АУ, человек!

2 апреля во всем мире проходит единый день информирования о проблеме аутизма

Каждый 10-й ребенок планеты находится в спектре аутистических расстройств... 
Что может объединять таких выдающихся людей, как Эйнштейн, Ньютон, Моцарт, Сократ, Леонардо да Винчи, Винсент Ван Гог и Пикассо, кроме их гениальности? Они и еще сотни известных во всем мире людей имели разные формы аутизма. Месси, который к своим 26 годам успел выиграть уже четыре «Золотых мяча», имеет синдром Аспергера (одна из форм аутизма), а блистательный режиссер Вуди Аллен, возможно, никогда бы и не снял своих фильмов, будь он “как все”. 

Мало кто знает, что около 20% сотрудников компании Microsoft и половина ученых Силиконовой долины – аутисты. Значение этого слова остается загадкой для многих, в том числе психологов и врачей. Что уж говорить о тех простых людях, которые никогда не сталкивались с таким явлением природы и на слух могут принять это за страшную и редкую болезнь. Что абсолютно неверно. 


Фотография аутичного Элайджи из Сан-Франциско, сделанная его любящим отцом 

2 апреля во всем мире проходит единый день информирования о проблеме аутизма. Насколько это важно? Почему сегодня весь мир должен знать, что стоит за этим словом? Статистика Всемирной организации аутизма дает ответ, который может потрясти.

В 2000 году считалось, что синдрому аутизма подвержены меньше 1% детей, но за несколько лет их число выросло в десятки раз. В 2012 американская организация "Аутизм Спикс" назвала невероятные, но реальные цифры: каждый 10-й ребенок планеты находится в спектре аутистических расстройств.

В Беларуси в 2013 году было зафиксировано более 700 человек с этим расстройством, но неофициальная статистика может быть в десятки раз больше. Хотя бы потому, что не все родители знают, что происходит с их ребенком, а врачи ставят неверный диагноз. Явление слишком новое и неизученное. Но уже все международное сообщество поднимает тему аутизма не просто как проблему, а как пандемию человечества.

Кто такие аутисты?


“Все они разные. Если ты знаешь одного аутиста, ты знаешь только одного, – рассказывает руководитель организации "Дети. Аутизм. Родители" Татьяна Яковлева. – Но проблема у них одинакова: коммуникация. Такой человек может обладать высоким интеллектом благодаря тому, что его социальная обстановка помогала ему развиваться. Вы даже не заметите, что он аутист. Но есть и те, кто более замкнут, а кто-то и вовсе не говорит...”

Аутизм как расстройство впервые описал американский клиницист Лео Каннер в 1942 году. Но до сих пор современная наука не может ответить на вопрос о причинах его возникновения. Это нарушение развития проявляется в течение первых 3 лет жизни человека и сопровождает его до конца. Аутизм нельзя вылечить, но можно приспособиться к его признакам: затруднение общения, нарушения речевого развития и памяти, обостренное восприятие мира, низкая концентрация, однообразное поведение. При правильном подходе к таким людям большинство этих “недостатков” могут стать условиями их гениальности. Если только родители не испугаются, не примут своего ребенка за неизлечимо больного и не начнут калечить его таблетками. 


Терапия в центре для детей с аутизмом, Гватемала

“Что такое аутизм? Это психологическая закрытость, нарушение коммуникации. И родителям, даже самым внимательным, очень тяжело самостоятельно наладить правильный контакт с ребенком, тяжело не ошибаться, не расстраиваться. Можно только представить их реакцию, когда в психоневрологическом диспансере говорят: у вашего ребенка аутизм. А что это такое и что с ним делать – никто толком объяснить не может. И ты приходишь домой, находишь в интернете ужасные вещи, и просто земля из-под ног уходит... Я сама мама такого мальчика, поэтому знаю, каково это. Мой третий ребенок, Ильюша, родился здоровее других и развивался хорошо, и быстро пошел... А ведь физически аутисты в большинстве случаев хорошо развиты, это обычные дети, просто они не могут говорить. А в силу того, что они переживают и нуждаются в коммуникации, они находятся в замкнутом цикле этих проблем и переживаний”.

К сожалению, сегодня большинство семей остаются один на один с аутизмом. Эта проблема во всем мире молода, и мы не исключение. Организация "Дети. Аутизм. Родители" (в которой сейчас находится около 200 семей) появилась всего два года назад, но и за это время уже были сделаны прорывные шаги, которые дают надежду родителям. 

Что делать и что сделано?


Аутизм – это не отдельная проблема образования, медицины или соцзащиты. Здесь необходим комплексный подход. Эти особенные дети и взрослые точно так же должны быть включены в общество, как и мы с вами. У них, как у любого человека, может заболеть живот или сердце, и подходы к их лечению нужны особенные. Они должны учиться в обычных школах и гимназиях, общаться с другими детьми, но только по-своему, в особых условиях. Иначе можно навредить. 

При правильной поддержке специалистов даже сложные симптомы аутизма поддаются корректировке. За рубежом более 90% таких детей успешно учатся, общаются и социализируются. В Беларуси специалистов по аутизму еще нет, но за последние полгода было сделано очень многое в этом направлении. В мае прошлого года в Минске созданы межведомственная комиссия и рабочая группа по проблеме аутизма, которая обсуждает моменты взаимодействия между структурами. Появился городской ресурсный центр по проблеме аутизма. При поддержке (в том числе финансовой) Мингорисполкома был открыт и первый в Беларуси интеграционный класс по инклюзивной модели, где созданы условия по грамотному обучению и адаптации детей с аутизмом. Хорошие результаты уже есть, и в новом учебном году будет открыто еще минимум 5 подобных классов. Это огромный рывок вперед. 

Следующим важным шагом МБОО «Дети. Аутизм. Родители» может стать инициирование открытия в Минске медицинского консультативно-диагностического центра, где специалисты разного профиля могли бы работать единой командой, помогать родителям и транслировать свой опыт на всю Беларусь. Но для серьезных перемен нужны, конечно, и время, и средства. А пока родители, которые не могут ждать и хотят помочь своим детям немедленно, ищут пути, следуя советам и интуиции. И находят: в играх и зоотерапии. 

Дельфины-целители


Еще задолго до того, как появились научные доказательства эффективности зоотерапии, владельцы домашних животных знали: их любимцы могут быть не только хорошими друзьями, но и настоящими врачами. Сегодня в Беларуси родители детей с аутизмом могут обратиться к иппотерапии (лечение при помощи лошадей), каннистерапии (лечение при помощи собак), а с недавних пор – и к дельфинотерапии. Этот вид изучен в мире намного меньше остальных, но в нашей стране уже есть свои дельфины-целители. В Минске их “пациентами” стали сотни человек, 90% из которых – дети со спектром аутистических расстройств. 

Сразу стоит прояснить важный момент: дельфинотерапия – это не лечение, а психореабилитация детей с особенностями развития. Это то, что может стать стимулом, толчком к изменениям. Если во время занятий с дельфинами наметился прогресс в поведении, то результат нужно поддерживать с помощью других специалистов: логопеда, дефектолога и психолога. Иначе все останется просто дорогим удовольствием. Есть у этого метода и противопоказания: эпилепсия, судороги, онкология и шизофрения.

В чем заключаются занятия? Со стороны это может показаться обычной игрой в воде (хотя само нахождение в воде уже очень полезно): дети гладят дельфинов, опускаются с ними в бассейн, вместе бросают и ловят мячик, смеются… Но родители аутистов понимают всю ценность такой игры. Ведь что еще может заставить разговаривать ребенка, который вообще не произносит ни слова? Только буря эмоций. 


Дельфинотерапия в дельфинарии "Немо"

“Для всех детей, которые к нам приходят, дельфинотерапевт разрабатывает индивидуальные занятия, – рассказывает Александра Шуляковская, психолог-реабилитолог. – Если это ребенок с синдромом Дауна и задержкой в речевом развитии, то занятия строятся так, чтобы стимулировать речь. Например, вместе с дельфином они бросают мячик и считают: один, два, три. Или дельфин не отдает ребенку мяч, пока тот не скажет “дай”. Если приходит ребенок с ДЦП, то на занятиях его учат двигать руками, забирать у дельфина кольца, гладить его и раскрывать ладонь, брызгать в воде ногами. В случае с аутистами направленность идет на коммуникацию, в том числе с родителями”. 

Занятия проходят в сопровождении минимум двух специалистов: дельфинотерапевта и тренера. Один направляет все внимание на ребенка, второй – на животное. Ведь оба должны чувствовать себя комфортно. Татьяна Рыжкевич, биолог-генетик и действующий дельфинотерапевт, уверена, что такие занятия – самый быстрый путь к гормонам радости: “Вспомните пословицу: все болезни от нервов, нашего эмоционального состояния. И здесь, на занятиях, благодаря позитивным эмоциям мы стараемся выйти на другой центр. Мы играем, веселимся, и даже если ребенок не может что-то сказать, он все же старается и тем самым стимулирует речевой аппарат”. 

Бывает и так, что эмоциональный всплеск, который может проявляться не только смехом, но и плачем, пугает родителей. И здесь очень важно правильно понять своего ребенка: действительно ли ему не нравится находиться в воде либо он просто так выражает все, что накопилось у него внутри. 

Татьяна Яковлева, мама Ильюши, тоже сначала испугалась, когда мальчик стал кричать на занятиях. Но решила не отступать и вместе с терапевтами скорректировала систему занятий: “Он все еще кричал несколько занятий, но постепенно вода расслабляла и обстановка мотивировала его включенность, которая была для меня очень дорога. Стресс для аутиста может быть опасным, но с определенной подготовкой к новой ситуации он станет положительным и даст хорошие результаты. Все-таки с дельфинами работают специалисты. Вот только и родители должны правильно себя вести: пройти подготовку с ребенком, составить, например, социальную историю, а не просто стихийно прийти и ожидать, что сейчас за пару сеансов произойдет чудо”. 



Результаты от зоотерапии бывают прорывные (кстати, не сразу после занятий, а спустя месяц-два, когда эмоции улягутся), а бывают совсем скромные. Редко, но случается и такое, что ребенок никак не реагирует на животных. Тогда просто нужно пробовать что-то другое. Главное не опускать руки и помнить: ребенок с аутизмом – это обычный ребенок, просто со своим складом ума, нам непонятным. И при правильном воспитании эта особенность может стать не диагнозом, а ключом к раскрытию таланта. 

В то же время общество должно знать об аутизме и не бояться этого. А еще – не спешить судить. Если чужой ребенок на улице как-то непривычно себя ведет, кричит, капризничает или ложится на пол – это может означать вовсе не то, что он плохо воспитан. Возможно, он один из тех многих, кто выражает свои эмоции непривычным для нас способом. Возможно, он аутист. Вы не можете знать наверняка, но в любой ситуации вместо осуждающего взгляда лучше подарите ему улыбку и поддержите родителей, которые и сами бывают растеряны не меньше ребенка. Ведь кто знает, может, в мире потому и стало рождаться так много аутистов, что мы сами разучились общаться и быть дружелюбными друг к другу. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи