«Апостол» скорее жив, чем…

Реставраторы  возрождают  уникальные  богатства,  которые  пылятся  на  чердаках

Реставраторы  возрождают  уникальные  богатства,  которые  пылятся  на  чердаках 

Удаляем различный мусор, замачиваем, берем мыло… Думаете, стирать собрались? Нет. Андрей Крапивка рассказывает, как реставрировать книгу. Процесс, действительно, смахивает на стирку белья. Только реставрация — работа более тонкая, можно сказать, ювелирная. Ведь от того, как проведешь ее, зависит, как  будет храниться предмет дальше. 

Экземпляр «Апостола» типографии Мамоничей (на снимке), датированный концом ХVI века, над которым и корпеет Крапивка, рабочий. Книгой, прежде чем она попала в Национальный музей истории и культуры Беларуси, судя по всему, пользовалось не одно поколение священнослужителей. И затерли ее до дыр. На страницах появилась плесень. В кожаном переплете завелись жучки. Реставратор «лечит» книгу уже более полугода. Говорит, еще не один месяц понадобится. 

«Апостол» — один из многочисленных экспонатов Национального музея истории и культуры Беларуси, обладающего самой большой коллекцией в стране. В его фондах хранится около 350 тысяч предметов. Это  живопись, нумизматика, оружие, изделия народных промыслов, белорусская народная одежда и т.д. Всего тридцать коллекций. 

Самые древние экспонаты — археологические.  Значительная их часть попадает в музей после различных экспедиций. Кстати, НМИКБ — единственный в стране музей, который уже десять полевых сезонов проводит раскопки за собственные средства. Результат — пять выставочных проектов. Изделия из кости: гребешки, иголки, шахматные фигурки, детские игрушки — и сейчас представлены на одной из экспозиций. Ино­странные специалисты смотрят на это, широко раскрыв глаза. Они не верят, что кости со времен палеолита могли сохраниться в таком отличном состоянии. Удивительно, но здесь не столько заслуга человека, сколько природы: «костяшки» отлично себя чувствовали в торфяных залежах. 

Что же касается их хранения в фондах, то там к этому тоже относятся очень трепетно. Прежде всего, необходимо соблюдать температурный и влажностный режим. 

— Не так давно увидела свет новая инструкция, в которой целая глава посвящена этому вопросу, —говорит главный хранитель музея Светлана Гаврилова. — Стекло, керамику и металл, например, необходимо хранить при температуре 18—20 градусов, драгоценные металлы и дерево — 15—18. Кость отлично себя чувствует при температуре 14—15 градусов. Средняя влажность — 50—55 процентов. 

В отдельном ряду в этом плане стоит фотография. Снимкам надо 40 процентов влажности. Иначе им прямая дорога к реставраторам. Последние — главные партнеры хранителей, тщательно следящих за вверенными им коллекциями. Ведь даже при соблюдении всех температурно-влажностных показателей не всегда удается сохранить вещь в ее первозданном состоянии. Беда музеев всего мира — мыши — миновала наши. Но вот моль нет-нет да и заглядывает в хранилища. Приходится сушить на солнышке либо выносить ковры и одежду на мороз. Хранители подобных коллекций, кстати, ходят в респираторах: помещения просто пропитаны нафталином и дихлофосом. Если вещь не удалось спасти, ее необходимо реставрировать. 

Светлана Гаврилова утверждает, что подобные случаи скорее исключение. Как правило, реставраторам приходится работать с экспонатами, поступившими из экспедиций или подаренными коллекционерами либо случайными обладателями уникальных вещиц. Последние не всегда трепетно относятся к богатствам, доставшимся им от прадедов. Частенько уникальные рушники, книги, утварь пылятся на чердаках... 

По сохранности экспонатов НМИКБ впереди других музеев. Не случайно здесь уже дважды организовывалась школа музейных консерваторов. На курсы приезжали специалисты со всей страны, мастер-классы давали также профессионалы-ино­странцы. 

Подтверждением того, что экспонаты в музее действительно в хорошем состоянии, служит и проект открытого хранения фондов. Это, конечно, дело будущего. В новое здание на улице Фрунзе (бывший госпиталь) фонды окончательно переедут через три года. Вот тогда каждый желающий сможет увидеть, как хранятся экспонаты. Светлана Николаевна надеется, что это вызовет огромный интерес. Ведь в санкт-петербургской Русской деревне, где хранится музейный фонд, посетителей не меньше, чем в самом Эрмитаже. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости