Сельская газета

«Банный, каналья, поджигай!»

Наш корреспондент в составе 50-й артиллерийской роты 15-й пехотной дивизии оборонял Студенку от французов

Утро 26 ноября 1812 года. На Брилевское поле лег густой туман. Остатки Великой армии Наполеона пытаются преодолеть Березину — серьезную преграду на пути домой. Понтонеры, стоя по плечи в воде, наводят мосты через своенравную реку. Командиры поторапливают, русские войска сидят на хвосте. Время играет против французов. Похоже, кровопролитной битвы не избежать. И она случилась: битва на Березине навсегда вошла в анналы нашей истории как одна из самых крупнейших на территории современной Беларуси.


В честь 205-летия сражения, в котором полегло 40 тысяч французских солдат и немало русских, члены военно-исторических клубов реконструировали события того дня.

Сегодня, как и два столетия назад, на Брилевском поле многолюдно. Так сразу и не разберешь, где француз, а где русский – все похожи друг на друга, в военной экипировке XIX века. Однако облачение Алексея Гурского — одного из организаторов реконструкции — выбивается из общей картины. На голове у него большая шляпа с пером. Плечи прикрывает эффектная накидка, под которой мундир с орденами. Ну и, конечно, белоснежные рейтузы, высокие сапоги. Заметив мое любопытство, Алексей Викторович тут же проводит исторический экскурс:

— Это форма капитана 17-го полка уланов. Состоял он исключительно из белорусов, воевавших на стороне Франции. А их, признаться, было немало, ведь Наполеон в случае победы обещал восстановить ВКЛ. Те, кто грезили этой идеей, шли к нему. Тем не менее большинство наших предков все-таки сражались за Российскую империю.

Подмечает этот факт и заместитель председателя Минского облисполкома Виктор Сиренко, который обратился к собравшимся: «Здесь 205 лет назад нашли свое последнее пристанище сражавшиеся с обеих сторон. Так получилось, что белорусы воевали по обе стороны, поэтому битва на Березине – это большая черная точка, которая отразилась скорбью в сердцах многих поколений».

Заместитель председателя Минского облисполкома Виктор СИРЕНКО и Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции в Беларуси Дидье КАНЕСС на церемонии открытия международного фестиваля «Березина-2017».

Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции в Беларуси Дидье Канесс также приехал на Брилевское поле почтить память павших воинов. Хотя историки и отдают победу в сражении Наполеону, дипломат говорит, что во Франции считают этот день трагедией: «С течением времени именно воспоминания о разгроме отпечатались в общей памяти нашей страны… Воспоминания о 40 тысячах нашедших смерть на берегу Березины».

Уже все готово к началу реконструкции. Французы заняли позиции у берега реки, российские войска расположились на опушке леса. Корреспондент «СГ» решил не отставать и мигом перевоплотился в русского пехотинца, который пополнил состав 50-й артиллерийской роты. Сегодня ею непосредственно руководит командир 15-й пехотной дивизии полковник Неверов, роль которого исполняет подполковник запаса Александр Патоцкий. Новобранца особо не жалует и отправляет помогать расчету Дениса Наркевича.

До боя считаные минуты. Полная готовность. Каждый занимает свое место у орудия. Мне доверено поджигать фитиль. Не успеваю даже осознать всю ответственность миссии, как вдруг крик: «В атаку!» На поле завязалась настоящая битва. Артиллерия — огонь! Все делаем быстро и четко. Олег Ржеутский достает пороховой заряд и кричит Денису Наркевичу: «Трави!» Тот, услышав команду, банником забивает снаряд. В этот момент Юрий Зябликов приносит пучок травы: ее используют в качестве пыжа для усиления мощности. Александр Можейко прокольником делает отверстие для фитиля в порохе. Остался последний штрих. Но гремящие кругом взрывы вводят меня в оцепенение. В себя прихожу только после хорошей встряски от командира: «Банный, каналья, поджигай!» От волнения руки перестают слушаться. Фитиль падает в мокрую траву. Быстро достаю новый. Пробую поджечь, и… получается! Несусь к орудию и даю команду: «Выстрел!» Оглушительный грохот ввергает в ступор, тут же вспоминаю, что после выстрела нужно скомандовать банщику: «Банить орудие», то есть прочистить ствол.


Постепенно русские войска начинают оттеснять французов в реку, но те активно сопротивляются. Александр Патоцкий требует вести стрельбу интенсивнее. Взрывы раздаются один за другим. Вокруг — дымовая завеса, из которой на нас вдруг выскакивает вражеская кавалерия. «К пушкам!» — доносится чей-то голос. Необходимо любой ценой защитить орудия, чтобы лазутчики не вывели из строя. Строимся вокруг них в «каре» и отбиваемся от сабель кавалеристов.

Первая атака успешно отбита, но кавалерия пошла на второй круг. У нас есть немного времени, чтобы подготовиться. Правда, есть проблемы — ранили Дениса Наркевича. Командир приказывает мне занять его место. Беру огромную щетку и начинаю прочищать пушку, чтобы успеть выстрелить до очередного нападения. Несколько секунд — и громкий взрыв оглушает меня. В ушах звенит, но продолжать бой могу.

Справляться со второй атакой конницы сложнее. Лазутчик все-таки добирается до одной из трех наших пушек. Однако мы успеваем его нейтрализовать до того, как он испортит остальные. Кавалерия отступает. А мы продолжаем обстрел. Заряды на исходе, поэтому не спешим и стараемся бить точно в цель. После нескольких удачных выстрелов командир  нами доволен. Кажется, сегодняшний бой за нами.

Лишь спустя час после окончания баталии приходит осознание, что битва была реконструкцией и не более того. Когда ты находишься в самом эпицентре, эмоции захлестывают: дым, застилающий все поле, «взрывы», крики людей, рвущихся в атаку или изображающих раненых…

В финале меня ждет специальный артиллерийский ритуал, который был принят в армии Российской империи. Новоиспеченного артиллериста после первого боя обмазывают банщиком, который весь в саже. Вид у меня – словно вылез из печной трубы.  Усталый, но довольный, я отправился со своей ротой праздновать изгнание врага с родных земель. Попутно думая о ценности мира и о том, что хорошо бы, чтобы битвы и войны происходили только так – в виде реконструкции, спектакля, чего угодно, но только не всерьез…

СПРАВКА «СГ»

В военно-исторической реконструкции битвы на Березине приняли участие 465 человек, из которых 115 представили кавалерию, а 350 — пехоту. Вместе с белорусами на импровизированное поле боя вышли 10 французов, 10 поляков,  бельгиец и латыш. В моделировании знаменитого сражения задействовано восемь орудий. Реконструкциями битвы на Березине в Борисовском районе при поддержке местной власти и военно-исторических клубов занимаются с 1990-х годов.

banny@sb.by

Фото автора и БЕЛТА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости