Астана: есть ли ответ на сирийский вопрос

Переговорный процесс в Астане: чем увенчается новый формат переговоров по урегулированию сирийского конфликта?

В Астане дан старт новому формату переговоров по урегулированию сирийского конфликта. В качестве переговорной площадки столица Казахстана сменила швейцарскую Женеву, где представителей официального Дамаска и оппозиционных группировок пытались усадить за стол переговоров под эгидой ООН и западных союзников. Однако значимых результатов эти консультации не принесли, и основным аргументом в сирийском конфликте по-прежнему оставалась военная сила. 

Фото belrynokby.ru

В целом боевые действия в минувшем году складывались в пользу правительственных сил, поддерживаемых российской авиацией, и наиболее значимым успехом стало взятие Алеппо. Очевидно, что военные успехи лояльных Башару Асаду войск означают и усиление его переговорных позиций.

Переговоры в Астане стали возможными благодаря новой геополитической комбинации, сложившейся вокруг Сирии, а именно альянсу России, Ирана и Турции. Именно под их эгидой проходит встреча, и это, безусловно, можно считать серьезной дипломатической победой трех стран. ООН и западные союзники оказались оттеснены на вторые роли, а США пока и вовсе ограничились ролью наблюдателя, направив в этом качестве на переговоры  своего посла в Казахстане.

Основной целью консультаций значится подтверждение договоренностей о перемирии, достигнутых 29 января минувшего года. По сути, это еще не переговоры о мире, а лишь попытка к ним подойти. Режим прекращения огня должен технически обеспечить саму возможность переговоров и обозначить тех, кто будет в них участвовать. Одной из основных проблем в переговорном процессе было разделение так называемой умеренной оппозиции, допущенной к переговорам, и экстремистских группировок, против которых будет продолжена силовая операция. Соблюдение договоренностей должно стать тем камертоном, который позволит определить, кто умеренный, а кто экстремист.

Переговорный процесс существенно осложняется пестротой состава участников и разнонаправленностью их интересов. Так называемая сирийская оппозиция представлена разношерстными и не всегда дружественными друг другу группировками, поэтому говорить об оппозиции как о едином субъекте — участнике переговоров приходится с достаточной долей условности. 

Задачи международных игроков, вовлеченных в сирийский конфликт, также весьма противоречивы и существенно осложняют переговорный процесс. Иран занимается традиционной для него поддержкой шиитских формирований и на переговорах будет отстаивать интересы шиитского населения, которое рассматривается Тегераном в качестве основного агента влияния не только в Сирии, но и на всем Ближнем Востоке.

Для России основной задачей является закрепить свое военно-политическое присутствие и обеспечить сохранение в стране, дружественной Москве, власти. Она намерена всерьез и надолго закрепиться на Ближнем Востоке, и Сирия должна сыграть в этом ключевую роль. При этом позиция Москвы может быть весьма гибкой и открытой для разного рода дипломатических маневров, поскольку Россия в отличие от Ирана и Турции непосредственно не связана с какими-либо этническими или религиозными группами в Сирии.

Что касается Турции, то она в Сирии покровительствует местному тюркскому населению — туркоманам. Ходят даже слухи, что Анкара рассматривает возможность создания на территории Сирии самопровозглашенного туркоманского государства, аналогичного турецкому северному Кипру. Однако основной проблемой для Анкары остаются курды. Из-за позиции Турции представители курдов даже не были приглашены в Астану. На сегодняшний день курдский вопрос связан в первую очередь с иракским Курдистаном, который контролирует богатые нефтяные месторождения на севере Ирака и уже добился широкой автономии от центрального правительства. Очевидно, что статус курдских провинций в Сирии также будет определяться с учетом положения дел в Ираке. Все это не может не беспокоить Турцию, где курдский сепаратизм является давней проблемой. Более того, в Анкаре прекрасно понимают, что в случае чего курдский вопрос может быть использован против Турции другими заинтересованными игроками.

Что касается США, то они, по всей видимости, решили взять тайм-аут на время, пока новая администрация осваивается во власти. Поэтому внешнеполитическая активность Вашингтона пока будет достаточно низкой. И похоже, что переговорный процесс по Сирии сможет по-настоящему начаться только тогда, когда новая американская администрация окончательно расставит свои приоритеты.

shimoff@rambler.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости