Аренда без права продления

ОСЕНЬЮ 2007 года глава фермерского хозяйства «Белая Русь» Бобруйского района Владимир СЕМАШКО решил попросить у местного СПК «Победа» несколько пустующих помещений. Руководство хозяйства не возражало. В результате был заключен договор на аренду хранилища корнеплодов на территории свинофермы в деревне Красная Дуброва, двух боксов для техники на территории машинного двора в деревне Ивановка и одного бокса на зернотоку в этом же населенном пункте.

Хозяйственные суды разных инстанций признали несостоятельными доводы бобруйского фермера...

ОСЕНЬЮ 2007 года глава фермерского хозяйства «Белая Русь» Бобруйского района Владимир СЕМАШКО решил попросить у местного СПК «Победа» несколько пустующих помещений. Руководство хозяйства не возражало. В результате был заключен договор на аренду хранилища корнеплодов на территории свинофермы в деревне Красная Дуброва, двух боксов для техники на территории машинного двора в деревне Ивановка и одного бокса на зернотоку в этом же населенном пункте.

Рекомендовать — не значит обязать...

Срок действия договора был определен на два года. Когда он стал заканчиваться, СПК потребовал освободить помещения, направив фермеру несколько официальных писем. Затем дело на некоторое время заглохло, так как начался процесс реорганизации хозяйства путем присоединения его к соседнему СПК «Колхоз имени Дзержинского». Когда он завершился и новое руководство объединенного хозяйства провело инвентаризацию имущества, решили вернуть себе находящиеся в аренде помещения, о чем письменно сообщили фермеру.

Но у Владимира Семашко иная точка зрения. При встрече он показал договор об аренде.

— Смотрите, — сказал фермер, — в преамбуле записано, что он заключен в соответствии с определенными статьями Гражданского кодекса Республики Беларусь и Указом Президента Республики Беларусь от 3 марта 1998 года «О мерах по развитию крестьянских (фермерских) хозяйств и усилению их государственной поддержки». Цитирую второй пункт последнего документа: «Разрешить предприятиям государственной формы собственности и рекомендовать колхозам, а также другим субъектам хозяйствования передавать крестьянским (фермерским) хозяйствам неиспользуемые здания, сооружения, машины и оборудование в аренду с последующим их выкупом и отсрочкой до трех лет начала внесения арендной платы». Исходя из этого, в договоре аренды между фермерским хозяйством и СПК и был записан пункт четвертый, который гласит: «В соответствии с Указом Президента от 03. 03. 1998 г. № 95 п. 2 предоставить отсрочку на три года начала внесения арендной платы с зачетом ее в счет последующего выкупа помещения». Поэтому я после требования СПК освободить арендуемые здания и написал ему официальное письмо о том, что планирую выкуп. И предложил продлить сроком на три года подписанные ранее договора аренды с заключением дополнительного соглашения о выкупе арендуемых помещений.

Однако этот довод СПК «Колхоз имени Дзержинского» не принял и решил обратиться в хозяйственный суд Могилевской области с просьбой выселить фермерское хозяйство «Белая Русь» из арендуемых помещений. Сельхозкооператив считал, что Указом Президента, о котором шла речь выше, только рекомендовано передавать фермерским хозяйствам в аренду неиспользуемые здания и сооружения. Поэтому сельхозпредприятие хочет забрать хранилище и боксы для своих нужд.

Суд согласился с аргументами истца и принял решение о выселении фермера из арендуемых помещений, подтвердив еще раз, что указ главы государства только рекомендует передавать неиспользуемые здания в аренду. Суд также разъяснил, что, согласно Гражданскому кодексу Республики Беларусь, в договорах аренды может быть предусмотрено, что арендованное помещение переходит в собственность арендатора при условии внесения им выкупной цены. Однако договором аренды между кооперативом и фермерским хозяйством предусмотрено только предоставление отсрочки внесения арендной платы на три года, но порядок перехода в собственность арендатора при условии внесения им выкупной цены в нарушение Гражданского кодекса не определен. Поэтому при таких обстоятельствах договоры в части последующего выкупа помещения являются незаключенными.

«В удовлетворении — отказать!»

Владимир Семашко оспорил решение хозяйственного суда Могилевской области в апелляционной инстанции этого же суда. Однако она оставила все без изменений. При этом было еще раз подтверждено, что предусмотренное пунктом четвертым договоров условие не влечет обязанности истца по продлению сроков аренды помещений либо передаче арендуемых помещений в собственность ответчику.

Итак, казалось бы, все ясно. Но Владимир Семашко не сдается и обращается в Высший хозяйственный суд Республики Беларусь. Он просит об отмене принятых судебных постановлений, ссылаясь на то, что судом допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, а также не дана надлежащая оценка всем представленным по делу доказательствам.

Кассационная коллегия Высшего хозяйственного суда пришла к выводу, что хозяйственный суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требования истца о выселении ответчика из арендованных нежилых помещений. Она также посчитала правильными выводы хозяйственного суда первой и апелляционной инстанций относительно выкупа арендованного имущества. При этом еще раз подтвердила, что Указом № 95 колхозам и иным субъектам хозяйствования даны рекомендации, а не установлена обязанность по передаче неиспользуемых зданий в аренду с последующим выкупом.

Честно говоря, я бы после этого сдался. Но Владимир Семашко хватается за соломинку и дважды пишет жалобы в порядке надзора в Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь. Каковы же его аргументы?

Он считает, что апелляционной инстанцией хозяйственного суда Могилевской области необоснованно вынесено постановление об отказе в удовлетворении жалобы фермерского хозяйства «Белая Русь» на решение хозяйственного суда Могилевской области, так как о дате рассмотрения жалобы фермерское хозяйство фактически не было извещено.

Кроме того, фермер обращает внимание на то, что представляющий интересы СПК «Колхоз им. Дзержинского» в суде первой инстанции главный специалист по юридическим и кадровым вопросам управления сельского хозяйства и продовольствия Бобруйского райисполкома А. М. Казак не имеет права участвовать в судебном разбирательстве, так как он не состоит в трудовых отношениях с истцом.

Еще один довод фермера звучал так: «На судебном заседании 09. 11. 2010 г. мною было заявлено ходатайство об отводе составу суда апелляционной инстанции в полном составе. Основанием для этого стало то обстоятельство, что все судьи непосредственно подчинены председателю суда, а обжалуемое в апелляционном порядке решение было вынесено коллегией судей под руководством председателя суда. Я не верил, что апелляционная инстанция сможет отменить решение, подписанное их непосредственным начальником — председателем хозяйственного суда Могилевской области, по отношению к которому они находятся в непосредственной служебной зависимости».

Также полностью проигнорированы и не получили должной правовой оценки наши доводы о том, утверждает Семашко, что договоры аренды были заключены в соответствии с Указом Президента о передаче в аренду с правом выкупа.

А что же должностные лица Высшего Хозяйственного Суда, имеющие право принесения протеста в порядке надзора?

Утверждения заявителя о подчиненности членов суда апелляционной инстанции председателю суда, который участвовал в коллегиальном составе суда, рассмотревшем спор в суде первой инстанции, безосновательны, говорится в ответе на жалобы. При осуществлении правосудия судьи хозяйственного суда независимы и подчиняются только закону. А сомнения заявителя в беспристрастности и объективности апелляционной инстанции хозяйственного суда Могилевской области надуманы.

И остальные доводы заявителя признаны несостоятельными, поскольку не соответствуют материалам дела и фактическим обстоятельствам. Тем самым подтверждена правильность выводов хозяйственного суда Могилевской области и кассационной коллегии ВХС, изложенных в судебных постановлениях. В удовлетворении двух жалоб, поданных заявителем в порядке надзора, было отказано.

Компромисс желателен

Юридические аспекты этого дела теперь можно считать исчерпанными. Но возникают еще и бытовые, хозяйственные, наконец, человеческие. Поэтому я поинтересовался у председателя СПК «Колхоз имени Дзержинского» Ивана Шушпакова, что является главным аргументом для выселения фермера из арендуемых помещений. Неужели они так важны для хозяйства?

— Дело не в том, что мы без них не проживем, — ответил Иван Иванович. — Здесь возникает несколько иной аспект взаимоотношений. Все эти здания соседствуют с нашими. И вот представьте ситуацию, что на току будет зерно кооператива и фермера. Я не хочу никого конкретно ни в чем обвинять, но предпосылки создаются нездоровые. Поэтому думаю, что существование двух хозяев на одной территории невозможно. Это как две птицы в одном гнезде. Мира между ними добиться сложно.

У Владимира Семашко свои аргументы.

— Судебный исполнитель потребовал, — говорит он, — чтобы я освободил помещения. А куда мне девать свою продукцию? В хранилище находится 14 тонн семенного картофеля. Не за горами зима. Неужели клубни на улицу, на мороз?

Сложно в этой ситуации что-то советовать. В любом случае плоды человеческого труда не должны пропадать. Возможно, нужен какой-то временный компромисс. Хотя бы до весны. А там, вероятно, все равно придется разъезжаться.

И в завершение хочется сказать вот о чем. Эта история наглядно показывает, как важна роль юристов при заключении различных договоров. Именно к их помощи надо прибегать, прежде чем поставить свою подпись на документе. Чтобы не принимать потом желаемое за действительное...

P.S. Когда материал готовился к печати, стало известно, что на днях удовлетворено заявление председателя СПК «Колхоз имени Дзержинского» Ивана Шушпако  об освобождении с должности по состоянию здоровья. Как будут развиваться события дальше?

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости