Аполлон по имени Денис

С кого лепили статуи на фасаде Большого театра в Минске?

Статуи греческих героев на фасаде Национального театра оперы и балета имеют своих белорусских прототипов

Музу трагедии Мельпомену выбирали из женской половины крупнейшего модельного агентства. Ответственная же за пантомиму Полигимния, не дожидаясь гримас судьбы, сама явилась в мастерскую художника. Неожиданно, как обычно и приходят музы… Со знаменитыми скульпторами и их натурщиками познакомился репортер «Р».

Подиум потенциальных муз

В минском доме по улице Сурганова находятся мастерские Александра Финского и Геннадия Буралкина — известных белорусских скульпторов. Именно они, а также их коллега Михаил Шкробот и изваяли статуи античных героев, украсивших обновленное здание театра оперы и балета.

— На поиск натурщиц я отправился в модельное агентство, где что ни девушка, то потенциальная муза. Подиум буквально просел от наплыва претенденток, но когда продефилировала Полина Шуба, все померкли, — вспоминает Геннадий Буралкин, автор статуй Мельпомены и Полигимнии.

Так в студентке БГТУ, обучающейся на инженера-экономиста, уроженке Старых Дорог, мастер рассмотрел божественные пропорции и пригласил ее позировать в свой персональный храм искусства.

— Это было года два назад, — вспоминает сейчас уже студентка-заочница Полина, модель московского агентства. — Дважды в неделю я позировала Геннадию Васильевичу. Особенно важно, говорил он, передать линии ниспадающих тканей. Для этого приходилось надевать влажные платья и часами стоять в застывшей позе… На родину я приеду, к сожалению, только в июне. Тогда и увижу свою Мельпомену.

К слову, в модельном агентстве мэтр приметил еще одну пропорционально сложенную красавицу. Получив приглашение, девушка, однако, сослалась на трудности в учебе, затем в телефонных разговорах — на прочие проблемы.

— А ведь могла стать По-ли-гим-ни-ей! — по слогам, с пафосом говорит художник.

«Судьба улыбается отважным!»

Кредо минчанки Екатерины Любчик стоило бы усвоить каждому. Случайно узнав об ищущем прекрасную натуру скульпторе, она не стала ждать приглашения — нашла его телефон и позвонила сама.

— С первого взгляда изящество этой девушки покорило меня, и вопрос поисков Полигимнии был снят сам собой, — говорит Геннадий Буралкин. — В творческом процессе были задействованы фигуры и движения натурщиц, а вот верхние части статуй создавались исключительно по греческим оригиналам — бюстам античных богинь. Работать с девушками было легко. Они не капризные, хотя характеры у них разные: Катя экспрессивная, Полина не по возрасту рассудительна.

Кстати, Катя также модель. Сегодня ее красота уже покоряет Запад. «Телефонный мост» Беларусь—Италия — и девушка на связи.

— Здесь я полтора месяца, приехала вместе с модельным агентством. Уже в мае буду дома — виза заканчивается, да и родной нархоз (БГЭУ. — Авт.) ждет с зачетами и курсовой, — доносится счастливый голос. — Когда на фабрике художественного литья я увидела пятиметровое изваяние, испытала настоящий шок, как и потом, у здания театра, на котором красуется скульптура.

Семья Кати ее участие в грандиозном проекте не афиширует. Мама — повар, отец — технолог, брат — мастер в «Мингазе» скромно удивляются: «Если бы кто спросил, мы бы сказали. А так зачем?..»

— Катя получила мое воспитание. У сестры крепкий мужской характер, поэтому я и не сомневался, что все у нее будет так, как она того захочет, — говорит ее старший брат 26-летний Сергей.

Фаст-фуд и идеальные пропорции

— Как-то на репетициях в театре балета я рисовал артистов. Образ отдыхающей балерины показался очень чувственным, и я пригласил позировать артистку театра Ольгу Гайко, — рассказывает Геннадий Васильевич. — Однажды во время совместной работы понаблюдать за процессом в мастерскую пришел ее супруг Денис. Внешность у него — по всем канонам греческой красоты. Туловище, к примеру, как и положено, по высоте равно 8,5—9 головам. К слову, именно тогда я начал искать своего Аполлона.

С ведущим мастером сцены театра оперы и балета Денисом Климуком мы встретились сразу по возвращении актерской труппы с египетских гастролей.

— Диет я никогда не соблюдал, ведь ужинать приходится после спектаклей ближе к полуночи. Люблю фаст-фуд, ни в чем себе не отказываю, ведь лишнее при моих нагрузках все равно усекается. Гены? Никто из родственников, допустим, не обладает столь высоким ростом — 193 сантиметра. Да и мама говорит, что я ни на кого из родни не похож, — смеется артист.

Справедливости ради замечу, что окончательная модель Аполлона создавалась на основе двух эскизов, подготовленных Буралкиным и тандемом скульпторов Финский—Шкробот.

— Получился собирательный образ. При создании своего мы, кстати, обошлись без участия натурщиков. Да и две нимфы, что сейчас стоят по бокам Аполлона, также ваялись без «человеческого фактора», — открывает секреты Михаил Шкробот.

А муза эпоса, возможно, вы!

Утонченные женские силуэты в мастерской Александра Финского в явном фаворе. Рядом с ними уходят в тень бюсты классиков — Купалы, Туровского, Мицкевича… Мастер, однако, неохотно вспоминает о своих натурщицах.

— Идеального тела ведь не существует! Натура может подсказать только отдельные штрихи, о ее полном копировании речь не идет. Это на телевидении можно, найдя удачный ракурс, приукрасить человека. В нашем деле по-другому, ведь статуя должна быть совершенной со всех сторон, — поясняет художник.

Поэтому при создании музы танца Терпсихоры и эпоса — Каллиопы автор свел участие моделей к минимуму.

— Наибольшие трудности доставила именно Терпсихора. Ведь, с одной стороны, покровительницу танца статус обязывает находиться в движении. С другой, эти движения ограничивал общий строй вертикальных фигур. Однако выход был найден: мы придали богине позу начала танца, — продолжает он.

Под прессом настойчивых расспросов Александр Михайлович говорит о той, чье выразительное па нашло воплощение в бронзе:

— В Академии искусств я увидел прекрасную позирующую девушку и пригласил ее стать моей натурщицей. Она тогда училась в консерватории. Роскошная фигура, кстати, не имела ничего общего с параметрами современных моделей. После творческого сотрудничества мои связи с ней оборвались, и мы больше не виделись.

Богиня эпоса, оказалось, родилась исключительно как плод воображения и опыта художника.

— За долгие годы творчества выработалось профессиональное мышление, мозг научился фиксировать интересные образы. Особенно в этом плане интересно спускаться в метро поздним вечером. Именно тогда люди, преодолев все сложности дня, наиболее свободны, а значит, и пластичны. Именно в столичной подземке я часто ищу образы для своих работ. Так было и с Каллиопой… — интригует автор.

* * *

Сегодня перед входом в Большой театр с высоты птичьего полета зрителей приветствуют статуи четырех муз, двух нимф и бога искусств Аполлона. Без пафоса эллинских ораторов, эта греческая семерка уже в истории искусства нашей страны…

На снимке: Полина Шуба.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости