«Айсберг» искусства

В Музыкальном театре готовят мюзикл, посвященный Уго Чавесу, и мечтают о новой белорусской оперетте

В Музыкальном театре готовят мюзикл, посвященный Уго Чавесу, и мечтают о новой белорусской оперетте

Музыкальные комедии, балеты, мюзиклы, оперетты, детские сказки и классические концерты — кажется, Белорусский государственный академический музыкальный театр способен удовлетворить вкус любого зрителя. Даже того, кто предпочитает драматические спектакли, поскольку на сцене этого театра частенько гостят труппы из других стран. Как здесь родился первый белорусский мюзикл “Софья Гольшанская” и почему собираются поставить спектакль на испанском языке? Откуда приходит молодое пополнение? Эти и другие вопросы корреспондент “НГ” задала директору театра Александру ПЕТРОВИЧУ.

— Александр Евгеньевич, о работе в театре вы мечтали с детства?

— В детстве у меня было много желаний. Хотел, как сосед, стать летчиком. Позже, начитавшись детективов, мечтал о работе следователя. А в восьмом классе полюбил физику и после школы понес документы в радиотехнический институт. Но меня не взяли по зрению. Помню, вышел из радиотехнического и побрел прямо по проспекту, пока не уперся... в Минский педагогический институт и не встретил там своего учителя музыки. К слову, музыкальная студия, в которой я играл на контрабасе, находилась в здании нынешнего Музыкального театра. Этот педагог мне сказал: “Зачем тебе радиотехнический институт? Ты же музыкант!” И уговорил меня пойти на отделение культпросветработы.

Сразу учился в пединституте, а затем наше отделение перевели в открывшийся Институт культуры. Звездные походы, конкурсы и фестивали, работа в театральной студии, игра в оркестре... За время учебы я настолько полюбил сферу культуры, что работаю в ней до сих пор.

— А вы можете представить себя вне этой сферы?

— Признаться, никогда не задумывался над этим. Мне работать в культуре нравится. Ты делаешь здесь что-то доброе, светлое. Образно говоря, эта профессия включает в себя работу врача и педагога. Мы, конечно, не лечим физически, но люди, связанные с культурой, осуществляют другое лечение — просветление и оздоровление души. И в то же время мы педагоги, потому что образовываем людей. Мы — нравственный эстетический центр.

— Кто сегодня приходит за “духовным оздоровлением” в Музыкальный театр? И почему зрители выбирают именно его?

— Театр — это воплощение всех видов и жанров искусства. Здесь музыка, литература, живопись, танец, декоративно-прикладное искусство. А музыкальный театр — вершина этого культурного “айсберга”. Наша публика очень разная. Это и люди, которые впервые пришли в театр для развлечения, и те, кто глубоко разбирается в искусстве, понимает, что такое музыка. У нас многогранный театр — есть классические и современные балеты, оперетты и мюзиклы, мы делаем симфонические концерты, шоу-программы.

Сейчас работаем над проектом “Симфония-арт”, в котором театральное искусство будет сочетаться с симфоническими произведениями. Четыре года назад делали подобный проект с дирижером Александром Анисимовым. Во-первых, хотим театрализовать музыку, а во-вторых — привлечь внимание людей, которые увлекаются классической музыкой, показать, что наш оркестр — один из самых сильных в стране.

— Музыкальный театр известен совместными международными проектами. Недавно состоялась громкая премьера балета “Тысяча и одна ночь”, поставленного балетмейстером и дирижером из Азербайджана. Слышала, что готовится белорусско-венесуэльский проект. Расскажите о нем подробнее.

— Вообще такие международные проекты очень ценны для театрального дела. Когда коллектив работает, закрывшись в собственной оболочке, все превращается в местечковость. Раньше или позже вырабатывается определенный штамп, который мешает развиваться. Работа над международными проектами помогает этого избежать. Команды из других стран ставят у нас спектакли, и потом они остаются в репертуаре театра.

Первым таким проектом стала азербайджанская музыкальная комедия “Аршин мал алан”. Тогда мы и познакомились с балетмейстером Мединой Алиевой, которая недавно поставила на нашей сцене балет “Тысяча и одна ночь”.

Есть белорусско-российский проект “Голубая камея” — мюзикл Кима Брейтбурга. Сейчас со студентами Белорусского государственного университета культуры и искусств он репетирует мюзикл “Дуброffский”, который тоже будет идти на нашей сцене. Совместно с посольством США создали проект “Вестсайдская история”.

А сейчас рождается белорусско-венесуэльский проект. С дирижером и первым секретарем посольства Венесуэлы Херардо Эстрадо мы сотрудничаем уже не первый год. Эстрадо дирижирует у нас в театре “Щелкунчика”, “Жизель”. И вот родилась идея поставить мюзикл, посвященный Уго Чавесу — личности легендарной и окутанной романтикой с ног до головы. Это уникальный проект — музыку напишет сам Эстрадо, спектакль будет исполняться на испанском языке, а к нашим артистам присоединятся приглашенные из Венесуэлы. Если все сложится хорошо и мы получим поддержку со стороны Мингорисполкома, который нас финансирует, поедем с мюзиклом на гастроли в Венесуэлу.

— Не ощущается ли нехватки кадров? С хорошей ли подготовкой приходят в театр молодые артисты?

— Специалистов для театра готовят сразу несколько учебных заведений — Белорусская академия музыки, Белорусская академия искусств, Белорусский университет культуры и искусств, хореографический колледж. С Университетом культуры подписан договор о сотрудничестве. У нас есть вторая балетная труппа, которая состоит из учащихся университета. Ребята молодцы!

Есть очень талантливые молодые артисты. Но, увы, многие из них уходят из белорусского искусства из-за низкой заработной платы, уезжают в другие страны, где их труд оценивают намного выше. А бывает, и вовсе уходят на стройку. Если не изменится понимание важности гармонично развитой личности и не будет по достоинству оцениваться труд учителя, работника культуры, то мы, к сожалению, можем остаться у разбитого корыта. Не должно быть колоссальной разницы между зарплатой строителей, хотя их труд тоже очень важен, и зарплатой людей, от которых зависит духовность общества.

— Знаю, коллектив театра довольно часто гастролирует за границей. В каких странах он наиболее востребован? Как его воспринимают зарубежные зрители?

— Для публики не столь важно, откуда коллектив приезжает. Главное — что и как исполняется. Мы гастролируем в основном по России и Литве, где нас уже хорошо знают и ждут. Причем работаем не только с музыкальными, но и драматическими театрами. Меняемся площадками с театрами Смоленска, Тулы, Калуги, Свердловска, Караганды, Каунаса, Клайпеды. После совместной работы над балетом “Тысяча и одна ночь”, думаю, станем активнее дружить и с Азербайджаном. Мне очень хотелось бы, чтобы наш театр был известен по всему миру.

— Среди наиболее ярких последних проектов театра — национальный мюзикл “Софья Гольшанская”. Он поставлен на основе белорусского материала. Какие-то подобные белорусские проекты планируются?

— Три года назад мы объявили конкурс на создание белорусского произведения для музыкального театра. Мюзикл “Софья Гольшанская” участвовал в этом проекте, и мы приняли его в постановку. Работа над спектаклем шла три года. Это наш первый шаг к серьезному белорусскому мюзиклу. Продолжаем работу с рядом наших композиторов. Хотели бы поставить белорусский балет, белорусскую оперетту. Когда-то у нас шла оперетта Суруса “Нестерка”, а также некоторые другие спектакли, но они остались в прошлом веке. Сейчас необходимо что-то более свежее, новое, “сочное”. Хочется отойти от “лаптей”. Мы интеллектуальное общество, у нас много достижений, и мы не должны вдаваться только в фольклор. Фольклор — это основа. Но нужно двигаться дальше.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости