Банкротство войны

Какой только не бывает война: странной, зимней, мировой и локальной, ядерной и превентивной, справедливой и не очень, популярной, победоносной, ограниченной, катастрофической... И вот вопрос: после двух мировых войн какую войну нам пророчат футурологи и политики уже в XXI веке?

Первое: нам пророчат парадоксальную войну. Хотя бы потому, что все понимают катастрофичность грядущего военного столкновения и многие достаточно спокойно воспринимают эту катастрофичность. Такое чувство, что грянет и обвалится мир не здесь и сейчас, а где–то далеко и к тебе лично это никакого отношения иметь не будет. Причем эту парадоксальность заметили достаточно давно. В частности, во время известной Фолклендской войны Х.Л.Борхес заметил, что «это была война двух лысых из–за расчески». То есть гибель людей не принесла ожидаемых дивидендов ни одной из сторон. Стоило ли в таком случае играть мускулами?

И здесь сразу же второе: эта война фаталистична, поскольку войны — вечный инструмент политики, это то состояние, которое вросло в человеческую природу и живет в нем, как микроб. «Хочешь мира — готовься к войне» — мало когда мы задумываемся о характере этого выражения, которое фиксирует именно вечность гена войны в людях. Несложно заметить, как периодически начинается «военная чесотка» на самых разных уровнях.

Никогда раньше элиты не рассуждали о фаталистичности и парадоксальности войны. Интересы, борьба за сферы влияния, идеологические противоречия — словом, все что угодно, но только не парадоксальность. Возникает такое чувство, что действительно страсть воевать заложена в нашей природе и разговоры о вечном мире лишь раззадоривают оппонентов и возникает желание померяться — танками, самолетами, ракетами, вплоть до ядерных ресурсов. Да и, признаем, утверждение о том, что мир нынче постепенно скатывается (скатился) к военному противоборству, тоже имеет резон. Афганистан, Сомали, Ирак, Сирия — словом, список стран, регионов, где уже идут военные действия, достаточно обширен. А если добавить сюда террористическую вакханалию, то ситуация будет выглядеть совсем грустной.

Третье: традиционное пренебрежение международным правом нынче дополняется моральным кризисом общества. Американский генерал О.Брэдли, председатель военного совета НАТО в 1949 — 1953 годах, справедливо заметил, что «наш мир — это мир ядерных гигантов и нравственной инфантильности». Сегодня ситуация изменилась, но незначительно: в одном ряду с ядерными гигантами стоят иные страны, да еще группа государств упорно пробует занять свое место в ядерном клубе. А вот что касается нравственной инфантильности, то здесь стоит заметить следующее. Мощным противовесом стремлению к войне всегда были те ценности, которые называли или естественным правом, или традиционными ценностями. Нынче границы между добром и злом во многом рушатся — верный признак грядущих проблем у человечества. Вот Ф.Ницше — остроумен, велик, глубок, афористичен и прочее, но ведь нельзя отрицать и того, что именно он разрушал ясные и понятные максимы существования современного ему общества. Может быть, справедливо разрушал, но ведь разрушал и известно кем и как его идеи были восприняты в 30 — 40–х годах прошлого века.

Сегодня господствует не столько личностный фактор (перевелись мыслители планетарного масштаба), сколько некий общий тренд, связанный с постмодернистскими и иными тенденциями. Здесь видим и разрушение культа семьи, и пророчества о гибели цивилизации, о конце истории, вообще стало преобладать желание все «закончить», всему «положить конец», словом, умереть как метафорически, так и буквально. Перелистайте словари по постмодернистской философии, статьи весьма показательны: шизоанализ, эротика текста, паранойя, смерть автора и бога, и дело вовсе не в том, что кто–то строит новый философский взгляд на мир и человека. Дело в ином: перед нами реальная попытка изменить себя и мир на основе чуждых и непонятных большинству ценностей. Сегодня новации распространяются и на генетический код человека, так что известные фантазмы о полчищах клонированных безжалостных воинов вовсе не морок фантастов. И остановить этот процесс могут не новые технологии, а старая и понятная нравственность.

И еще факт: война по своей сути (как социальный феномен) есть символ банкротства философии, психологии, социальной политики ее адептов. И потому что результаты войн всегда разрушительны не только для побежденных, но и победителей (вспомним, какой ценой далась победа Советскому Союзу в последней мировой войне). И потому что нравственные издержки поколения, прошедшего войну, не поддаются измерению и оправданию (вспомним американских летчиков, их судьбу после того, как они сбросили атомную бомбу на Хиросиму и Нагасаки). И потому что мир после войны XXI века не просто станет иным — его может просто не быть. И нам всем это надо?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Рамзес Анубисович
"традиционным ценностям" место в музее на правах экспоната!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?