Антон Васюкевич: «Мы не фоновое радио, которое где-то там звучит»

1 сентября Первый национальный канал Белорусского радио начинает новый вещательный сезон

1 сентября Первый национальный канал Белорусского радио начинает новый вещательный сезон. Что от него ждать слушателям главной волны страны, какие новые проекты стартуют в первые осенние дни и есть ли контакт с жителями глубинки? С этими вопросами «Телерадионеделя» обратилась к главному директору Первого национального канала Белорусского радио Антону ВАСЮКЕВИЧУ. 



— Антон Борисович, для начала поговорим о новинках. Чем удивите слушателей в предстоящем сезоне, какие свежие проекты планируете запустить?

— В стране сейчас проходят важные политические события — выборы президента, в следующем году — выборы в парламент. Поэтому вполне логичной в этом контексте будет программа «Беларусь — новейшая история» — еженедельная общественно-политическая передача с ретроспективным анализом исторического пути становления молодого государства. Претерпит изменения и литературно-художественный пласт программ — к ним добавятся проект «Антология», основанный на постановочном чтении кратких рассказов, и поэтическая программа «Ад слова свеціцца жыццё». Мы — единственное радио в стране, где существует полноценное литературно-художественное вещание со своими радиопостановками и радиосериалами. Все это, как ни странно, пользуется популярностью и у молодежи. Друг моего сына рассказывал, что когда по литературе задали читать произведение белорусского автора, он обратился именно к радио и прослушал радиоспектакль, как раз звучавший на нашей волне. Вот так пытаемся завоевать и молодое поколение (смеется. — Прим. автора.). Предполагаю, найдет свою аудиторию и еще одна программа — «Траектория звука», которая будет выходить в Большой студии Дома радио. Она соберет в своих стенах профессиональных музыкантов. Такой живой концерт с элементами общения должен оценить слушатель. Среди новинок и то, о чем любит поговорить каждый из нас, — здоровье и погода. Поэтому сезон пополнится программами «Будьте здоровы» и «Про погоду и не только». 

— Найдется в новом сезоне место для передач о сельчанах?

— Конечно, ведь они – основная часть слушателей нашего канала. Для них выходит программа «Свая зямля» и «Сельская раніца». Первая передача о людях, которые всю жизнь проработали на земле. А вот «Сельская раніца» — более информационная. Тут и новости агропромышленного комплекса, последние сообщения о том, как развиваются разные отрасли сельского хозяйства нашей страны. Проект, понятно, создается в командировках. Наши корреспонденты, что называется, вживую увидят, как живет человек-хозяин своей земли. Немало выпусков будет посвящено развитию фермерского хозяйства, которое с каждым годом набирает обороты. Эти выпуски обязательно найдут своего слушателя. 

— Многие современные радиостанции стремятся к интерактивности. На мой взгляд, это правильно — кто, как не слушатель, укажет на ошибки или, наоборот, на достоинства эфира. Будет ли у вас ставка на интерактив и обратную связь?

— Согласен. Поэтому интерактивные программы — обязательная часть эфира. Такие проекты позволяют нам определить востребованность передач у слушателя, качество работы ведущих и уровень креативности авторов. Есть у нас даже негласное творческое соревнование — кому больше пришло сообщений на эфир. 

Конечно, вне всякой конкуренции программы поздравительные и музыкальные. И по ним, кстати, совершенно четко можем отслеживать технический прогресс: если раньше нам носили большущие мешки писем, телеграмм и открыток, которые мы разгребали неделями, то сейчас это в основном смс-сообщения и обращения в социальных сетях. Хотя страничку в Фейсбуке мы создали не так давно, уже имеем почти три тысячи подписчиков. Значит, как минимум столько человек нас выбрали. Кроме того, интерактив есть и в аналитических программах. Например, «Актуальны мікрафон». Люди по принципу прямой линии могут обратиться к эксперту в той или иной области. Конечно, чаще всего эти обращения носят частный характер и многие из них не отражают общих тенденций. 

— Но ведь как раз от частного можно перейти к общему?

— В этом и заключается мастерство специалистов-участников передач и самих журналистов, которые, отталкиваясь от локального примера, могут выйти на глобальный уровень. Ведь на один и тот же вопрос собеседник может ответить по-разному. А чтобы этот ответ не был односложным, журналист любыми силами и средствами должен добиться от своего собеседника интересного общения, вызвать своего оппонента на словесную дуэль…

— Стремясь занять верхние строчки рейтингов, многие радиостанции вводят видеоверсии программ. А вы задумывались над этим?

— Видеоверсии не за горами, к тому же и желание есть, и технические возможности, думаю, в скором времени появятся. Как раз недавно запустили новую студию, в том числе и с расчетом на то, что будет видеосопровождение эфира. Радио всегда сохраняет какую-то таинственность: что сейчас делает, что думает человек за микрофоном. Подсмотреть за этим, вероятно, хотели бы многие… 

— Но не произойдет ли с введением видеоверсии подмена понятий? Ведь традиционно для радио как раз и свойственен элемент загадочности и неизвестности.

— В эфире, помимо голосовых эмоций, есть и другие, например, мимика.

— Но ведь передавать такую картинку — цель телевидения…

— Безусловно, но есть жанры, которые без таких эпизодов теряют свою остроту. Например, «круглый стол» — дебаты, споры, общение… Вообще, у нас разговорное радио, большинство передач, которые несут информацию. И в этом мы, я считаю, выгодно отличаемся от всех остальных. Мы общаемся со своим слушателем и стремимся к тому, чтобы он нас слышал и понимал. Никогда не позиционировали себя как фоновое радио, которое где-то там звучит. Для нас главное — донести информацию до человека. 

— По данным социологического исследования, Белорусское радио предпочитают слушатели 60 лет и старше. Вас это не тревожит?

— На самом деле это не совсем верно. По обращениям в соцсетях и смс-сообщениях понимаем, что наша аудитория — не только состоявшиеся в жизни, чуть старше среднего возраста, умудренные опытом люди, но и молодое поколение. Конечно, их пока не так много, как нам хотелось бы. С другой стороны, и то, что нас не слушает так называемая суперпродвинутая, ультрасовременная молодежь, совершенно не смущает. Почему? У них совершенно другие жизненные принципы, образ жизни, стиль, если хотите. Да и, наверное, ценности иные…

— Вы считаете, что современная и ультрамодная молодежь, как вы ее назвали, не интересуется темами политики, например, или экономики, о которых вы так часто говорите, и неспособна воспринимать подобного рода информацию?

— Интересуется, но все же это свойство возраста — отдает предпочтение сенсационности. Мы же перед тем как выдать какой-то факт, десять раз его проверим. На наше радио из-за этого на форумах выплескивают немало критики, а бывает и просто грязи. Но пусть это останется на совести оголтелых критиканов, которые абсолютно не думают о других и считают себя центром земли. Потом все проходит, и когда-нибудь настает время задумываться, как организовать быт, семью. Поэтому и отличаемся от всех остальных. Не скажу, что мы очень модные, все же более консервативные, но зато не похожи на всех остальных. К тому же просто не можем себе позволить идти на поводу сиюминутной быстротечной и постоянно изменяющейся моды, сохраняем статус солидного, респектабельного, компетентного радио. С одной стороны, в этом наша уникальность, с другой — недостаток. 

У нас много идей, как развиваться и попасть в зону доступа  и интересов молодых людей. Нам интересно понизить возраст целевой аудитории слушателя, но и не потерять тех, кто уже есть. Пойти сейчас ва-банк и перейти  к  слушателям помоложе будет неверно: можно и без прежних поклонников остаться, и новых не приобрести. Сейчас мы уникальны, и стать похожими на остальных — значит, потеряться. Но точно могу сказать: будет меняться наша аудитория, будем меняться и мы.

— Не боитесь ли вы в погоне за качеством отстать от времени? Пусть вы не позиционируете себя как модное радио, но нужно понимать, что люди солидного возраста, ваши слушатели, скоро начнут разбираться в социальных сетях, будут требовать все нового и нового контента…

— Вы не представляете, с каким трудом мы вводили смс-сервис. Помимо того, что нужно было изменить мышление слушателей, необходимо было убедить и сотрудников, что это нужно сейчас. Вы правильно сказали, этим уже никого не удивишь. Привык человек звонить в эфир: и песни пел, и стихи читал, а сейчас мы это у него отнимаем. Но у других это все чаще вызывало раздражение. Поэтому и внедрили новую услугу, более удобную, рациональную, и люди привыкли. Поначалу горы писем приходили, мол, верните то, что было. Но на поводу у слушателей не пошли. Стремились к тому, чтобы идти вместе. Ведь как только где-то оказался неинтересен, нишу займет другой. Поэтому все-таки нужно делать ставку на качество. 

— Прежде чем стать руководителем, вы и сами работали в эфире. Каков он, в вашем представлении, образ идеального ведущего?

— Это в первую очередь мобильный человек, который чувствует аудиторию, где-то приспосабливается к ней, но при этом обязательно ведет за собой. Голос в нашей работе важен, есть люди, обладающие в этом плане уникальными данными, но писать тексты для передач не умеют. А есть те, кто пишут подводки потрясающе, но в эфире не звучат. В этом и есть специфика радиовещания. Для записи часто задействуем актеров, но нам интересно не только воспроизведение, но и сам процесс создания. Артист может сыграть журналиста, но не может им стать. Но и когда журналист становится артистом, тоже  не всегда хорошо. От этой «звездности» порой становится смешно. Ну и для разных форматов программ свои критерии. Поздравительную передачу, например, нельзя вести серьезно. Ведущий новостей — это человек в костюме, деловой. Сложнее всего ведущему информационно-музыкальных программ — он в костюме, но уже без галстука и с расстегнутым воротничком. 

— До Первого национального канала вы работали в районной газете «Бабруйскае  жыццё». Опыт газетчика пригодился на радио?

— Конечно. Именно в газете научился правильно работать со словом, чувствовать его. Если на радио оговоришься и, возможно, этого никто не заметит, то в печати это не пройдет. Но на газете я останавливаться не стал. К тому времени у меня накопился опыт сотрудничества с Радио Би-Эй, «Детективной газетой», «Частным детективом». Я был, можно сказать, криминальным корреспондентом: установились хорошие контакты с Бобруйской милицией, судами. Когда  раздавался  звонок и говорили, что есть интересное дело, просыпался журналистский интерес. А опыт Би-Эй очень помог, когда на Первом канале меня перевели из репортерской группы в группу ведущих новостей. Ну а чуть позже стали доверять прямые эфиры.

— Антон Борисович, в 25 лет вы стали руководить теми, кто еще вчера ставил вас на ноги как журналиста. Почему коллектив должен был довериться молодому менеджеру?

— В начале века Белтелерадиокомпанию настигли большие перемены. Изменилась технология производства: появился компьютерный монтаж. Поначалу трудно было обучить людей, которые до этого всю жизнь резали и клеили пленки. Многие уходили, но многие и приходили. В 2002 году мне от руководства поступило совершенно неожиданное предложение возглавить службу новостей. Самое главное, что коллектив у меня не развалился. Конечно, было сложно повести за собой, убедить человека, который в два раза старше тебя, что какие-то перемены нужны сейчас. Потом будет поздно. Были те, кто меня не воспринимал как руководителя… Я относился к этому с пониманием. Да и переживать было особенно некогда — тот момент, когда я возглавил Первый канал, был переломным для радиовещания. Предстояли трансформации, нужно было начинать новые проекты. Люди, которые с этим не согласились, ушли отсюда раньше, они просто не приняли перемен. Но чтобы руководить, нужно было учить и учиться самому. И этого принципа я стараюсь придерживаться и сейчас.  

bizyk@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?