Автобан Париж – Берлин и обратно

"Евроармия" - дело недалекого будущего?

На днях канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон объявили о том, что собираются еще более укрепить двусторонние отношения, в том числе и в особенности в сфере военного сотрудничества. Как стало известно по результатам регулярного, 19–го по счету, совместного заседания правительств двух стран 13 июля в Париже, франко–германские проекты в этой области включают создание истребителя нового поколения, который заменит французский «Рафаль» и стоящий на вооружении люфтваффе «Еврофайтер». Было объявлено о придании импульса программе «евродронов» (ударных беспилотников, первые экземпляры которых должны появиться в 2020 году). «Это революция», — так охарактеризовал результаты парижской встречи Эммануэль Макрон.

Фото РЕЙТЕР

Инициативная линия Франции и Германии по вопросам обороны и безопасности ЕС имеет свою историю. Так, еще 11 сентября 2016 года министры обороны двух стран выступили с инициативой кардинального обновления общей оборонной политики ЕС. 16 сентября 2016 года Франция и Германия на неформальном саммите с участием лидеров Евросоюза в Братиславе представили план по созданию «совместной военной силы», которая, как утверждалось, «будет соперничать с НАТО по военному потенциалу».

Однако глава министерства обороны Великобритании Майкл Фэллон высказался против усиления военных возможностей ЕС, «так как это ослабит НАТО». Великобритания традиционно выступала против усиления военного компонента ЕС, полагая, что это будет означать дублирование функций Атлантического альянса. Весьма сдержанно подходят к военному измерению ЕС также страны Балтии и нейтральные государства — члены союза.

14 ноября 2016 года главы МИД и военных ведомств стран — членов Евросоюза одобрили план по имплементации новой стратегии политики безопасности и обороны, который, однако, не предусматривал создание единой «евроармии». Евросоюз, как пояснила тогда глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, намерен рационализировать существующие оборонные структуры, но не собирается создавать собственный генштаб и решать задачи коллективной обороны, которые относятся к сфере ответственности НАТО или являются компетенцией отдельных стран.

Идея «европейской армии», которую неоднократно публично выдвигал председатель Европейской комиссии Жан–Клод Юнкер, заметно актуализировалась после решения британцев о выходе из ЕС, поскольку именно Великобритания накладывала вето на все подобные инициативы. Брексит как бы открывает дорогу, ведущую к строительству более заметного, профилированного военного компонента Евросоюза.

В начале марта 2017 года стало известно, что в ЕС создается Центр военного планирования и управления зарубежными небоевыми операциями. Такой план единодушно одобрили на встрече в Брюсселе министры иностранных дел и обороны всех стран — членов союза. «Всего 5 или 6 месяцев назад такое было невозможно себе представить, — сказала Ф.Могерини. — Это показывает, что те, кто принимает в Европе решения, стали считать безопасность приоритетом для европейских граждан. Нынешняя глобальная обстановка заставляет нас быть более ответственными. А брать такую ответственность в сфере обороны и безопасности нам следует через Европейский союз».

Новая штаб–квартира будет координировать совместные операции в ЕС и за его пределами, при этом участие в каком–либо военном вмешательстве не предполагается. На первых порах из Брюсселя будет осуществляться руководство уже ведущейся подготовкой военных и гражданских кадров в Мали, Сомали и Центрально–Африканской Республике.

1 июня 2017 года министры обороны Франции и Германии заявили, что они будут более решительно продвигать инициативы в рамках создания европейской оборонной силы. При этом будет задействован механизм «постоянного структурного сотрудничества» Евросоюза, позволяющий группе стран, заинтересованных в усилении оборонного измерения ЕС, осуществлять шаги в этом направлении без согласия и участия всех членов союза.

22 июня на саммите ЕС такой подход был одобрен при обсуждении вопроса о перспективах оборонной политики Европейского союза. В течение трех месяцев должны быть представлены критерии для тесного военного партнерства и конкретные проекты. Участники саммита договорились также о создании единого фонда, из которого будут финансироваться разработки систем вооружений и их совместные закупки.

Анатолий РОЗАНОВ, доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра исследований внешней политики США факультета международных отношений БГУ.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости