Минск
+15 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28

Атака в эфире

Радиоэлектронная борьба: уроки истории и взгляд в настоящее
Радиоэлектронная борьба: уроки истории и взгляд в настоящее

Беспроволочный телеграф обнаруживает присутствие, а потому теперь же поставить телеграфирование это под контроль и не допускать никаких отправительных депеш или отдельных знаков без разрешения командира, а в эскадре — флагмана.

...Неприятельские телеграммы следует все записывать, и затем командир должен принять все меры, чтобы распознать вызов старшего, ответный знак, а если можно, то и смысл депеш.

(Из приказа командующего Тихоокеанской эскадрой вице–адмирала Степана Макарова от 7 марта 1904 г. — первого известного в истории документа из области радиоэлектронной борьбы.)

Такого профессионального праздника нет в привычных нам календарях, однако людям в армейских погонах он известен. Приказом министра обороны Беларуси дата 16 декабря определена в войсках как День специалиста радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

В наших Вооруженных Силах истоки профессионального праздника отыскивают в героических событиях Великой Отечественной. В огне Сталинградской битвы фактически родилась и прошла закалку служба радиопомех. Постановлением Государственного комитета обороны от 16 декабря 1942 года предписывалось: «Сформировать три радиодивизиона со средствами, необходимыми для забивки работы радиостанций противника, действующих на длинных и коротких волнах».

В составе отдела радиоразведки Разведывательного управления Генерального штаба были сформированы три, а позднее еще один радиодивизион специального назначения. Полное свое боевое крещение эти секретные подразделения получили в Курской битве. Еще в апреле 1943 года нашей радиоразведке удалось установить создание на Орловском выступе ударной группировки немцев. А в кульминационный момент битвы дивизион, которым командовал П.Т.Костин, добыл важные данные об изменении направления главного танкового удара противника с Обояни на Прохоровку. Командующий Воронежским фронтом Н.Ф.Ватутин, убедившись в достоверности этих данных, отменил переброску 5–й гвардейской танковой армии на Обоянское направление. Эта армия встретила немцев под Прохоровкой и сорвала их планы.

В Белорусской операции 1944 года участвовали 130–й и 131–й радиодивизионы специального назначения. На вооружении они имели по 8 — 10 автомобильных радиостанций, оборудованных приставками для создания помех, до 20 разведывательных приемников, радиопеленгаторы. Кроме того, использовали станции радиопомех «Пчела» на железнодорожных платформах. Специалистам о многом скажет их мощность — до 10 киловатт.

А вот воспоминания рядового радиоразведчика Льва Белоусова, ныне заслуженного юриста, работника арбитражного суда:

«В августе 1944 года под Москвой в Кубинке был сформирован 97–й отдельный радиодивизион специального назначения 1–й отдельной радиобригады «Осназ» Ставки Верховного Главного Командования. Основная задача — слежка за авиацией немцев, а к концу войны и за танковыми и пехотными частями. Наша близость к противнику определялась устойчивым приемом его радиосигналов, поэтому ни в штыковую атаку я не ходил, ни «ура» не кричал. Все время сидел за радиоаппаратом. И надо сказать, что немцы были очень дисциплинированными. Когда они со своего аэродрома поднимались, то старались минимально выходить в эфир и связываться со своими базами. А мы должны были найти, где немец в эфире, перехватить его передачу и успеть на пеленгаторы дать команду. И чем раньше мы его найдем, чем раньше запеленгуем, тем больше будет времени у командования поднять нашу авиацию и не дать бомбить нашу передовую, наши ближайшие тылы и резервы...»

Берлинская операция среди прочего была отмечена тем, что находившийся в районе Лангенгроссау наш 132–й радиодивизион специального назначения сорвал передачи по радио 170 приказов германского командования, процентов на 90 сделал противника «глухим и немым».

...Эти страницы боевой летописи радиоразведчиков я читаю вместе с полковником запаса Сергеем Кожевниковым. До недавнего времени мой собеседник возглавлял управление радиоэлектронной борьбы Генерального штаба Вооруженных Сил Республики Беларусь.

— Сергей Игнатьевич, современные российские военные ведут родословную своей службы РЭБ с 1904 года — исторического приказа адмирала Макарова и, соответственно, успели отпраздновать ее столетний юбилей. Должен заметить, что и мы в Беларуси могли бы зацепиться за какую–то весьма давнюю дату. Например, связанную с деятельностью под Барановичами и Слонимом в 1915 — 1916 годах одного из радиотелеграфных батальонов русской армии. Но в нашем с вами разговоре полезнее обратиться к дням, когда вы были, что называется, «у пульта». Насколько масштабные битвы идут в современном эфире?

— Ныне радиоразведка стала радиоэлектронной и давно уже ведется не только с суши, моря, воздуха, но и из космоса. Война рассматривается во всем спектре форм борьбы, и на первый план выходит противоборство в информационной сфере, идет так называемая информационная война — ИВ.

В определенном смысле я был свидетелем — посредством эфира — операции «Шок и трепет», которую провели войска американо–британской коалиции против Ирака в марте — апреле 2003 года. Целью ставилось подавление воли противника к сопротивлению, нарушение его способности адекватно воспринимать обстановку, принимать обоснованные решения, а в конечном итоге иракцы должны были признать бесполезность сопротивления.

На начальном этапе была проведена мощная психологическая операция, в которой население и войска подвергались массированному воздействию — в первую очередь телевизионными и радиосредствами. Для выполнения этой задачи использовались агитационные самолеты, системы сотовой связи, электронной почты. По замыслу, иракская армия еще до начала боевых действий должна была быть деморализованной.

С началом боевых действий иракская ПВО не сумела отразить удары средств воздушного нападения США, боеспособные зенитные дивизионы Ирака были уничтожены ударами ракет или подавлены радиопомехами, плотности которых превышали порог функционирования средств ПВО в сотни раз.

Операции в зоне Персидского залива показали, что радиоэлектронная борьба из вида оперативного обеспечения превратилась в вид боевых действий. И не случайно в армии США вместо термина «радиоэлектронная борьба» принят более емкий — «радиоэлектронная война», который стоит на порядок выше, чем собственно РЭБ. В целом их военные специалисты считают, что один доллар, вложенный в развитие РЭБ, экономит до 100 долларов, вложенных в развитие других средств вооруженной борьбы.

— И какова может быть ответная реакция иных держав?

— Промелькнула информация, что скоро в российских вооруженных силах появится новый род войск или специальное командование — радиоэлектронной борьбы. Предусматривается поднять РЭБ на уровень, по крайней мере, не ниже американского. Необходимый организационный и технический задел для этого есть. Соответственно можно говорить и об адекватном отношении к РЭБ в Вооруженных Силах Беларуси.

— Сто лет назад адмирал Макаров завершил свой исторический приказ о радиоразведке словами: «Для способных молодых офицеров тут целая интересная область».

— Сказанное актуально сегодня не только для молодых офицеров, но и вообще для молодежи. Мой совет отечественным гениям по части электроники и компьютеров: идите в оборонное ведомство, тут вам найдется перспективное дело.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи