Минск
+7 oC
USD: 2.06
EUR: 2.26

Случай у Змеиной балки

Бедные не плачут?

Ветер с Балтики азартно гнал темно-серые тучи в ту часть неба, где еще оставалась глубокая синева и искрились солнечные лучи. Все говорило о том, что скоро хлынет обильный летний дождь, без которого не обходился ни один день уходящей недели. Хорошо, что успел подкосить траву на усадьбе. Сейчас неплохо бы пройтись по берегу озера со спиннингом. В такую погоду веселее ловятся щуки и крупный окунь. Однако через полчаса в этот тихий поселок, где жителей, в основном пенсионеров, можно по пальцам пересчитать, приедет автолавка. Мне надо было купить свежего хлеба и бутылку подсолнечного масла. 

Тогда в дождевике подошел к автолавке, остановившейся на перекрестке, там уже расплачивался сосед Павел и укладывал в большой пакет бутылки водки Леня, приехавший отовариться из деревеньки, расположенной на другом берегу. Туда автолавка тоже привозит продукты, но в другие дни. Велосипед у Лени старенький, без рамы, такие еще называют женскими. Он лихо вскочил на него и, позвякивая бутылками, отправился в сторону дома. 

Когда мы с Павлом тоже возвращались к своим усадьбам, я сказал:

— Вот Леня всегда покупал «чернила», а теперь перешел на водку. Разбогател?

— Да где там, — вздохнул мой спутник. — Корову они с Клавой продали, вот и разбогатели. Скоро деньги кончатся, и опять перейдет на вино. А вообще, мужик он неплохой, добрый. Жаль его…

Мне вспомнилось, как впервые заговорил с Леней. Я шел по лесной дороге с другого озера, а он обогнал меня на своем допотопном велосипеде. 

— Что, рыба не ловится? — спросил он, когда остановился и слез с седла.

Я лишь махнул рукой. 

— В лес надо идти, — сказал он. — Грибы появились.

Я с удивлением посмотрел на его полное лукошко, так как еще вчера сам был в лесу и не увидел ни одного гриба.

— Места надо знать, — хитро улыбнулся Леонид и поехал дальше. 

Вечером рассказал об этой встрече Генриху, которого все здесь величают мэром поселка.

— Так это он набрал грибов, скорее всего, у Змеиной балки, — ответил он. — Мы туда не ходим — жутковатое место. А Лене ничего не остается — он живет тем, что собирает и сдает на пункт заготовки грибы и ягоды. 

Разумеется, я поинтересовался, что это за Змеиная балка, которую все тут обходят, но прежде попросил рассказать о самом Леониде. И услышал удивительную историю, которая заставила меня несколько иначе взглянуть на этого в целом непутевого мужичка.

Леня был единственным сыном у родителей. Они рано ушли из жизни. В армию его не взяли. Невысокого роста, сгорбленный… Какой из него солдат! Правда, и я это тоже заметил, глаза у него добрые и умные. Когда-то в местной школьной библиотеке перечитал все книги. Теперь здесь нет ни школы, ни магазина. Деревенька оказалась неперспективной. Зато приезжие дяди охотно скупают землю в этих красивейших местах и возводят хоромы. У них время от времени и подрабатывала Клава — соседка Леонида, к которой он перешел жить. Как-то в холодную зиму их так прижало, что они разобрали часть родительского дома Лени и топили печь этими дровами. Клава была не из местных. Как-то приехала из Украины на заработки в здешний тогда процветавший колхоз да так и осталась жить здесь, когда большая страна распалась на отдельные удельные княжества. Дом этот ей тогда выдал колхоз как передовой доярке. От тех дней у обоих остались лишь воспоминания. Клава уже получает пенсию, а Леониду до нее еще аж девять лет. Вот и приходится перебиваться сбором лесных даров. Семейная бухгалтерия у них раздельная. Объединяются лишь тогда, когда оба, как они говорят, с тоски начинают выпивать. 

В жизни Лени был случай, когда он действительно мог разбогатеть и, по крайней мере, купить себе новенький велосипед. Об этой истории в здешних краях начали забывать, хотя невзрачный и малопутевый мужичок Леонид Степанович выглядел тогда настоящим героем…

На нашем берегу рядом с агроусадьбой моего приятеля Михайловича построил такую же его дальний родственник. Соблазнился местом — у самой кромки леса. Сюда нередко заглядывают лоси, частые гости косули. Как-то сюда приезжала отдохнуть на недельку богатая семья из четырех человек. Мужчина явно был немалым начальником и любил дорогие машины. Жена его — энергичная блондинка. Дочь — подросток из старших классов. Сын Дима только собирался в школу. С ним и случилась тогда беда. На краю усадьбы, почти у самого леса, мальчик, гуляя, обнаружил спелую землянику. Она в этих местах весьма вкусная: крупная, яркая, сочная. Паренек увлекся и не заметил, как вошел в лес. Не сориентировался и пошел вглубь. Скажу, что даже я в этих местах несколько раз едва не заблудился и сейчас осторожничаю. Пропавшего мальчишку искать бросились лишь через несколько часов. Да и где искать? Может, на озеро убежал и, не дай бог, утонул… Но решили, что, скорее всего, искать следует в лесу. Обратились в милицию, мобилизовали местных жителей и военных. Людей, искавших Диму, было вообще-то немного, все считали, что мальчик не мог уйти далеко, а значит, найдут его быстро. Да не тут-то было… Искали уже третий день. Подключились и волонтеры. В то утро Леонид не поленился и решил тоже присоединиться к поискам. Спросил у Генриха, искали ли у Змеиной балки. Тот сказал ему, что то место уже прошли и углубились дальше. Но Леонид знал, что балку обычно обходят, считая, что по крутому спуску в овраг никто не пройдет. Сам он знал там несколько потайных троп, по которым можно было зайти в совсем нелюдимые места. Когда-то здесь готовились вырыть карьер и добывать глину для кирпичного завода. Но завод закрыли, разработку карьера приостановили. Образовалось что-то вроде заросших катакомб. В этих местах встречались порой целые клубки змей.

Там и решил искать Леонид пропавшего мальчика. Не ошибся. Дима лежал в густой траве почти без сознания. Одна нога начала опухать от укуса гадюки. На теле виднелись следы и от нападения клещей. Леня позвонил Генриху, тот сообщил в штаб по поиску пропавшего Димы. Пока к ним ехали, Леонид ни на секунду не отходил от мальчика. 

Все закончилось благополучно для приехавшей на отдых семьи. Правда, задерживаться дольше они здесь не стали. Хозяин дорогого «Мерседеса» вложил в руку растерявшегося от всеобщего внимания Лени стодолларовую купюру…

Как-то, когда Леонид в очередной раз покупал в автолавке спиртное, я пригласил его к себе в беседку на свежие котлеты из щуки. Попытался уговорить его расстаться со спиртным. «Пробовал, — ответил он. — Что-то не получается».

— Не надо, Иванович, нас с Клавой жалеть, — добавил он, прощаясь. — Не самые горькие мы пьяницы. Придет час — бросим пить. Живем как живется… Это богатые плачутся по всякому поводу. А нам зачем?

Леонид уехал, а я подумал: зря он бравирует своим отношением к жизни и собственной судьбе. Алкоголь не то лекарство, которое может украсить и хоть как-то облегчить жизнь. Но он прав, когда говорит, что придет час и они с Клавой бросят пить. Вот только когда? Не поздно ли?

Если же он думает, что я отстану от них со своими уроками праведной жизни, то ошибается. Мне нравится такое занятие, и оно нередко давало уже хорошие результаты.

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.2
Загрузка...