Народная газета

Архимандрит Савва Мажуко: Начните с примирения

Перед причастием непременно нужно исповедоваться. Причаститься — легче, чем исповедоваться. Проще объяснить, как подойти к Чаше, чем рассказать, что происходит на исповеди. У меня есть знакомые, которые многие годы посещают церковную службу, но никогда не бывали “на духу”.

Почему все это так сложно? Потому что, размышляя об исповеди, мы упускаем из виду ряд ключевых моментов, принципиальных позиций, от которых следует отталкиваться, если хотите в этом туманном вопросе разобраться. Отмечу лишь один.

Исповедь — церковное таинство. Это не тривиальное определение, а “мысль, которую стоит подумать”. Слово “таинство” означает, что мы не знаем, у нас нет слов, чтобы объяснить “механику” покаяния и отпущения грехов. Если что-то в Церкви названо таинством, это означает, что речь идет о личном и неповторимом событии, которое происходит между Богом и человеком. В этом смысле все таинства — невыразимы, принципиально недосказуемы.

У каждого таинства есть внешний знак, сакральное действие, означающее то, что происходит невидимо и непостижимо. Но мы сказали, что исповедь — таинство церковное, то есть это исключительное событие, которое происходит между Богом и человеком, касается всей Церкви как общины, сообщества братьев и сестер. Человек раскаивается в своих проступках, просит у Бога прощения, честно рассказывая о тех поступках, где он вел себя не как брат и сестра, не как церковный человек, но нехристь — тот, кто вне Церкви, не ученик Христа.

Можно ли обойтись без священника? По правде говоря, можно. В древности кающийся исповедовался всей общине в своих прегрешениях. Думаю, немногие предпочтут этот вариант исповеди у батюшки. Однако эта древняя практика помогает нам понять один из центральных моментов исповеди: человек кается перед Церковью, и его примирение с Церковью свидетельствует священник.

В молитвах к исповеди есть такое прошение: “Примири и соедини его Святей Твоей соборной и апостольской Церкви”. Священник — свидетель примирения кающегося с Церковью, свидетель оставления человеком греха, поручитель его церковной жизни.

Исповедь примиряет с Церковью, свидетельствует, что этот человек — наш, свой, церковный, он — брат, сестра, единоверец. Поэтому главный элемент исповеди — свидетельство примирения со своими братьями и сестрами, и первый вопрос исповеди: в мире ли ты со своими близкими? Идешь к Чаше — “первее примирися тя опечалившим, таже таинственное брашно яждь” — так наставляют молитвы к причастию. В Церкви не должно быть вражды, распри, тяжбы. Примирение — вот с чего начинается разговор об исповеди, само событие исповеди. Начинается, но не заканчивается.

Архимандрит Савва Мажуко

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?