Арифметика кормового поля

Как увеличить продуктивность дойного стада и снизить себестоимость молока

«СГ» уже не раз обращалась к проблемам кормопроизводства. Несовершенство структуры кормовых угодий и сложившаяся на этой основе наименее эффективная, не имеющая аналогов в мире, силосно-концентратная система кормления КРС являются главной причиной недостаточной продуктивности дойного стада. Так, на 1 апреля суточный надой молока от коровы в среднем по республике был на 600 граммов меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Ухудшается здоровье животных. По данным ветеринарной службы, к началу текущего года ситуация достигла наихудшего уровня. Нарушение углеводного обмена веществ отмечается у 88 процентов обследованных животных, белкового — у половины, ферментного — у 70, витаминно-минерального обмена — у 93 процентов. В республике трудно найти физиологически здоровую корову, способную родить здорового теленка. По этой причине яловыми содержатся более четверти коров. В таком случае откуда будет молоко?

Уже можно однозначно утверждать, что программа по его производству в текущем году будет провалена, поскольку никакими средствами нельзя существенно поправить положение. Ведь продуктивность скота при стойловом его содержании определяется кормовой базой, созданной в предыдущий год. И если существенно не исправить положение, то результаты в молочной отрасли через год будут еще более плачевными. Такая вероятность весьма велика.

Ситуация, складывающаяся в кормопроизводстве, вынуждает еще раз «показать товар лицом», чтобы руководители и специалисты хозяйств, региональных органов управления АПК задумались о негативных перспективах важнейшей отрасли, формирующей аграрную экономику.

Как видно из таблицы 1, наименьший выход кормовых единиц с гектара посевов за последние 10 лет обеспечивают в среднем зерновые культуры. Посевы кукурузы и зерновых злаков характеризуются почти одинаковой затратностью в расчете на кормовую единицу и по этому показателю в 2,5 раза превосходят многолетние травы.

Возделываемые на кормовом поле культуры в огромной мере различаются по содержанию основных питательных компонентов. В таблице 2 показано, что наиболее распространенная в республике кормовая культура — кукуруза — в пик физиологической продуктивности (конец молочно-восковой спелости) содержит наименьшее количество белка. Она характеризуется наихудшими его показателями по аминокислотному составу, занимает последнее место среди анализируемых культур по содержанию основных, наиболее важных для животных витаминов. Даже зеленая масса овса представляет собой более высокую кормовую ценность, чем кукурузы. Практически по всем показателям кормовых достоинств явное преимущество в условиях республики имеет клевер луговой.

Если проанализировать две таблицы, можно сделать несколько выводов:

— сложившееся мнение, что кукуруза значительно продуктивнее многолетних трав, не соответствует действительности. В среднем по республике за 5 лет из десяти они равновелики, а за 2004—2013 годы многолетние травы уступали кукурузе по сбору кормовых единиц лишь 8 процентов, причем преимущественно за счет Гомельской области. И это при «бросовом» отношении к травам и большом расходе средств на интенсификацию возделывания кукурузы;

— утверждение, что урожайность зеленой массы многолетних трав в значительной мере изменяется по годам в зависимости от погодных условий, верно. Однако эта позиция не может быть лимитирующей для расширения посевов многолетних трав;

— наименьший выход кормовых единиц с гектара посева обеспечивают зерновые культуры, хотя им уделяется первостепенное внимание в растениеводстве;

— силосные посевы кукурузы и зерновые злаки характеризуются примерно одинаковой затратностью в расчете на кормовую единицу. По этому показателю они почти в 2,5 раза превосходят многолетние травы;

— в отличие от многолетних трав кормовая единица кукурузы лишь наполовину, а зерновых — на две трети обеспечена белком. Кроме приведенной в таблице себестоимости, для балансирования тонны кормовых единиц кукурузы по белку требуется дополнительно минимум 200 кг рапсового или по 150 кг подсолнечникового и соевого шротов, соответственно на 46, 61 и 105 долларов США при ныне сложившихся ценах. С учетом этих затрат кормовая единица кукурузы окажется соответственно в 3,5, 4 и 5,2 раза дороже, чем многолетних трав. Без балансирования семян — недобор продукции и перерасход кормов. Вот и вся экономика отрасли;

— наименее рационально использование в кормопроизводстве для КРС зерна, которое также требует аналогичных кукурузе затрат на белковое сырье и на фоне кислого силоса негативно отражается на здоровье животных;

— значение многолетних трав для сохранения здоровья и воспроизводительных функций коров даже трудно поддается математическому выражению.

