Народная газета

Аварийный выход

Когда количество автомобилей растет из года в год, вопрос безопасности на дорогах становится глобальным. В России Правительство утвердило стратегию до 2024 года, цель которой снизить смертность в ДТП почти до нулевых значений. 

Для этого планируется провести ряд реформ, в том числе и в области образования водителей, контроля за техническим состоянием автомобилей, усиления борьбы с пьянством за рулем. 

У нас законодательство постоянно совершенствуется. На днях вступил в силу ряд изменений в Кодекс об административных правонарушениях касательно ответственности водителей. При ДТП без жертв наказание станет мягче. Но есть и ужесточения: “рецидивистам-бесправникам” грозит арест. Что касается статистики, мы показываем неплохие результаты: по данным МВД, в прошлом году число ДТП с пострадавшими снизилось почти на 8%. 

На спад идет и количество погибших, но темпы куда медленнее — всего 0,3%. Если же смотреть в абсолютных величинах, то здесь мы пока отстаем от многих западноевропейских стран. Почему? 

Фото Виталия Пивоварчика

Правила нужно соблюдать

Мы все — участники движения: водители, пассажиры, велосипедисты, пешеходы. Поэтому любое изменение в законодательстве в части дорожного движения вызывает много обсуждений и споров. С одной стороны, хотелось бы, чтобы ответственность была меньше. С другой — нужно признаться, цифры статистики не радуют. 

Почему? Приведу пример из личного опыта. Я депутат от Солигорского района и почти каждые  выходные езжу на малую родину по заполненной трассе Р-23. Тревожно видеть, как многие наши граждане, несмотря на знаки и очень плотный трафик, едут с большим превышением скорости, да еще сигналят — мол, уступи дорогу. Я стараюсь ездить по правилам и чувствую себя, как на телеге, — все вокруг несутся! 

Лихачество и пренебрежение нормами нередко становятся причинами страшных аварий. Есть разные исследования относительно того, как смягчение или ужесточение законодательства влияет на количество ДТП. Но какой может быть конструктивный разговор, когда страдает исполнение тех норм, которые уже действуют?

Любой знак на дороге поставлен не просто так. Если автомобилист считает, что требование неактуально, необходимо обратиться в управление ГАИ, обсудить эту ситуацию. Возможно, водитель прав, ситуация на дороге изменилась и прежний знак не нужен. Но пока он есть, нужно выполнять то, что на нем указано. Не должно быть такого: в ПДД прописано — каждое транспортное средство должно проходить техосмотр, а у нас треть автомобилей его не проходит. Мы сплошь и рядом нарушаем скоростной режим, а потом поступают предложения — уменьшить ненаказуемый “зазор” с 10 до 20 км/ч. Однако для этого нет никаких оснований. Когда на дорогах не будет ни одной травмы или смерти, тогда можно убирать все санкции. Но, к сожалению, пока это не так. 

Совершенствовать нормы и правила можно бесконечно. Но, на мой взгляд, сегодня у нас сложилось адекватное законодательство. Не требуется как дальнейшего ужесточения, так и смягчения норм. Взять, к примеру, проблему пьянства за рулем. Здесь предусмотрено очень строгое наказание, и это правильно: попался первый раз — лишение прав на три года, штраф от 50 до 100 базовых величин. Повторно в течение года: конфискация автомобиля, ограничение или лишение свободы на срок до 2 лет со штрафом и лишением прав. Тем не менее даже такие перспективы не останавливают людей от того, чтобы выпившими сесть за руль. А ведь человек это делает сознательно. 

Возможно, это штамп, но, думаю, причина — наш менталитет. Как говорится, строгость законов компенсируется их неисполнением. И, может, кто-то со мной поспорит, но тем же немцам более свойственно исполнять предписания, чем нам. Это мое мнение. Опять же известный пример: если в Германии вы припарковались неправильно, сосед считает своим долгом позвонить в полицию. У нас такое расценивается как плохой поступок, “стукачество”. К слову, поэтому я считаю не совсем правильным  напрямую переносить нормы из чужого законодательства. Нужно учитывать наши особенности.

Как решить проблему правового нигилизма? Здесь я большой сторонник использования средств фотофиксации. Они доказали свою эффективность. Сегодня работает около 350 камер, по инвестиционному договору система будет развернута до 500 камер. На мой взгляд, сегодня нужно расширять сферы применения камер — это не только скоростной режим, но и правила проезда перекрестков, железнодорожных переездов, а также все те особо важные моменты, нарушение которых чревато серьезными ДТП. Но все-таки на первом месте всегда должна быть наша собственная сознательность. Можно запустить тесты для проверки, способен ли человек водить машину, принудить проходить ежегодно медосмотры, ввести семинары о безопасном вождении в автошколах и так далее. Но это ничего не даст.  Человек может успешно пройти все испытания, но в один из дней он сядет за руль уставшим или чувствуя недомогание — и результат будет плачевным. Так что это вопрос ответственности самого водителя. Пока здесь ничего не изменится, никакие меры не дадут стопроцентного результата.

Андрей Рыбак, председатель Постоянной комиссии по промышленности, топливно-энергетическому комплексу, транспорту и связи



Не бей лежачего

Сегодня мы примерно на 10 лет отстаем от Швеции в части уровня смертности на дорогах. Но причина тому далеко не менталитет. Около 

20 лет назад парламент Швеции принял на законодательном уровне программу Vision Zero, которая ставит своей целью нулевую смертность в ДТП. Главные принципы этой программы заключаются в следующем. Во-первых, ответственность за тех, кто находится в транспортной системе, несет тот, кто эту систему создал. Во-вторых, система должна быть приспособлена к человеку, а не человек к системе. Люди такие, какие они есть, и ничто не может их изменить. Нужно сделать так, чтобы им было удобнее действовать безопасно. Менталитет здесь ни при чем, это некое наше заблуждение, что нужно изменить человека, и все сложится. В-третьих, надо учитывать, что часть граждан может не соблюдать требований системы. Если не соблюдает большинство — значит, нужно изменить систему, а если эта часть небольшая, можно применять меры принуждения. 

Три ключевых пункта — и готова волшебная формула. Как только мы стали их использовать — у нас на основе этой программы реализуется концепция “Добрая дорога” — получили отличные результаты.

Сделать так, чтобы человек вел себя на дороге правильно, без того, чтобы постоянно угрожать ему наказанием, возможно. В Vision Zero предусмотрено три способа влияния на адаптацию людей к системе. Первое — это инженерия. Мы должны сделать комфортную среду для человека вне зависимости от того, переходит ли он улицу, едет ли на автомобиле, на общественном транспорте и так далее. Допустим, где-то предусмотреть “карман” на перекрестке, где-то определенным образом построить проезжую часть — мер по безопасности дорожного движения сегодня тысячи. Но это как таблетки: нельзя вылечить все болезни одной. Хотя есть многоцелевые, как аспирин. Здесь такой универсальный инструмент — например, искусственная неровность. Водитель начинает беречь свой автомобиль. Вообще, почти все системы успокоения движения строятся по принципу “мне жалко свое имущество”. Настолько это мощное чувство. Норвежские ученые Руне Эльвик и Трулс Ваа собрали данные исследований во всем мире и вывели, что в среднем искусственная неровность снижает количество ДТП на 46%. 

Второй метод — образование. Здесь тоже нужно действовать осторожно и понимать, какую информацию следует давать, а какую нет. Наибольший результат приносят правила прямого действия. В Великобритании правила безопасного поведения сводятся к трем словам: “Стой, смотри, слушай”. Как вы думаете, какой ребенок будет в большей безопасности: который знает, что такое разметка 1.14.3, или который понял эти три слова? Или, может, тот, который знает, что водитель всегда должен пропустить пешехода? Обучение должно быть максимально нацелено на простые, понятные, исполнимые вещи. 

Третий пункт — это принуждение. В Минске в прошлом году погибло на дорогах 40 человек. Кто знает судьбу виновных в этих трагедиях? Львиная доля населения не знает. Тем временем важен не сам факт контроля, сколько то, что о нем знают другие.

Что же касается средств фотофиксации, это хорошая мера, но не панацея. И важно понимать: здесь смысл не схватить нарушителя, а заставить снизить скорость. У нас говорят: плохо работают стационарные камеры, они не выявляют нарушителей, потому что о них все знают. Так это и отлично. У шведов 9 камер из 10 — муляж. Впрочем, мы постепенно перенимаем этот опыт: недавно у нас стали объявлять, где будут патрулировать. 

Сейчас у нас обсуждается очень важный вопрос — снижение скоростного режима в населенных пунктах до 50 км/ч. В Европе только две страны имеют ограничение 60 км/ч — мы и Россия. Недавно была Украина, но с этого года они ввели изменение. Вдумайтесь: при скорости 30 км/ч человек почти со стопроцентной гарантией останется жив, попав под машину, при 

50 км/ч — вероятность гибели 60%, при 60 км/ч — 100%. 

В целом, основа у нас принята и дает результат. Дальше — кропотливая работа: выявлять реальные факторы аварийности, находить действенные меры и последовательно их внедрять на конкретных проблемных участках. 

А с ментальностью у нас большей частью все хорошо.

Юрий Важник, председатель правления Белорусской ассоциации экспертов и сюрвейеров на транспорте



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости