Атлантика меняет течение?

Трансатлантическая «сцепка» (взаимодействие США и Западной Европы) на протяжении десятилетий после Второй мировой войны считалась важнейшей характеристикой и ключевой опорой западного мира...
Трансатлантическая «сцепка» (взаимодействие США и Западной Европы) на протяжении десятилетий после Второй мировой войны считалась важнейшей характеристикой и ключевой опорой западного мира. Ситуация взрывоопасного биполярного противостояния требовала «блоковой дисциплины», следования европейских союзников в фарватере Вашингтона и громогласных заявлений о единстве ценностей и подходов по обе стороны Атлантики перед лицом «угрозы с Востока».

После окончания «холодной войны», прекращения блокового противоборства значимость трансатлантических связей объективно уменьшилась, поскольку Западная Европа уже не нуждалась в прежней опеке и «ядерном зонтике» со стороны США, а для Вашингтона Европа потеряла свое былое военно–стратегическое значение как главный фронт противостояния с СССР.

После начала операции в Афганистане в октябре 2001 года и особенно со времени вторжения в Ирак в марте 2003 года внимание Вашингтона все более сосредоточивалось на Среднем Востоке, который и занял центральное место в американских стратегических расчетах. Вызванные иракской кампанией разногласия в НАТО нанесли серьезный ущерб трансатлантической связке. Особенно острыми были дискуссии по линии Франция — США.

Однако в последнее время стали обозначаться признаки того, что отношения между США и Западной Европой могут выправиться в связи с появлением у руля власти в Берлине и Париже проамериканских политиков. 22 декабря президент Франции Николя Саркози нанес визит в Афганистан, где заявил о вероятности усиления французского военного контингента в этой стране. Сейчас там находятся 1.900 французских военнослужащих — в основном в районе Кабула. И в отношении Ирана Париж также проявил «понимание» позиции Соединенных Штатов.

При всем этом реальны ли сегодня прилив трансатлантической солидарности, всплеск взаимных политических симпатий по обе стороны Атлантики? Представляют интерес в этой связи рассуждения Ричарда Хааса, бывшего директора отдела планирования политики госдепартамента США, появившиеся 18 декабря на страницах лондонской «Файнэншл таймс». Этот американский эксперт, ныне президент нью–йоркского совета по международным отношениям, считает, что не следует обольщаться перспективой заметного улучшения трансатлантического климата. Тех, кто уповает на долгую трансатлантическую «оттепель», ждет неизбежное разочарование.

Дело в том, что военно–политические союзы, подобные Атлантическому альянсу, требуют масштабных предсказуемых угроз и четко фиксируемых обязательств, в XXI же веке риски и угрозы расплывчаты, размыты, а сам мир становится все более динамичным, подвижным, малопредсказуемым. Для решения сегодняшних проблем требуются не жесткие военные механизмы и тщательно отработанные процедуры, каковые имеются у НАТО, а более гибкие структуры — «коалиции желающих» и «селективное сотрудничество», иными словами, взаимодействие партнеров лишь по отдельным конкретным вопросам, привлечение к совместным действиям не только натовских стран, но и государств, не входящих в альянс. «Мы вступаем в эру внешней политики и международных отношений, когда страны автоматически не являются ни противниками, ни союзниками», — пишет Хаас и напоминает известное изречение британского лорда Пальмерстона (1848 г.): у нас нет вечных союзников и вечных врагов — есть вечные интересы, им мы и должны следовать.

Из приведенных размышлений вытекает, что общая тенденция — это неуклонная девальвация прежнего трансатлантического контекста и его преобразование в нечто иное — организационно менее строгое, по содержанию более избирательное.

Здесь надо учесть и то, что Европа в лице Европейского союза, хотя и формулирует свою собственную общую европейскую политику безопасности и обороны и создает совместные тактические боевые группы в рамках ЕС, тем не менее испытывает аллергию к массированному применению военной силы, предпочитает решать спорные вопросы путем переговоров и компромиссов. В оценке места и роли военного инструмента во внешней политике представления Вашингтона и Брюсселя существенно расходятся: с точки зрения США, сила и дипломатия должны идти рука об руку, а ЕС выступает за приоритет дипломатии и международного права.

Эти фундаментальные расхождения во внешнеполитических ориентациях в условиях усложнения миропорядка и нарастающей глобализации действительно могут привести к тому, что трансатлантический каркас в его прежней конструкции окажется невостребованным. Атлантическое же сообщество трансформируется в менее сплоченное, более рыхлое и диверсифицированное партнерство.

Анатолий РОЗАНОВ, профессор.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?