Баррель раздора

Колебания нефтяного рынка в этом году впечатляют: с апреля по июнь нефть марки Brent упала в цене на 35 долларов за баррель, а затем к началу октября отыграла уже 25 долларов.

Куда покатится бочонок с нефтью?

Колебания нефтяного рынка в этом году впечатляют: с апреля по июнь нефть марки Brent упала в цене на 35 долларов за баррель, а затем к началу октября отыграла уже 25 долларов.

Чем вызваны эти качели? Наиболее популярным объяснением того, почему цены на нефть вновь устремились вверх, является политическая ситуация вокруг Ирана. Но рынки уже давно учли этот риск, полагают аналитики портала Econbrowser. Компания Intratrade принимает ставки на вероятность нанесения воздушного удара по Ирану силами США или Израиля до полуночи 31 декабря 2012 года. На начало сентября вероятность оценивается в 30 процентов. Причём с апреля, когда нефть начала стремительно дешеветь, а потом столь же стремительно дорожать, они практически не менялись.

Не слишком убедительно выглядит и другое возможное объяснение роста нефтяных котировок — стагнация мирового производства нефти с начала года. Ведь текущий уровень добычи на 3,5 миллиона баррелей в день выше, чем во время резкого сокращения поставок из-за конфликта в Ливии в 2011 году.

Большинство экспертов видят главную причину роста цен в том, что инвесторы изменили свои оценки перспектив мировой экономики на ближайшие полгода, а значит, переоценили и спрос на нефть. Сейчас рынки ставят на то, что благоприятные экономические тенденции в Китае и США перевесят негативное влияние европейских проблем. Оптимизм инвесторов и толкает нефтяные цены вверх. Вопрос, надолго ли эта тенденция, остаётся открытым.

Цены на нефть будут нестабильны весь 2013 год, предупреждают эксперты. Саудовская Аравия не сможет бесконечно покрывать внезапные прекращения поставок нефти из других стран. К такому выводу приходят ведущие американские трейдеры, которых цитирует The Wall Street Journal.

«Подушка безопасности, которая должна смягчать удары при сокращении поставок нефти, слишком тонкая, особенно в свете повышающихся геополитических рисков на Ближнем Востоке и в Африке», — отмечают аналитики Deutsche Bank.

Королевство спешит на помощь

Один из существенных рисков исходит от Ирана, угрожающего закрыть Ормузский пролив Персидского залива, через который транспортируется пятая часть всей мировой нефти. При этом санкции США и Евросоюза, принятые в отношении Ирана, уже вдвое сократили его поставки на мировой рынок нефти, до миллиона баррелей в сутки. Ещё один источник волнений — Сирия, продолжающаяся гражданская война в которой дестабилизирует ситуацию в регионе. Чтобы восполнить недостаток поставок нефти, Саудовской Аравии уже пришлось нарастить объёмы добычи нефти до максимальных значений за последние тридцать лет.

Министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими неоднократно уверял, что у страны хватит нефти, чтобы и дальше в одиночку покрывать мировые недопоставки. Но всё больше экспертов с сомнением относятся к этим заявлениям. По данным Международного энергетического агентства, резервный потенциал Саудовской Аравии — объём, на который она может быстро нарастить добычу в случае необходимости, в начале осени составлял два миллиона баррелей в сутки, что на 12 процентов меньше, чем в тот же период прошлого года, хотя тогда королевство таже нарастило объёмы для покрытия практически прекратившихся поставок из Ливии. «Заверения Саудовской Аравии об увеличении поставок на мировой рынок нефти выглядят не слишком убедительно после такого существенного сокращения экспорта», — отмечают эксперты Petromatrix. К тому же Саудовской Аравии нужно всё больше нефти для внутреннего рынка: рост экономики страны привёл к рекордному внутреннему потреблению нефти летом 2012 года.

Впрочем, снижение мировых поставок нефти вовсе не означает, что цена барреля автоматически существенно повысится. «Даже если опасения относительно объёма поставок оправдаются, это не окажет существенного влияния на цену нефти», — говорит старший аналитик Альфа-банка Ангелика Генкель. Дело в том, что нефть — в большей степени финансовый инструмент, нежели топливо. И физические поставки составляют не более 30 процентов оборота фьючерсов на нефть. Всё остальное — спекулятивная составляющая», — объясняет эксперт.

Если завтра война

Миру может грозить нефтяной апокалипсис: если Израиль нападёт на Иран, а Штаты в течение суток не вмешаются в конфликт, чтобы его потушить, цены на нефть взлетят на 50—60 долларов за баррель. Так считает Роберт Макнэлли, бывший советник по энергетике Джорджа Буша. Инвесторы, по его мнению, ведут себя недальновидно, считая войну между Израилем и Ираном малореалистичной. Вероятность конфликта участники рынка оценивают в пять процентов. Макнэлли, со своей стороны, опросил крупных чиновников в Европе, США и Израиле и установил, что, по их мнению, вероятность конфликта составляет 50 процентов.

Макнэлли представил три сценария развития событий в ближайшие тридцать дней после гипотетической атаки Израиля против Ирана. В соответствии с первым из них, если не будет реальных перебоев с поставками, цены в течение месяца поднимутся на 7—11 долларов за баррель. По второму варианту, если Ормузский пролив будет перекрыт на три недели, а Международное энергетическое агентство не откроет резервы, цены вырастут на 47—61 доллар за баррель. Наконец, по третьему сценарию, если резервы будут открыты немедленно, рост цен составит 29—39 долларов за баррель.

В целом подобный прогноз разделяет и экономист с громким именем, профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини. События на Ближнем Востоке могут довести цену нефти до 150 долларов за баррель, считает Рубини, а от этого американский ВВП сократится на два процента, а все индустриально развитые страны Запада ждёт рецессия...
Иран вполне может устроить миру нефтяной апокалипсис, согласны эксперты энергетического центра Сколково. В случае перекрытия пролива мир не досчитается 17 миллионов баррелей нефти в сутки. Саудовская Аравия могла бы компенсировать четыре миллиона, но откуда взять остальные тринадцать миллионов баррелей в сутки, остаётся загадкой. Такого крупного одноразового снижения поставок в истории ещё не было. И если подобное случится, это навсегда изменит мировой рынок нефти.

Хоть залейся

Впрочем, многие видные экономисты и уважаемые аналитики ставят вовсе не на дальнейший рост стоимости барреля, а на её снижение. Как констатирует журнал Forbes, сегодня в мире наблюдается «избыточное предложение энергоресурсов в сочетании со слабым спросом, вызванным отставанием экономики». И хотя страны ОПЕК не снижают объёмов нефтедобычи, они не могут отрицать, что нефти на рынке слишком много. Президент ОПЕК Абдель Карим аль-Луэйби оценил избыточную нефтедобычу стран-экспортёров в два миллиона баррелей в день, притом что всего ОПЕК добывает около 31 миллиона баррелей ежедневно.

Американские аналитические центры предсказывают в долгосрочной перспективе снижение спроса на нефть — не только из-за анемичной экономики, но и благодаря растущему энергосбережению и переключению на альтернативные источники энергии. В результате нефть будет дешеветь, несмотря на политические страхи, финансовые риски и активность спекулянтов.

Один из главных авторитетов в нефтяной отрасли бывший директор по контролю над рынком Международной нефтяной биржи в Лондоне Крис Кук не исключает, что может случиться неожиданное и резкое падение нефтяных цен, «наподобие того, что произошло с оловом в 1985 году, когда цены обрушились буквально за ночь с восьми тысяч до четырёх тысяч долларов».

Как отмечают аналитики Citigroup в своём докладе, добыча сланцевой, или тяжёлой, нефти в США нарастает такими темпами, которых никто не предвидел; она перевешивает «структурное угасание добычи обычной нефти на Аляске и в Калифорнии», равно как и «некоторое отставание нефтедобычи в Мексиканском заливе» в результате беспрецедентной аварии 2010 года. Благодаря новым технологиям добыча тяжёлой нефти в последние годы стала рентабельной.

Глобальные резервы сланцевой нефти оцениваются в 10 триллионов баррелей. Только в американской зоне Скалистых гор, штаты Юта, Колорадо, Вайоминг, в нефтеносных песках залегает 1,8 триллиона баррелей, из которых на сегодня реально добываемыми считаются 800 миллиардов баррелей — эта цифра, для сравнения, втрое превышает разведанные нефтересурсы Саудовской Аравии. «Влияние сланцевой нефти, — пишут эксперты Citigroup, — будет расти по мере увеличения её добычи, которая, как мы ожидаем, достигнет к 2020 году двух миллионов баррелей в день». В результате средняя цена нефти может снизиться на 20—40 процентов по сравнению с нынешним уровнем.

Так что же ждёт баррель впереди: 150—170 долларов, по Рубини и Макнэлли, или 60—80, по Куку и Citigroup? Как говорил покойный Егор Гайдар, легче всего экономисту погубить свою репутацию, обнародовав прогноз на цену нефти.

ИТАР-ТАСС

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?