килограммов различного варенья. Думаю, на зиму хватит.

Но главная гордость школы — мини-ферма, которую директор с радостью согласился показать. В небольшом загончике нас встретила свинка Нюрка вьетнамской породы. Она хороша тем, что не требует много концентратов, зато охотно ест траву. Есть на этой ферме и привычные для нас свиньи. А еще в одном загончике стояло четверо бычков. По всему было видно, что животные хорошо знают директора школы: как только он зашел, они охотно приняли травку из его рук.

Не хлебом единым

Решив для себя, что в Бегомле и окрестных деревнях умеют извлекать пользу от земли, я вспомнил библейскую мудрость: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих». И отправился на поиски храма. Оказалось, что православная церковь здесь есть, но она не действует, потому что находится в полуразрушенном состоянии. Возле нее я и встретил отца Валерия.

— С парадного входа храм кажется вполне пригодным для службы, — заметил батюшка, — но давайте заглянем с тыла. Видите, часть стен развалена, церковь требует реставрации.

Отец Валерий рассказал, что построен храм в 1887 году. После революции, во времена безбожия, здесь находилась сперва мельница, а затем спиртзавод. В 1991 году здание вернули православным. На первых порах тут даже пробовали проводить богослужения, но после того как рухнула часть кровли, пожарные запретили это делать.

— Для восстановления храма сначала надо сделать реставрационный проект, — говорит отец Валерий. — Он стоит немалых денег. Мы собрали лишь 10 миллионов рублей. Поэтому хочется обратиться за помощью к землякам, живущим в Беларуси и даже за рубежом, с просьбой поддержать сбор средств для реализации проекта. Дальше, думаю, будет легче. Ведь храм является архитектурным памятником истории, и Министерство культуры обещает после появления проекта выделить половину средств на его восстановление.

Пока же отец Валерий руководствуется старинной пословицей: «Храм не в бревнах, а в ребрах» и приобщает бегомельчан к вере. По его инициативе в местной школе сооружена маленькая часовня, на камне у которой слова святителя Тихона Задонского: «Обучать не только грамоте, но и честного жития, страху Божию, понеже грамота без страха Божия есть не что иное, как безумному меч». А место для временного храма выделили в больнице, где и проходят богослужения.

На прощание отец Валерий рассказал мне, что любит работать на земле. Добрые люди подарили ему трактор. На нем он и грузы подвозит к церкви, и картофель да овощи выращивает на приусадебном участке.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости