«Бабки» за деток

С каждым годом количество студентов–«платников» растет...

С каждым годом количество студентов–«платников» растет. Сегодня за свой счет в государственных вузах обучается 60 процентов студентов — почти 224 тысячи человек! Еще пять лет назад их было меньше половины. Одни считают, что такая доступность высшего образования — хорошо. Мол, пусть лучше новое поколение свой избыток энергии тратит в вузовских аудиториях, пытаясь в десятый раз сдать сопромат и философию, чем болтается по улице. И родители, в принципе, готовы платить. Даже не столько за образование, сколько за собственное спокойствие: ребенок пристроен. И уже вполне привычна картина: мама со своим 18–летним нерадивым чадом идет к декану, как к директору школы, со слезами умоляя дать еще один шанс. В некоторых вузах даже родительские собрания проводят... Не ровен час родителей к ректору будут вызывать?


Другие смотрят на это явление менее оптимистично, считая «платников» митрофанушками, которым не хватило ума поступить бесплатно. В 1980–х у них вообще не было бы шанса получить высшее образование. Так бы и поступали по 10 раз, а некоторые, возможно, и вовсе бы не замахивались на вуз, выбирая менее квалифицированные специальности. Во всяком случае, высшее учебное заведение было на самом деле высшей планкой, до которой нужно было сперва дорасти, а потом уж пытаться перепрыгнуть. Сегодня же не редкость, когда на платное отделение поступают абитуриенты, набрав на тестировании по профильным предметам 20, а то и вовсе 8 (!) баллов из 100 возможных.


Планка — понятие растяжимое


Поскольку абитуриентов с каждым годом становится меньше, фактически между вузами идет конкуренция, кто к себе привлечет самых достойных.


— У нас на платное отделение поступают ребята с баллами не ниже 200, — говорит проректор по учебной работе БГЭУ Михаил Мишкевич. — Помню, на факультет международных экономических отношений на платное отделение пришел парень, набравший 310 баллов. Но в целом наш вуз — скорее исключение. От коллег из других университетов не раз приходилось слышать: мол, это вы себе набрали «высокобалльных», а нам не до высших материй...


Кому достаются «слабые»? Менее престижным специальностям. В отличие от международных отношений, желающих изучать за деньги химию, физику и математику мало, поэтому здесь недобор. И на мехмат могут взять абитуриента, который на тесте по математике набрал... пять баллов. Он простых дробей не знает и в таблице умножения путается. Но у него вынуждены принять документы, если выбора нет. Ведь план приема заранее составляется.


Конечно, преподаватели, деканы активно рекламируют свои факультеты, участвуют в подготовке школьников, проводят профориентацию. Но сильные ребята, которым не хватило баллов на бюджетное отделение физфака или мехмата БГУ, просто выберут другой вуз, где проходной балл ниже. Раньше вопрос был прост: кем я хочу стать? Теперь: кем я могу стать с такой суммой баллов?


— Должен быть нижний барьер — минимальный балл, с которым можно учиться по данной специальности, — уверен декан факультета прикладной математики и информатики БГУ Павел Мандрик. — Сегодня же абитуриенты поступают с любыми оценками. И это плохо в первую очередь, как ни странно, для школы. Потому что нет мотивации хорошо учиться. Школьник знает, что с любым «багажом» поступит. На бюджетное или на платное — для него это не определяющее, если родители готовы платить. Ну поступит он, мы его попробуем подтянуть: дополнительные занятия, индивидуальная работа, некоторые факультеты 1–й курс по школьной программе доучивают... Я бы еще вернул профильный экзамен, пусть даже в письменном виде, но во всех вузах одновременно. А то сегодня абитуриент, сдав русский язык на 80 баллов, а физику на 20, поступает на физику, а не на филологию.

«Бюджетник» обходится дороже


Речь не о том, что высшее образование не должно быть платным. Наоборот, оно стоит денег, и немалых. Платное обучение — фактически основной доход вузов. Это и премии преподавателям, и современное оборудование, и новые компьютеры, и доступ в интернет, и ремонт аудиторий... Хотя сумма, которую выделяет государство на «бюджетника», больше, чем платит «платник». Скажем, в прошлом году подготовка одного студента за счет средств бюджета обошлась в среднем в 6,8 млн. рублей, а в БГУ — в 11,4 миллиона. Тогда как средняя стоимость платного обучения — 2,8 млн. рублей. Но государство нынче готово платить только за 149 тысяч студентов, а вузы могут подготовить в 2,5 раза больше. Поэтому и принимают всех желающих, но дорожат, увы, не каждым...


— В этом году мы набрали 30 «платников», а после первой сессии отчислили за неуспеваемость 25 — преимущественно «бюджетников», — говорит декан физического факультета БГПУ им. М.Танка Виктор Януть. — Так что баллы — это еще не показатель. Те, кто поступил случайно и думал так же случайно дотянуть до диплома, меняют свое мнение уже после первого семестра. Мы отчисляем много. Даже с 5–го курса одного выгнали: устроился на работу и забросил учебу. Ведь если мы сперва выпустим не очень хорошего специалиста, потом к нам придут еще более слабые студенты.


Декан факультета радиофизики и электроники БГУ Степан Мулярчик тоже говорит, что безболезненно может отказаться от 20 процентов «платников». Но считает, что к первокурсникам все же отношение должно быть более щадящее:


— Мы стараемся не отчислять только первый год, дать им время проявить себя. Даже первую сессию стараемся полегче сделать. Но тянуть через все курсы невозможно. Если из «бюджетников» 95 процентов выходят специалистами, то из «платников» — 60 — 70. У нас нет задачи — держать «платников». Ни один ректор, ни один декан не может себе позволить такой роскоши. Ведь если студент платит и ничего при этом не делает — он развращает всю систему. У нас в одной группе первокурсников как–то оказалось много «платников». И у них тут же сложился коллективный климат: мы заплатили, ваше дело — учить. Так мы их быстро привели в чувство. На 50 процентов «почистили» — остальные сразу стали хорошо учиться.


В очереди за «платниками»


В принципе, стимул хорошо учиться есть — можно получить скидку на обучение. Так, в прошлом учебном году студентам платных отделений за хорошие оценки «скинули» 2,67 млрд. рублей. В БНТУ, например, по словам проректора по учебной работе Георгия Вершины, цену снизили почти каждому второму «платнику». Но чтобы совсем перевели на бюджет — такие случаи очень редки.


— Ни в этом, ни в прошлом, ни в позапрошлом году мы не перевели ни одного человека, — говорит Виктор Януть. — Чтобы перевестись на бюджет, нужно иметь в зачетке одни «девятки». Из 130 студентов на первом курсе только одна девочка–«бюджетница» сдала три экзамена на «девятки» и один — на «пятерку».


Это вовсе не значит, что «платники» — неучи. Да и вообще первый курс непоказателен. Иногда один получает больше баллов по тестированию, но не может мыслить абстрактно. Другому не хватило баллов — он идет на платное и успешно учится.


— Мы нашему выпускнику платного отделения Артему Столярову даже предлагали остаться работать в научно–исследовательской лаборатории на кафедре, потому что он проявил себя лучше, чем «бюджетники», — вспоминает Степан Мулярчик. — Но он нашел себе более выгодное предложение. Ведь частные, коммерческие компании охотнее берут именно «платников». Им нужен не специалист с дипломом, а тот, кто может решать конкретные производственные задачи. С «платником» они ничем не рискуют: в любое время могут уволить, чего нельзя сделать с «бюджетником». Поэтому некоторые студенты переводятся на платное отделение, чтобы получить свободное трудоустройство.


Артем Столяров, тот самый выдающийся «платник» факультета радиофизики и электроники, сейчас работает в частной фирме, которая делает электронику на заказ. Когда поступал в вуз, не хватило одного балла, пошел на платное отделение...


— Была возможность перейти на бюджет, но стремления не было, — говорит он сейчас. — Для этого нужно было день и ночь сидеть над учебниками. А меня больше интересовало научно–прикладное направление. Я начал работать со 2–го курса. И уже последние два года сам себе оплачивал учебу. Лоботрясов на факультете у нас не было ни одного. Наверное, они выбирают более легкие специальности. Во всяком случае, когда я получал второе высшее экономическое образование, среди «платников» встречал таких, кто мог прийти на экзамен неподготовленным.


Да и в целом, замечают профессора и доценты, не так уж плох «платник», если у него есть желание учиться и потенциал. А то, что даже слабые абитуриенты выбирают вуз, это даже лучше, считает Георгий Вершина.


— Они оценят свои силы, не смогут учиться — всегда есть возможность пойти в армию или на производство. А начинать все–таки лучше с высшего образования. Когда я учился, были только логарифмические линейки и калькулятор. А сегодня в вуз приходят первокурсники, уже умеющие работать в текстовом и графическом редакторе. Раньше, чтобы создать машину, от технического задания до серии 5 лет уходило. Сейчас это за полгода студенты делают, причем в трехмерном моделировании. И не всегда в первых рядах «бюджетники».


Поступление за деньги, а не за знания и способности — это попытка сделать высшее образование доступным. Одной преградой на пути к получению диплома стало меньше. И в этом тоже есть свой плюс. Ведь даже Альберт Эйнштейн поступил в знаменитый цюрихский Политехникум только со второй попытки. Правда, нынче он, может, не стал бы терять год, а пошел бы со своими баллами на «романо–германскую филологию»...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости