Барак с видом на коттедж и гипермаркет

Как живут в Новинках

Жизнь Новинок всегда оставалась связанной с психиатрической больницей
Новинками Минск прирос в 2003 году. В городской черте оказались улицы Выготского, Ириновская, Ольховая, Автомобилистов, Ушачская, Глубокская. Микрорайон разросся новыми многоэтажками и коттеджами, гипермаркетом, магазином стройматериалов. А в 1997 году в микрорайоне построили Свято-Елисаветинский женский монастырь — единственный монастырь в столице. Сейчас на его территории возводят новые здания: Дом паломника, Духовно-просветительский центр и воскресную школу. 

Но жизнь Новинок всегда оставалась связанной с психиатрической больницей. С 50-х годов прошлого века она давала жилье и работу не только местным, но и приезжим. Чем живут в поселке, название которого стало нарицательным, «коренные» медики, их дети? Не угнетает ли бывший поселок сумбурная жизнь мегаполиса?


Семь церквей у дома

83-летняя Раиса Жерносек переселилась из Подмосковья в далеком 1953 году. Устроилась раздатчицей обедов в психиатрическую больницу в Новинках. Тогда она даже не знала, что такое религия. Не принято было посещать церковь. Сейчас за ее огородом — семь храмов монастыря. 

— Раньше существовали другие порядки, сами понимаете какие, — вспоминает Раиса Жерносек о временах атеизма. — Только на Рождество и Пасху ехали в церковь Святой Марии Магдалины, что по улице Киселева.

Сейчас Раиса Петровна редко бывает в городе — здоровье не то. Часто смотрит из окна кухни на «святой городок». 

— Года три назад в церкви была. Еще тогда на палочку опиралась. А теперь иду и стул перед собой ставлю. Тяжело на улицу выйти…

Богослужения и православные таинства пенсионерка приемлет. А вот торговлю в монастыре воспринимает критически:

— Должны только свечки продаваться, просвирки и иконки. А здесь — хлеб, одежда. Церковный базар какой-то. Нельзя так. Но разве кто старых слушает!..

Возмущена, что ее квартал стал пристанищем для бездомных: 

— Из психиатрической больницы выписываются и в церковь грехи отмаливать идут. Их привлекают работать. Но порой срываются и начинают пить… Потом блуждают по Новинкам — возле мусорных баков, в подъездах, подвалах. Особенно утром и вечером. Внуков боюсь выпустить на улицу. 

Людей — выше  крыши

В 50-е Раиса Петровна жила с мужем в деревне Зацень. Супруг работал водителем, она — раздатчицей в психиатрической больнице. К концу 60-х им предоставили жилье — просторный дом. Рядом располагались и сарай, и огород, хозяйство содержали — одних кроликов 30 штук. 

Но больница постоянно разрасталась. В 70-х супругам сказали, что дом будут сносить. Сейчас на его месте стоит новый корпус больницы. 

А Раиса Петровна как переселилась в старый барак на улице Выготского, так и живет до сих пор. Вместе с ней еще и две дочери. 

— В двух комнатах ютились пять человек: сестра — инвалид 1-ой группы, папа — бывший малолетний узник, мама, старший брат и я, — рассказывает одна из дочерей. — Папа перевез часть старого дома и сделал пристройку. Так появилась еще одна комната. Но документально новые квадраты не заверил — тогда это было необязательно делать. 

В этом же доме прописана и внучка Раисы. Она написала заявление о приватизации в пользу мамы. Но юристы не подсказали, что нужна генеральная доверенность о праве подписи матери вместо дочери. Последняя сейчас на учебе в Германии. Вернется в Беларусь через полгода. Процесс приватизации приостановился. 

— А почему себе квартиру не просили? Ведь построили вашим коллегам, — интересуюсь у Раисы Петровны.

— Кто пошустрее — обзавелись квартирами в высотках. А нам предложили этот барак как временное жилье. Новую жилплощадь пообещали позже. Но обещания так и остались на словах. Сейчас новые квартиры больница не строит. 

Приватизация старых домов, как и документы, — проблема и для сельской местности. Во многих деревнях еще достаточно строений, на которые нет даже техпаспорта. Только большинство домов не нужны владельцам. Судьба их, как правило, предрешена: под снос. А в Минске в домах еще пристройки сделали и прописали людей выше крыши — детей владельцев, внуков… 


Город или деревня?

Так кто же они, жители современных Новинок — столичные сельчане или деревенские минчане? Что изменилось в их укладе жизни с приходом столицы? 

— Как сельским медработникам нам доплачивали 25—30 процентов к зарплате. А теперь надбавки сняли, — рассказала Татьяна, медсестра психиатрической больницы. Александр Волковский приватизировал дом отца — бывший барак. Обложил кирпичом, поменял шифер, поставил новый забор. 

— Сейчас большие возможности построиться. Нужны только деньги и желание. И документы на дом не проблема сделать. 

А вот у 80-летней пенсионерки Марии Мисюкевич удобства по-прежнему на улице.

— Водопровод провели еще в 80-х. Отопление паровое. А вот чтобы ванную и туалет сделать, нужно полдома разобрать. Боюсь, не выдержит, развалится…

 Пенсионерка Надежда Казакевич рада большому ассортименту продуктов в новом гипермаркете:

— Выбор хороший: молоко, хлеб недорогой и свежий. Только торговый зал слишком большой. Продукты в разных концах. Еще бы магазинчик маленький в микрорайоне. И жаль, что рынок в поселке снесли. 

Студент БНТУ Сергей Шруб доволен сообщением с городом:

— Родители рассказывают, что раньше только 18-й автобус ходил. А теперь маршрутов несколько: 26,62, 68, 105,131. Каждый 10 минут едет. Удобно!

У 100-летней Елены Гунько четверо внуков, шестеро правнуков, трое праправнуков. За пенсионеркой присматривает внук Юрий.

— Бабушке с каждым днем все хуже. Старость — не радость. А раньше она успевала и в больницу на работу, и на грядки. Теперь урожаем занимаюсь я. Овощей за этот сезон вышло четыре мешка. Немного, зато свое, без химии. И сколько надо на двоих! 

Кстати, 1 января 1997-го в поселке числилось 729 подсобных хозяйств и 3505 человек. Сейчас живность держат только старики — больше по привычке, чем из необходимости. В основном в хозяйстве куры. А вот новые владельцы многочисленных коттеджей благоустраивают приусадебные участки на современный манер. Вместо грядок — газоны, многолетние цветы. Во дворе строят беседки, устанавливают качели для детей, турники, лавочки. А сараи для содержания скота сносят или используют для хранения старой бытовой техники, инструментов.

Из истории вопроса

В 1885 году Новины — лесная сторожка, урочище Семково-Городецкой волости. А в 1908-м здесь уже 59 жителей. С этого момента местность и стали называть поселком Новинки. Он начал разрастаться там, где сейчас девятиэтажка по улице Новинковской. 


В октябре 1918 года в поселке построена психиатрическая колония, впоследствии ставшая Республиканской клинической психиатрической больницей. В середине 1920 года она называлась «1-й Советской трудовой колонией душевнобольных Новинки».

В Великую Отечественную войну фашисты расстреливали больных на пустыре возле семиэтажки по улице Выготского. В августе 1941 года Новинки посетил рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. 

После войны в поселке началась новая жизнь. В 50-х годах построен первый квартирный двухэтажный дом по улице Новинковской. А в 1977 году — первый многоквартирный по улице Выготского. Новые дома не прекращают возводить и сегодня.

КОММЕНТАРИЙ

Директор Республиканского научно-практического центра психического здоровья Александр СТАРЦЕВ:

— РНПЦ — один из крупнейших научных центров в Европе, рассчитан на две тысячи пациентов. В нем 38 отделений, в том числе четыре наркологических и одно — детское. Совместная работа сестричества, Свято-Елисаветинского монастыря и медперсонала основана на соглашении о сотрудничестве Белорусской Православной Церкви и Минздрава.

Но о трудоустройстве на работу наших пациентов мы не договариваемся. Религия считает, что психическая болезнь — это наказание, бес. Его изгоняют молитвами. У нас же лечение основывается на традиционной медицине. Врачи центра снимают таблетками обострение и отправляют пациентов на амбулаторное лечение по месту регистрации. 

Что касается служебного жилья, то оно на стадии передачи в собственность жилищных служб. Сейчас центр не имеет возможности содержать его за свой счет. 

Протоиерей Свято-Елисаветинского монастыря Андрей ЛЕМЕШОНОК: 

— Пребывание на подворьях возможно только при полном отказе от наркотиков и алкоголя. Конечно, далеко не все люди изменяют свою духовную жизнь. Некоторые возвращаются к привычному для них греховному образу. Но есть и немало примеров, когда люди, нашедшие Бога, полностью изменили жизнь. 

kovalev@sb.by

Фото Сергея ЛОЗЮКА, «СГ»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?