Злаковые травяные культуры широко вошли в практику сельскохозяйственного производства Беларуси с 60-х годов прошлого столетия на осушенных торфяных почвах, где без внесения азота можно было получать высокие урожаи дешевой зеленой массы в течение 5 и более лет без пересева. В последующем такая технология оказалась приемлемой и на минеральных почвах. Этому способствовало массовое применение дешевых в тот период азотных удобрений. В связи с сокращением азотной подкормки злаковые многолетние травы на минеральных почвах по всем показателям существенно уступили бобовым. На низком азотном фоне злаки, в отличие от бобовых культур, не способны формировать высокую урожайность зеленой массы. Ботанический состав их на пашне на второй-третий год жизни резко ухудшается за счет доминирования сорной растительности.

Миф о высоких ценах на семена клевера и люцерны

Трудности с расширением посевов многолетних трав в регионах объясняют отсутствием денег на приобретение семян. Но с этим нельзя согласиться. Фактически же затраты на гектарную норму высева семян клевера по ныне установившимся ценам в 3,8 раза ниже семян кукурузы отечественной селекции и в 10 раз меньше французских семян (таблица 3). А учитывая, что клевер сеют 1 раз в 2 года пользования, то разница возрастает еще вдвое. Люцерна же высевается 1 раз в 4 года, гектарные затраты на ее семена в 7,7 раза меньше, чем европейской кукурузы.

Нетрудно подсчитать, что на 150 тыс. гектаров, которые регионы отказываются заменить на многолетние травы, потребуется семян кукурузы европейской селекции на 226 млрд. рублей или российской — на 60, или украинской – на 93, или отечественной — на 68 млрд. рублей. На люцерну же требуется — 28, а на клевер — 10 млрд. рублей. Очевидно, что многократно выгоднее использовать средства на семена бобовых трав, чем на кукурузу. Вряд ли кто сможет возразить. В первом случае республика получила бы дешевые и полноценные корма, возросла бы продуктивность коров, адекватно укрепилась бы экономика. Во втором случае — полный провал с молоком.

Тем не менее области расширяют посевы кукурузы, постоянно сокращая многолетние травы. Полагаем, «нездоровая» ситуация складывается с закупкой семян. Республика обеспечивает себя собственными семенами кукурузы на 75 процентов посевов. Однако в прошлом году их было использовано лишь около 70 процентов от произведенных. Остальные закупались за пределами страны. Более 5 тысяч тонн собственных семян осталось невостребованными. Зачем же строили заводы?

В этом году положение складывается еще хуже. Области намерены использовать лишь 47 процентов произведенных семян, остальные — купить за рубежом. Складывается впечатление, что выгодное это дело — импорт через частные структуры. И это при жестком требовании главы государства об импортозамещении. Теоретическим базисом такой практики является сложившееся убеждение, что заморские семена повсеместно намного урожайнее. Это не совсем так. Например, в КСУП «Дзержинский-Агро» Речицкого района гибриды зарубежного производства в 2013 году были высеяны на 1,3 тысячи гектаров, а урожайность зеленой массы составила 205,8 ц/га. Однако среднереспубликанская урожайность этой культуры, полученная преимущественно за счет отечественных сортов, оказалась 264 ц/га. На семенах кукурузы в этом хозяйстве потеряли 1,2 млрд. рублей. Плюс несомненный недобор урожая.

Можно полагать, что для хозяйств с урожайностью зеленой массы более 400 ц/га и свыше 80 ц/га зерна, для посева на наиболее плодородных участках могут использоваться семена французской селекции. Для основной же массы хозяйств такая практика — неоправданные потери.

О затратах на гектар посева

В условиях постоянно возрастающих цен на топливо, минеральные удобрения и средства защиты увеличивается актуальность сбережения этих ресурсов. Приведенная в таблице 4 информация далеко не в пользу кукурузы. При подпокровном севе клевера и люцерны не требуются дополнительные затраты на обработку почвы и посев, азотные удобрения и средства защиты растений.

Практически каждый год огромное количество кормов и их качество теряют сельскохозяйственные организации из-за нарушения сроков скашивания многолетних трав во второй и последующие годы жизни. И это несмотря на ежегодно публикуемые рекомендации ученых и специалистов Минсельхозпрода. Наибольшие посевные площади убираются в фазу массового цветения и даже позже. В погоне за увеличением на 10—15 процентов урожая примерно половина кормов теряется на их качестве. Как видно из таблицы 5, от начала бутонизации до массового цветения содержание сырой клетчатки в сухом веществе возрастает в полтора раза — до 30 процентов (при оптимуме этого показателя 20 процентов), а содержание сырого белка за этот период уменьшается в 1,4 раза. На 15 процентов снижается переваримость всего сухого вещества. Вот и результат: все сделано для урожая, а потерян он вследствие недопонимания сущности завершающей технологической операции. Последствия этой ежегодно повторяемой ошибки крайне неблагоприятны: перерасход кормов, низкая продуктивность скотоводства, высокая себестоимость молока и мяса КРС.

В республике в течение последних 5 лет существенно наращиваются объемы кукурузного силоса. Однако эти успехи не сопровождались адекватным увеличением объемов реализации молока. В большинстве случаев здесь нет прямой связи. Так, за последние 5 лет при увеличении заготавливаемого силоса в целом по республике на 21,5 процента реализация молока увеличилась лишь на 6,3 процента (таблица 6). А в Витебской, Минской и Могилевской — уменьшилась соответственно на 11, 4,2 и 6 процентов. И это при том, что в эти годы принципиально улучшилась инфраструктура отрасли, усовершенствована племенная работа, внедрены более эффективные технологии содержания животных. Однако качественные корма для коровы все-таки нельзя заменить никакими другими факторами.

Говоря о качестве кормов, следует учитывать, что при доминировании кукурузного силоса в рационе без полного балансирования его по белку производимое молоко практически непригодно для приготовления наиболее ценных твердых сыров. Так, по данным Тимирязевской сельскохозяйственной академии, в этом случае на 18—23 процента удлиняется время его сычужной свертываемости, на 66 процентов — фазы гелеобразования, на 34,4—45,5 процента уменьшаются показатели плотности и эластичности сгустков сырной массы.

Природные условия республики наиболее благоприятны для реализации потенциала травяной растительности. Расчет выхода травяных кормов с лугопастбищных и пахотных угодий (таблица 7) при интенсивном их использовании (более 90 млн. тонн зеленой массы, или более 18 млн. тонн кормовых единиц) показывает, что наращивание производства животноводческой продукции в большей мере должно осуществляться за счет молочного и мясного скотоводства. На дешевых травяных кормах даже без концентратов можно получить около 9 млн. тонн молока и 900 тысяч тонн мяса КРС при распределении этого количества кормов в равной мере между двумя видами продукции.

А теперь посчитаем. При интенсификации травяного кормопроизводства выручка за молоко при существующих ценах составила бы: 9 млн. тонн х 4000 тыс. руб./т = 36 трлн. рублей; выручка от мяса КРС: 900 тыс. тонн х 16260 тыс. руб./т = 14,6 трлн. рублей. Итого — более 50 трлн. рублей. Это в 2,5 раза больше фактической выручки от этих видов продукции в 2013 году (13,4 трлн. за молоко + 7,3 трлн. рублей за мясо КРС). Кроме того, исходя из разницы в себестоимости анализируемых культур, затраты на корма при фактическом уровне производства молока уменьшились бы минимум вдвое, на сумму не менее 10 трлн. рублей. Восстановление классического севооборота оздоровило бы почву, минимум на одну треть возросла бы продуктивность всех сельскохозяйственных культур при снижении удельной затратности технологических процессов. Эффект здесь тоже измеряется многими триллионами рублей.

Кому-то покажется, что эти цифры — фантастика. Но все расчеты проведены на основе реальных отчетных данных и справочной литературы. Если же опровергнуть изложенное невозможно, то нельзя игнорировать природное богатство страны.

Леонид КУКРЕШ, академик;
Петр КАЗАКЕВИЧ,
член-корреспондент НАН Беларуси

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?